Вилки, ложка и красная дорожка

Ради ВВП встало больше партийцев, чем ради Медведева

15 апреля 2008 в 18:18, просмотров: 819

На исторический съезд в Гостиный Двор журналисты прорывались с боем — по нескольку десятков человек старались пройти одновременно в одну дверь, спеша попасть внутрь.  “Центровые” члены партии появились примерно в 11.20, то есть гораздо позже...

По красной, практически фестивальной дорожке прошли министры Кудрин, Голикова, Козак и певец Расторгуев, под песню которого в ночь выборов 2 марта совершили исторический проход на концерт на Васильевском спуске два президента. На этот раз Николай, правда, “Давай за них, давай за нас…” не пел, зато прогуливался с бейджем “Организатор”.

Путин и Медведев по красной дорожке, правда, не пошли: в сопровождении Грызлова, Лужкова, Шойгу и Шаймиева они зашли на сцену откуда-то сбоку.

Грызлов, открывавший съезд, говорил весьма образно и с неожиданными логическими ходами. Например, заявил, что у “российских СМИ нет иной перспективы, как услышать голос общества своей страны”. А пассаж “в стране нет еще достаточного спроса на мозги” послужил вводным для обещания взять под партийный контроль госкорпорации. Бурными аплодисментами была встречена фраза: “Вилки в законодательстве позволяют взяточникам есть икру ложкой”...

Впрочем, от оратора ждали другого, и он наконец произнес это: “Хотел бы пригласить президента Владимира Владимировича Путина и избранного президента Дмитрия Анатольевича Медведева в партию”. И, кивнув последнему, добавил: “Единая Россия” — это ваша опора… Мы к этому готовы, мы сильная партия”. А сильнее стать им поможет, с точки зрения Грызлова, если Путин, “лидер нашего федерального списка”, станет премьером, тем более что парламентские выборы “подтвердили его статус национального лидера”. Честно говоря, этот пятистопный ямб в адрес действующего президента наводил на подозрение, что избранному главе государства членство в партии предложили только из вежливости. Главное — чтобы Путин дал согласие.
Впрочем, Медведев явно стать партийным не торопился. В ответной речи он рассуждал, что хоть он и “ЕР” “очень близки идеологически, по сути это партия моих единомышленников”, участие в ней счел “преждевременным”. Предпочел бы остаться вне партии и после инаугурации. А вот Путин — другое дело, для него это предложение, по мнению Медведева, “логичное и своевременное”, поскольку позволит как усилить партию, так и придерживаться выбранного курса, раз правительство будет опираться на парламентское большинство.

Путин придерживался совершенно иного тона. Да и встречали его выход к трибуне по-другому: если, приветствуя Медведева, встал только президиум, под ВВП государства поднялся весь зал. С какой-то очень теплой, почти отеческой интонацией Путин рассуждал о том, что в Гостином Дворе собрались “очень разные люди, но всех нас объединяет любовь к России — и это значит, что сегодня здесь собрались единомышленники”. И с особой душевностью он вспомнил о том, что партия победила на парламентских выборах, а на президентских — “тот самый человек, которого я рекомендовал”. Мол, это те самые условия, по которым он готов “с благодарностью принять предложение” Грызлова и “взять ответственность и возглавить “Единую Россию”. На этих словах зал вновь встал и зааплодировал действующему президенту.

Еще не стих звук оваций, а Путин уже выдвигал условия, на которых он согласен руководить партией: вступление не раньше, чем после инаугурации Медведева 7 мая, Грызлов должен “и дальше курировать текущую деятельность партии”, а сама “ЕР” должна быть разбюрократизирована и “очищена от случайных людей”.
Скороговоркой Грызлов сообщил, что председатель партии избирается с 7 мая сроком на 4 года — за это проголосовали очень быстро. Под очередные аплодисменты Путин пожал руки новым коллегам и вновь вышел к трибуне. С обещанием сделать “все, чтобы укрепить авторитет партии и использовать ее возможности в интересах страны”.

На этом съезд и завершился — публика тянулась из зала в легкой эйфории. Впрочем, тут возникла небольшая заминка: со словами: “Закрывай, Витек, никого не выпускать” — служба охраны отсекла половину членов партии большим белым щитом на колесиках. Через несколько минут ничего не понимающих партийцев все-таки выпустили. В жизнерадостном настрое они в большинстве своем не были готовы к вопросу, означает ли руководство Путиным партией его автоматическое членство в ней, или партбилет Путин получит позже.

Губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко сочла, что это “не столь важно”. “Свершилось главное — он возглавил партию, если устав позволяет руководить партией без членства — ничего такого в этом нет”, — рассуждала губернатор. Сама она, кстати, вступать в ряды “Единой России” не спешит. Губернатор Калининградской области Георгий Боос, в свою очередь, отвечая на вопрос “МК”, пришел к выводу, что членом партии Путин “станет в этом году”. Любовь Слиска размышляла, что Путин получит партбилет 8 мая — после инаугурации. А политолог Сергей Марков счел, что ВВП и не надо вступать в партию: “То, что он не входит в состав партии, означает, что он сохраняет свободу действий, не подчиняясь строгой партийной дисциплине”.




Партнеры