Волонтеры клубятся домами

“Мы не покрасить- поклеить. Мы — дружить”

15 апреля 2008 в 16:39, просмотров: 638

Илья — биржевой трейдер. На его рабочем столе стоят четыре монитора. На трех из них — графики и цифры. А на четвертом он в форуме планирует очередную поездку в Люберецкий детдом.
Ольга трудится в серьезной финансовой структуре. Международные инвестиции, кризисный менеджмент, что-то очень серьезное, не знаю точно. Но когда она утром еще дома включает компьютер, в ее “аське” уже бьются 30 сообщений, и все на одну тему — детдом. И этими сообщениями она займется с утра в первую очередь, а потом продолжит поздно вечером.

А вы думали — легко рулить Клубом волонтеров из 400 человек?

Все уже посчитано. Даже количество людей, готовых помогать детдомам. На сегодняшний день — это каждый пятый россиянин. Ура!

А вот больше половины опрошенных говорят, что они хотели бы оказать помощь, да вот нет у них для этого достаточно денег или свободного времени. Причем для жителей Московской области отсутствие времени является одной из главных причин — об этом говорят 20% опрошенных.

Еще 12% помощь оказывают. Но в основном поддержка выражается в пакете одежды или мягких игрушек.
Лично, своими ногами до детдомовцев доезжают единицы. И большинство из них состоят в Клубе волонтеров — крупнейшей волонтерской организации, которая помогает детским домам и интернатам не в качестве спонсоров, а в качестве друзей. Как говорят Ольга и Илья, “мы не покрасить-поклеить, мы — дружить”.

“На личную жизнь времени не остается...”

Спортсмены не любят, когда про них говорят “бывший”. Но профессиональный автогонщик Илья Екушевский на самом деле больше не занимается спортом. Сейчас его время поровну поделено на две части — биржа и поездки в детдома. Причем биржа американская, поэтому его трудовой день приходится на ночь. А все остальное время он посвящает детдомам.

 
— На сегодняшний день это заменило все. Все свободное время, — признает невыспавшийся и небритый Илья.

 — На личную жизнь времени не остается...

 А началось все в 2005 году.

— В Интернете мы увидели объявление: администрация детдома в Смоленской области просила помощи, — вспоминает Илья. — Мы с друзьями провели благотворительные автогонки, собрали 2000 долларов, купили канцтовары, краски-кисточки, средства гигиены. И поехали. Было нас тогда около 10 человек. И вот когда приехали, то поняли, что материальная помощь — это не главное. Нет, ничего ужасного не было. Дети не висли на шее, мамой-папой никого не называли. Но на нас смотрели, как на американцев: надо же — люди в нашу глушь приехали!. Ведь что такое, например, сельский детдом? От Москвы — 100 км, от ближайшего города — 50 км.

 Мы увидели такой дефицит общения! И стали приезжать к ним раз в два месяца просто поиграть в футбол и пообщаться…

 
Постепенно к поездкам стали подтягиваться “друзья и знакомые кролика”. Сообщество росло, и к концу 2006 года посетителей для одного детдома стало слишком много.

 
— Тогда мы решили взять под опеку еще несколько детдомов, — говорит еще один из организаторов клуба Ольга Каталина. — Причем тех, в которые спонсоры едут дольше всего, — коррекционные, сельские. Теперь их у нас 19 из 8 областей. Из них 4 находятся в Подмосковье — по два в Люберцах и Серпухове...

“Им деваться друг от друга некуда!”

Это случается как-то вдруг. Живет себе человек, живет, ходит в боулинг и на дискотеки, пьет пиво с друзьями по пятницам. И неожиданно понимает — дальше так нельзя. Неинтересно. Странно. И тем более невозможно так жить в мире, в котором существуют детдома.

 
Понятное дело, это касается не каждого. Но очень часто, как только человек узнает о возможности поехать в детдом и чем-то помочь живущим там детям, он со всей энергией вливается в ряды волонтеров. Неудивительно, что всего лишь за два года клуб разросся до 400 человек. И каждую субботу в разные детдома едут 80—100 москвичей и жителей Подмосковья.

 
Для Алисы и Арсена их первым сиротским учреждением, который они вообще увидели, стала Серпуховская школа-интернат.

