И Тургенев откинул коньки

Веселуха про “Отцов и детей”

15 апреля 2008 в 15:19, просмотров: 801

В “Табакерке” играют “Отцов и детей” Тургенева. Режиссер Константин Богомолов, выпускающий в подвале один спектакль за другим, категорически отказался от трепетного отношения к классике, никого этим не удивив.

По поводу лишних людей и, в частности, человека Базарова хочется сказать что-нибудь новенькое. Свежий взгляд на предмет, причем не очень любимый со школьных лет, уже гарантирует начало спектакля. Помещик Кирсанов (Виталий Егоров), мерно постукивая спицами, вяжет — петелька-крючочек — детскую кофтенку.

Причем по тому, каким образом он вытягивает петлю, видно, что артист имеет навык в вязальном деле — в прямом и переносном смысле. Петелька-крючочек, петелька-крючочек — это уже из мастерства актера по системе Станиславского. И поначалу “Отцы и дети” обещают именно такой подход. Однако…

— Московское время 6 часов, — бодрым голосом сообщает репродуктор.

И тут же — боже царя храни.

И тут же — раздвигают стол, как перед приходом гостей, и извлекают на свет божий младенца. Точно из стеклянного гробика. К счастью, не живого, а кукольного.

Тут же — младенца тряхнут за ноги и будут помахивать им, как бельем после стирки. И еще прошлую жизнь смонтируют с песней про целину с ключевой фразой: “Будет веселуха”.

Собственно веселуху и попытался устроить г-н Богомолов на тему г-на Тургенева. Ход мысли режиссерской обаятельно понятен: проблема отцов и детей из разряда вечных. Цивилизации гибнут, формации и президенты меняются, а заморочки между потомками и предками остаются. Поэтому вовсе не важно, какое милое тысячелетие на дворе, по какой системе трудится отечественный театр. Значит, легко монтируется “боже царя” с музыкой Дунаевского из кинофильма “Волга-Волга”. Поэтому помещица Одинцова (артистка Данилина) являет собой нечто среднее между оперной певичкой и секс-символом Голливуда Мэрилин Монро. А костюмы Ларисы Ломакиной легко украсили бы модный показ осенне-зимнего сезона.

Ход хороший, но утомляет перебором фантазии, заставляющей спрашивать: а почему? В самом деле — при чем здесь целина? При чем коньки и бой курантов в финале? Когда два счастливых семейства — Кирсанова-старшего и молодого — являются с шампанским в эффектном трикотажном прикиде и на коньках. Зачем Катенька, сестра Одинцовой, немотивированно впадает в агрессию по отношению к Кирсанову-младшему? Этой агрессией девушка в школьном платье с белым фартуком по моде 40—50-х плюется посредством песенки из “Волги-Волги”. Почему?

Надо сказать, что милые монтажные приколы сопровождают роман Тургенева во всех его подробностях и сюжетных линиях. Здесь как раз ничего нового: Базаров раздражает своим нигилизмом, Кирсанов-младший — инфантилизмом, Павел Петрович с братцем — очаровательная пара два в одном. Здесь все как у Тургенева, писанное им во времена нам незнакомые и непонятные. Оттого “Отцы и дети”-2008 выглядят неизвестным старым дедушкой, украшенным современными приколами изо всех сил фантазии и кошелька.

Несмотря на отсутствие гармонии внешнего и внутреннего, некоторые актерские работы оставляют самое приятное впечатление. Прежде всего это касается братьев Кирсановых — у Егорова мягкая манера, у Смолякова — брутальность, харизма, сдержанность. В их диалогах как раз и есть те “петелька-крючочек”, как и во взаимоотношениях каждого с Яной Сексте (Фенечка). Во всяком случае, герой Смолякова вызывает огромные симпатии, чего не скажешь о его сопернике Базарове. Это вторая большая работа новобранца “Табакерки” Евгения Миллера, выходца из поволжского Саратова. Но после Базарова можно сказать, что лучшая его роль, очевидно, впереди.



    Партнеры