Лиепа оформила балет в фитнес-клуб

Илзе рассказала “МК” о своей новой работе — тренером.

6 апреля 2008 в 17:58, просмотров: 374

Илзе Лиепа не похожа на умирающего лебедя. Несмотря на прибалтийские корни, темперамент у балерины бурный. На фестивале Dance Open, куда она приезжала в качестве приглашенной звезды, дива не только танцевала. На репетициях Лиепа занималась гимнастикой прямо на сцене. И выделывала такие кульбиты и мостики, что ей позавидовали бы Кабаева с Хоркиной.

— Как вы думаете, русский балет по-прежнему самый лучший в мире? Или мы сдали позиции?

— Когда мой брат Андрис работал в Америке, его пригласили на экскурсию в Белый дом. Все ходили и восторгались: “Посмотрите, вот такой экспонат, вот сякой…” Брат развел руками: “Вы знаете, сколько лет вашей стране, столько же существует русский балет!” Наш балет — как секрет английского газона. Все очень просто, но в течение ста лет его нужно каждый день стричь, ухаживать, поливать. И тогда он будет классическим, красивым. И наши русские хореографические традиции до сих пор сильны, они никуда не деваются. Но есть нюанс. Для того чтобы в балетном мире родилось очередное чудо, нужна команда единомышленников. А это — большая проблема. Повсеместно люди разобщены, собрать балетный коллектив, дышащий одной идеей, трудно.

— А русская классика по-прежнему вызывает интерес у мировой публики?

— Интерес вызывают не балеты, а “загадочная русская душа”. То, что невозможно пощупать и повторить. Ведь многие танцоры мира делают пируэты, техничные прыжки и вращения ничуть не хуже нас. Но духовное наполнение каждого движения повторить трудно. Мой друг Андрей Максимов однажды сказал: “Балет — это красиво, но очень отстраненно. Нельзя же сопереживать лебедю”. Я как человек, выросший в балетной среде, с этим не согласна. Мне случалось видеть такие спектакли, где из-за судьбы лебедя публика рыдала.

— Вы когда-то хотели уехать за границу. Что удержало?

— Лет 15 назад вела переговоры с труппой Роллана Пети в Марселе. Причем не я приехала к нему, а он приехал в Москву и увидел меня. Предложил хороший контракт. Я долго металась, но все-таки осталась дома, в Москве.

— Дома? Вы считаете себя русской, несмотря на прибалтийские корни?

— Да. И мой отец считал себя русским. Вся его сознательная жизнь прошла в Москве, это был абсолютно его город. А прибалтийским оставался лишь темперамент папы. В этом наш семейный секрет — характер не очень виден внешне, но мы буйные внутри. Я тоже женщина-огонь. Осторожно!

— Глядя на красный комбинезон, в котором вы репетировали, не сомневаюсь. То, что на вас надето, - особая балетная мода?

— Балетная мода движется семимильными шагами. Но она подчинена нашему удобству и комфорту, а не красоте. И молниеносно откликается на новинки научно-технического прогресса. Недавно создали ткань, которая предохраняет тело от остывания, мы сразу же накупили таких комбинезонов. Под комбинезон можно надеть еще целый спортивный костюм. И спокойно потом разогреваться.

— А почему вы, модница, не пошли на ТВ и, как Анастасия Волочкова, не стали участвовать в ледовых шоу?

— У меня всегда хватает здравомыслия остановиться. И не потому, что для меня это этический вопрос. Просто если ты балерина, надо думать о ногах! Мне когда-то дал потрясающий урок Фарух Рузиматов. Вместе мы были на гастролях в Аргентине, и там в выходной труппу повезли на ранчо. Лошадки, свежий воздух, зеленая травка. Все забрались в седла и стали кататься. А Фарух сидел и взирал на это со стороны. Я его позвала: мол, смотри, как здорово, давай отдохнем активно! А он совершенно спокойно ответил, что не имеет права рисковать своими ногами. Это правильное отношение к профессии, теперь такой же позиции придерживаюсь и я.

— Шоу-бизнес и балет, на ваш взгляд, совместимы?

— Совместимо все. Вопрос, насколько каждому отмерено вкуса и таланта.

— Вы не только танцуете, но и играете в театре. А недавно, говорят, стали тренером по фитнесу?

— Мой отец — танцор, а мама — драматическая актриса. Поэтому попробовать себя в театре было бы логично. А фитнес… Сначала я увлеклась им сама, а потом открыла студию персонального тренинга под Москвой. Учу и йоге, и красивой пластике, и пилатесу. В общем, работаю с проблемами женщин. Пилатес тренирует глубокие мышцы, эта гимнастика делается в очень медленном темпе. Хорошая реабилитация. Лично я, когда увлеклась этим методом, перестала испытывать стресс. Исчезли нервные срывы. И появилось умение концентрироваться на движении. Занимаюсь по часу каждый день, хотя на самом деле можно реже — два-три раза в неделю. Естественно, женщины приходят ко мне с целью похудеть, подтянуться. Но мне кажется, такой посыл не очень верен. Не надо стараться худеть, надо понять, зачем тебе это.

— Сейчас многие психологи советуют не худеть и потеть в спортзале, а полюбить себя такой, какая есть. Полненькой и неидеальной. Вы не согласны?

— Непростой вопрос. Я даже книгу об этом начала писать. Мне кажется, что женщина должна следить за собой, но я абсолютно против того, чтобы мы приравнивали себя к образам с глянцевых обложек. Мы хотим измениться, чтобы нравиться мужчинам. А на глазах мужчин — шоры, навязанные новомодными журналами. И молодые девчонки пытаются жить по таким нормативам. Женщине в современном мире важно сохранить свою индивидуальность. Я учу своих клиенток ходить, одеваться, размышлять. И главное — правильно двигаться. Потому что на духовный облик это откладывает большой отпечаток. Балетного человека в толпе ведь сразу видно, правда? А еще, я думаю, современной женщине очень важно заставлять себя отвечать на вопросы. Простые: “Зачем? Что я здесь делаю? Почему иду в фитнес-центр? Почему выбрала именно такую форму для занятий”. И раскручивается такая цепочка! И мы находим в себе тако-о-о-е!

— А себе вы подобные вопросы задаете?

— Да, и такие неожиданные ответы порой получаю! Недавно поняла, что нельзя себя выключить из жизни. И что сейчас для меня на первый план вышла семья. Под этим сообществом я понимаю и мою маму, с которой вижусь не так часто, и моего брата, я хочу участвовать во всем, что он делает. Наверное, это и есть самое главное зернышко, с которого начинается наша жизнь. Какие бы деньги и образование вы ни дали своему ребенку, есть вещи, которым, кроме вас, его не научит никто. А они — основа жизни. Для нашей семьи духовный стержень — это вера. И я уверена, что мои дети вырастут достойными хотя бы потому, что я этот стержень в них заложила.



Партнеры