На бога надейся, а сам не плошай…

Именно эта русская поговорка приходит на ум в связи с судебными разборками, учиненными нам некой общественной организацией аж с международным статусом “Всемирный русский народный собор”.

7 апреля 2008 в 17:56, просмотров: 1399

Не перестаю удивляться, пафоса-то сколько! И всемирный. Прямо как “всемирная паутина”. Он же русский. Все русские как один. Он же народный. Времена другие, люди другие, а слова Ульянова живы и по сей день: “страшно далеки они от народа”. А народ, возможно, видят “только из окна своего персонального автомобиля”? Да еще и собор. А при чем тут тот Собор? Или это собор в смысле “главная, большая церковь”? Тогда в чем смысл? Ведь есть РПЦ.

Со школьной скамьи всем известно, что церковь у нас отделена от государства. И все тут, ничего не попишешь. А как не хочется быть в стороне от дел “насущных”. Таких, как использование Стабилизационного фонда или других госкубышек, землицы и прочих активов страны. Но церковь — это церковь. А вот если в ином обличии, к примеру в виде общественной организации, то, как говаривал персонаж известного фильма “За двумя зайцами” Голохвастов: “Это совсем другое дело”. И ограничений уже нет. А то, что здесь мы священнослужители, и в рясе, и не вмешиваемся, а тут хоть и в рясе, но уже не мы, ничего, можно и вмешаться.

Читаю устав этого ВРНС об их целях усиления роли Православной церкви в жизни общества, содействия взаимодействию Православной церкви с традиционными религиями России, о том, что отделения ВРНС создаются при “духовном окормлении и участии руководства местных Епархиальных управлений РПЦ”, и другие посылы. И меня не покидает чувство, что все это уже есть и это — РПЦ. А что, РПЦ не может укреплять свою роль в жизни общества? Или РПЦ не в состоянии сама взаимодействовать с традиционными религиями России?

Но вернемся к нашему суду. Иск ВРНС ничем не примечателен, как и многие другие о защите деловой репутации. Практика судебной защиты деловой репутации достаточно обширная и взвешенная, чтобы утверждать, что иск ВРНС безосновательный и удовлетворению не подлежит: не было в публикации никаких сведений, которые бы можно было отнести к порочащим истца. Мы тоже так думали и положились на волю… Бога. Богу все видно. Мы в своей правоте уверены: закон — он для всех. Ведь вера — это убежденность, уверенность. И если человек силен верой, то ничто не ввергнет его в сомнения.

А потом как же нас удивило вынесенное судом решение, которым постановлено опровергнуть все и вся: даже те сведения, которые не являются утверждениями о фактах, мнением автора. И уж тем более кажется невероятным, что звучание концерта Большого симфонического оркестра имени Петра Ильича Чайковского кого бы то ни было может опорочить.

И стало очевидно, что Бог тут ни при чем: вероятно, заказчики не сильно рассчитывали на успех своей судной “кампании” и подстраховались. Может, телефонное право, ведь его пока никто не отменял. Или, может быть, суд испугался: вдруг анафеме предадут за неугодное решение?

Повинуясь этому странному судебному акту, публикуем опровержение суда, по прочтении которого у любого здравомыслящего возникает вопрос: а был ли Собор? И почему безобидный вопрос журналиста, кто был на Соборе, кто кого и на каком основании посылал на Собор, расценивается самим Собором и судом иже с ним как порочащий?

ОПРОВЕРЖЕНИЕ

Сведения, опубликованные в статье Сергея Бычкова “Владыка Динамит” в номере газеты “Московский комсомолец” от 6 марта 2007 года о том, что: “Всемирный Русский Собор начался со скандала”; “Прозвучал концерт Большого симфонического оркестра имени Чайковского под руководством дирижера Владимира Федосеева”, а также сведения, опубликованные в статье Сергея Бычкова “Соборян не допустили к кубышке” в номере газеты “Московский комсомолец” от 9 марта 2007 года о том, что “Он (Собор) был приурочен митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом (Гундяевым) к грядущим выборам в ряде регионов Законодательных собраний”; “Непонятно, по каким признакам, кто и кого посылал на Собор. Неясно даже, сколько соборян присутствовало в храме Христа Спасителя”; “Ни одного сколько бы значимого светского деятеля, кроме полпреда Георгия Полтавченко, на Соборе не было”; “Главная цель Всемирного русского, как ее определил “мотор” Собора — владыка Гундяев, разбить кубышку. То бишь Стабилизационный фонд” — не соответствует действительности, не имели места в реальности и порочат деловую репутацию Международной общественной организации “Всемирный Русский Народный Собор”.



Партнеры