 
— Приехали. Впечатление, конечно, удручающее, — вспоминает Алиса. — Старое здание, требующее ремонта. Маленькая территория со слабенькой детской площадкой и что-то вроде футбольного поля. Ну и — дети…
Надо сказать, что портрет “среднего” волонтера выглядит так: 25—30 лет (до 18 в клуб не принимают), не женат/не замужем, высшее образование, разносторонние интересы, хорошая работа. Поэтому у большинства волонтеров своих детей пока нет. И когда они едут в детдом первый раз, несколько волнуются. Но все оказывается не так страшно.

— Мы тогда в Серпухове начали с простого, — вспоминает Алиса. — Взяли мелки и вместе нарисовали картину на асфальте. Причем на 80% инициатива исходила от ребят.

— Но когда опыта общения с детьми не так много, наверно, надо за языком как-то следить?

— Да никаких особых правил нет. Просто нельзя задавать вопросы о прошлом. Потом, когда подружишься, он сам все расскажет, если захочет. Понимаете, они ведь день за днем, год за годом видят рядом с собой ТОЛЬКО тех, кто сидит с ними в одном классе. Им деваться друг от друга некуда. И неоткуда взяться новым интересам. А мы им этот интерес даем — рассказываем, учим чему-то.

— Дети очень любят, когда мы привозим фотопринтеры, — говорит волонтер Арсен. — Мы им всем сделали фотоальбомы. И есть отдельное занятие — учим фоторамки оформлять.

— А не хочется забрать кого-то с собой?

— Мы ездим без этой цели. Их нельзя предать еще один раз, — отвечает Арсен. — Хотя с нами ездят и будущие приемные родители. Это помогает им самим снять какой-то барьер. Они видят, что это нормальные дети.

“Детям кажется, что их выселили, задавили…”

Поначалу клуб просто устраивал праздники. Но потом волонтеры заметили, что дети начали откровенно ждать подарков. И тогда они поменяли направление на мастер-классы.

— Мы пытаемся самим детям показать, что они не изгои, — говорит Илья Екушевский. — Особенно это касается сельских детдомов, когда до ближайшего крупного города больше ста километров, а вокруг — только поля и леса. Им кажется, что их выселили, задавили. Рядом — всего одно учебное заведение, в котором учат, допустим, на маляров. Дети рыдают на выпускном, они боятся внешнего мира…

И волонтеры привозят им этот мир.

— Среди нас есть телеведущие, спортсмены, архитекторы, рекламщиков много, фотограф есть, военный, — рассказывает Ольга Каталина. — И вот кому есть что интересное рассказать, делает мастер-класс. Есть у нас перкуссионист — он везет барабанов штук десять, шуршалки всякие. Целый день он с ребятами занимается, а в конце дня они дают совместный концерт. А есть отдельное занятие — как составить резюме…

 
У Ильи — два мастер-класса: футбол и… игра на бирже!

 
— Ну конечно, — поясняет Илья. — Пусть понимают, что есть курс доллара, что он меняется. Они не знают цену деньгам. Плеер меняют на 50—100 рублей. Были случаи…

Но обычно он приезжает в детдом и с ходу спрашивает: “Ну что, отыгрываться будем?” — и ведет детей к футбольному полю.

 
— До нашего приезда они и в футбол играть не умели.

— Да? А я думала, что это генетическое умение для мальчиков.

— Нет, поначалу они не знают тактики. Так и бросаются 20 человек за мячом.

Зато теперь команда волонтеров стабильно проигрывает в любом своем “подшефном” детдоме.
К концу года организаторы думают охватить уже 25 детдомов. Причем они не считают, что это много.
— Дернешься всем помогать, никому не поможешь, — говорит Илья. — А мы систематически поддерживаем тысячи детей. Хотя все делаем на коленке...

— И надо сказать, что не все, кто регистрируется и помогает нам “гуманитаркой”, потом с нами ездят, — добавляет Ольга Каталина. — Но очень интересно наблюдать, как меняется мировоззрение человека после первой поездки.

И мы даже не знаем, кому это больше нужно — детям или взрослым…

ПОСОДЕЙСТВОВАТЬ РАБОТЕ КЛУБА МОЖНО:
личным участием или “гуманитарной помощью”. Только, пожалуйста, не везите старые вещи и игрушки. Гораздо больше пользы принесут канцтовары (фломастеры, альбомы, раскраски, карандаши), средства гигиены (мыло, туалетная бумага, зубная паста, салфетки для девочек), учебные пособия (карты и учебная литература).

 Подробности на www.club-volonterov.ru



Партнеры