Нет медали, пока не дали

Шансы наших гимнастов в Пекине трудно оценить даже теоретически.

10 апреля 2008 в 18:21, просмотров: 291

Подойти сегодня к гимнастическому тренеру и спросить, сколько мы завоюем медалей на Олимпийских играх, — все равно что дежурно пошутить. Прогнозы? Их тоже не будет. Очень аккуратный сдержанный оптимизм? Это годится. Раз в сборной регулярно уже появляются золотые медали, значит, прогресс идет. Хватит ли его для удачи в Пекине? Смотря что называть удачей.

За последние годы и главный тренер наших гимнастов Андрей Родионенко, и его ближайшие помощники не раз признавали, что российской гимнастикой были провалены два олимпийских цикла, поэтому придется восстанавливать утраченное. Потерять — легко, построить заново — проблема. “Все ждут успехов? А почему? Привычка права на успех не дает. Надо быть реалистами. К Играм в Пекине вернуться на прежние, лидирующие позиции нам не успеть”.

Они нам говорили это часто. И были наверняка правы. Потому что знали, например, что почти нигде в провинции нет в залах достойного оборудования. И что полный комплект оборудования стоит приблизительно три миллиона долларов. И чтобы его растаможить — надо заплатить еще миллион.

Что сначала нужно для сборной было найти тех людей, которые способны идти на сложные элементы, у которых хватило бы здоровья. Что набирали детей с травмами, которых нужно было вылечить, восстановить и потом только с ними работать. У кого-то спина не выдерживала, у кого-то ноги. Что в сборной доучивали ребят тому, что они не освоили в детстве. И что надо радоваться даже малейшим шажкам вперед. На золотой медальный дождь рассчитывать не приходится…

Все это специалисты говорили. А мы все равно ждем. По привычке или по природному оптимизму — это как хотите. Но ждем. Потому что Ксения Семенова, например, не должна была только что во Франции на женском чемпионате Европы выигрывать “золото” на бревне, ее коронный уже вид — брусья, а вот выиграла и то, и другое. И командные соревнования мы могли вполне выиграть, не хватило дебютного опыта…

* * *

Андрей Родионенко признается сегодня, что формировать команду на Олимпийские игры будет чрезвычайно сложно — нет права на ошибку.

— Помимо состава что за проблему считаете основной?

— Здоровье. Это основа всего.

— С неожиданными трудностями можете столкнуться?

— Если будут неожиданности, то нас надо увольнять.

— Но все же люди есть люди…

— Согласен, есть какие-то индивидуальные особенности. Но проблему надо видеть в целом. Мы сейчас очень внимательно следим за состоянием здоровья наших спортсменов. И получили много полезной информации, потому что привлекли к работе биохимию. Постоянный контроль крови — несколько раз в неделю — помог решить проблемы, которые мы не можем увидеть ни методически, ни педагогически. Пытаемся использовать рекомендации, которые дают психологи, но, к большому сожалению, эти психологи не связаны с нашим спортом. Кто-то работал с легкой атлетикой, греблей, кто-то с велосипедом. А гимнастика — это когда спортсмен один на один со снарядом. И судьи, причем серьезные, и каждый норовит укусить — что тоже немаловажно. Эти внутренние сложности вида спорта понимают не все. А гимнасту важно быть очень устойчивым психологически, насколько возможно — здоровым, насколько возможно — надежным, стабильным. Если в целом мы решим эти проблемы, тогда и индивидуально они будут решаться легче.

— Какие рекомендации вы получили от медиков?

— Например, по нормированию нагрузки в недельном цикле, кому и как это делать. Как ведет себя организм в процессе повышенных нагрузок? Для людей, которые тестируют сборную, это тоже очень интересно, потому что с гимнастикой никто дела раньше не имел. Нам говорят, причем с научной точки зрения, что гимнастика — самый трудный вид спорта. Именно потому, что в нем сочетается много несочетаемого. Какой может быть помощь? Новые виды восстановления — специальный массаж, разные виды питания. Нам нужно “всего-то” решить два вопроса — увеличить работоспособность в течение недели и сократить время восстановления между тренировками.

— Если вернуться к итогам чемпионата Европы — понятно, что за несколько месяцев до Игр нельзя бесшабашно радоваться успехам, но все же вы должны быть довольны: шаг вперед сделан…

— Вы знаете, это палка о двух концах. Доволен тем, что произошло, и в то же время озабочен некоторой непредсказуемостью в формировании команды. Когда формируем — надеемся на то, что выбранные спортсмены оправдают ожидания. Но — не все оправдали. И важно понять: что это? Срывы — это психологический случай или трагический? Или медицинский, с какой стороны к этому подойти? Если это просто нехватка тренировок — одно дело, если рожденный ползать летать не может — другое.

— Но, может, например, ошибки 15-летней дебютантки Ксении Афанасьевой не стоит пока рассматривать так жестко?

— Время не дает возможности рассматривать любой срыв по-другому. У нас действительно нет права на ошибку — три гимнастки выступают, и оценка каждой должна давать зачет. Если раньше был другой регламент и одна спортсменка имела право ошибаться — сейчас ситуация другая.

— И все же дебют есть дебют…

— Мы же все сейчас рассматриваем с прицелом на Олимпийские игры? Тогда так — олимпийской команды у нас пока нет, она только формируется. На чемпионате важно было понять: на кого мы можем рассчитывать на Играх, а кто еще не готов для выступлений на таком уровне.

— Вы уже кого-то лишили всех шансов?

— Нет. Просто у кого-то шансов поехать в Пекин стало больше, а кому-то надо доказывать, что неудачное выступление на Европе было случайностью. Это будет болевой точкой многих: вот успеет ли Аня Павлова как следует подготовиться к Играм? Пока с ее очень сложным прыжком есть проблемы. Что покажет дальше Афанасьева? Пропустила чемпионат Юля Ложечко, мы ее поберегли сознательно. Она перенесла грипп буквально перед отъездом, и мы решили, что для нас Олимпийские игры важнее, чем Европа. Грипп опасен осложнением, а здоровье, как я уже говорил, — это основная наша проблема. Тем более скамейка запасных у нас не двойная, даже не полуторная.

— Сейчас все претенденты начнут очередной сбор?

— Ближайший крупный турнир — это этап Кубка мира 29—30 мая в Москве. 15 апреля начнется контрольный сбор, куда пригласим всех. Посмотрим, кто чем дышит. Кстати, возвращаясь к результатам чемпионата, приоритетными для нас были командные соревнования. Мы стали вторыми. И это даже хорошо.

— Боитесь головокружения от успеха?

— Нет, возвращаюсь к основной теме — на все смотрим с прикидкой на Игры. Победа могла бы ввести в заблуждение, что все здорово. По сравнению с предыдущим чемпионатом Европы мы сделали шаг вперед — тогда у нас было третье место. Но слабые места высветились. Сейчас — время выводов, потому и ухожу от вопроса, говоря о двух концах палки.

— Соперники вас успели заинтриговать?

— Команда Франции, мягко говоря, удивила третьим местом. Для них это потрясающий успех. У румынок довольно много слабых мест оказалось. Собственно говоря, мы и проиграли-то им только после падения на вольных Ксении Афанасьевой. Но надо помнить, что не только мы сейчас делаем выводы, соперники тоже. К тому же, как это ни банально, но Европа не мир. Добавляются сильные страны, мандраж, психологический стресс.

— Про медали не говорим, а про оптимизм?

— Он есть. Хочется выступить достойно. Показать ту гимнастику, которую всегда показывала Россия. Мы отличаемся от китайцев и от американцев. Наша гимнастика по-настоящему красива. Мы допускаем ошибки, но это ошибки краткосрочной подготовки. Китай потратил на подготовку шесть—восемь лет, а мы — несколько лет.

— Три недели контрольного сбора, который вы проведете перед Играми, — достаточное время для адаптации?

— Вполне. Но сегодня мы столкнулись с не очень приятной для озвучивания вещью. Коль скоро так сложна гимнастика, то мы в первую очередь рассчитываем на помощь врачей. С этим никто не спорит. Но Олимпийский комитет, занимаясь аккредитацией людей, представляющих команду, вдруг решил по-другому. Запрос мы делали очень давно и в соответствии с международными нормами на основании регламента: шесть участников команды, три тренера, менеджер, врач, массажист — это состав команды. Мужская и женская — одинаково. Общий состав делегации — 25 человек, стандарт, на что и рассчитывали. Но получаем квоту от Олимпийского комитета: на две команды — один врач! Команды тренируются в разных местах, в разное время. Что делать нам и этому врачу? Пытаемся выяснить — молчание. Экономить на врачах по отношению к этим детям, только начинающим свой путь во взрослой гимнастике? Если бы мы попросили больше, чем положено… Я впервые об этом говорю, потому что до этого мне казалось, что вопрос легко решаем. Но дважды два четыре иногда сложно доказывать. Видимо, придется…

* * *


А знаете, что сказала крошечная чемпионка мира и теперь уже Европы Ксения Семенова? “Чем больше буду работать, тем чище у меня будут линии, тем проще выступать. Можно подумать и о том, чтобы носочки тянуть…” А ее тренер Марина Назарова переживает, что Ксюша за последние полгода выросла на шесть сантиметров. Для родителей это и то проблема — одежду менять надо, а для брусьев? Но все — в один голос: надо работать, время есть. И Ксюша тихо признается: “Я снарядов не боюсь — на вопросы отвечать затрудняюсь. Вдруг ляпну что-то? А с Настей Люкиной бороться могу, уверена”…
И как нам не надеяться?



Партнеры