Ветхий заезд

Депутаты Мособлдумы нашли тесную связь между женщиной и коровой

15 апреля 2008 в 15:06, просмотров: 644

Кабинетная рутина достанет кого угодно. Вот и депутатов Мособлдумы с наступлением теплых денечков потянуло на природу, в подмосковную глубинку. Впрочем, для открытия выездных заседаний сезона-2008 они решили далеко не забираться. Местом встречи назначили городской округ Домодедово, который, несмотря на стабильное развитие, озадачил парламентариев массой нерешенных проблем.

“Раскрутка” — это по-нашему

Фактически депутаты ехали посмотреть, к какому результату приводят принимаемые ими законы. Ведь это они всячески способствовали превращению Домодедовского района со всеми деревнями и поселками, коих насчитывается аж 150 штук, в единый городской округ. С законодательной инициативой народные избранники дошли до Верховного суда, который, поразмыслив, позволил проводить смелый эксперимент. Между прочим, впервые в России!

Пока ожидания не обманули подмосковные власти. В 2007 году Домодедово не только осталось донором для областного бюджета, но и стало лидером среди муниципальных образований по целому ряду социально-экономических показателей. Сегодня округ без лишней скромности называют визитной карточкой Подмосковья.

— Мы даже не ожидали, что удастся так раскрутить нашу экономику, — рассказал глава округа Леонид Ковалевский. — Наш общий экономический оборот достиг в прошлом году 91 млрд. рублей. Мы производим примерно 8% валового регионального продукта и уже третий год подряд по этому показателю занимаем первое место в области.

 Именно в Домодедове на официальной основе была впервые в регионе опробована новая модель управления — с помощью так называемого сити-менеджера. Полтора года Дмитрий Городецкий доказывал свою состоятельность в этой должности, после чего местные депутаты доверили ему округ еще на пять лет.

— Как и в любом районе, имеющем на своей территории аэропорт, наша экономика держится на трех китах: стройиндустрии, логистике и туристической инфраструктуре, — сообщил Городецкий. — Мы стараемся, чтобы их бурное развитие шло в ногу с развитием округа.

Например, отцы города не давали разрешение на возведение огромного логистического комплекса, пока инвестор не выделил 400 тыс. рублей на строительство дорог. Более того — они влияют на состав арендаторов, чтобы на новых складах хранились не одни валенки и карандаши, которые потом везут на продажу в Москву, а на треть их занимал производственный комплекс. К 2020 году в Домодедове планируют иметь уже 5 млн. кв. м таких производственно-логистических площадей.

Аварийка не сдается

Чтобы у депутатов не закружилась голова от успехов округа, им рассказали о его проблемах. На первом месте среди них стоит нехватка трудовых ресурсов.

— Это самая страшная проблема, — открытым текстом заявил Ковалевский. — Взять хотя бы наш ведущий завод. Там лишь треть работающих — местное население. Остальные приезжают из Тулы, Рязани, соседних областей. Но ведь и у них экономика когда-нибудь поднимется, тогда не знаю, что будем делать.

С трудом решается вопрос переселения из ветхого жилья, которого в Домодедове, как и во всем Подмосковье, хватает. Сейчас городские власти ведут активную реконструкцию микрорайона “Северный”. В этом году запланировано снести семь домов и столько же в следующем. В целом за несколько лет с карты города исчезнут 46 домов, построенных еще в 40—50-е годы прошлого века. Вместо них собираются возвести 180 тыс. кв. м современного и комфортного жилья и всевозможные объекты соцкультбыта. 18% новых квартир отдается жителям аварийных домов. Дело за “малым” — переселить в них намучившихся жителей коммуналок. Вот здесь-то и оказалась собака зарыта.

…Не успел автобус с депутатами свернуть на улицу Гагарина, как из-за угла выбежала толпа с плакатами. С кусков обоев размашистые буквы кричали: “Долой коммуналку!”, “Нет ветхому жилью!”. Те самые переселенцы, о которых только что докладывал в здании администрации Ковалевский, решили воспользоваться визитом депутатов и изложить им свое видение проблемы переселения из ветхого фонда. А оно ой как далеко от позитивного.

— Нам дают ровно то количество метров, которое мы занимали в этих клетушках, — машет рукой на двухэтажные бараки светловолосая женщина. — Сейчас у нас с мужем и двумя детьми около 40 кв. м в коммуналке. Мы живем в двух комнатах. Но мне предлагают переехать со своей семьей в однокомнатную квартиру. Мы 20 лет ждали этого переселения. И только ради того, чтобы нас жестоко обманули!

Депутаты поначалу опешили от такого лобового столкновения с участниками акции протеста. Но постепенно пришли в себя. Первым сориентировался спикер подмосковного парламента Валерий Аксаков. Неожиданно для всех он решительно направился в глубь толпы и стал разговаривать с женщинами, которых среди протестующих было большинство. Однако успокоить их ему все равно не удалось.

Кстати, излить душу депутатам пришли и представители инвестора. У них, оказывается, тоже масса претензий к новому Жилищному и градостроительному кодексу.

— 89-я статья Жилищного кодекса обязывает предоставлять переселенцам из ветхого фонда общую площадь, равнозначную ранее занимаемой, — еще раз заострила внимание на главной проблеме юрист инвесткомпании Юлия Пащенко. — Между тем современные СНИПы не позволяют строить малогабаритные квартиры.  Люди вынуждены переселяться в меньшее количество комнат. Мы просим депутатов внести законодательную инициативу о том, чтобы нанимателям сносимого жилья при переселении сохраняли комнатность. Это решило бы вопрос на 80%.

От правового беспредела не меньше (если не больше) страдают собственники. Люди думали, что их интересы меньше пострадают, если они приватизируют свое жилье. Хотели как лучше, а получилось как всегда. Если с нанимателями согласно закону разбирается администрация, то с собственниками должен договариваться инвестор. Причем ни та, ни другая сторона не хочет уступать. Собственник заламывает за свое жилье не всегда адекватную цену, а инвестор, наоборот, заинтересован сэкономить. Вот и получается, что вместо переселения люди обивают пороги судебных инстанций.

— Понятие “выкупная цена” в законе не дает однозначного ответа, что она собой представляет, — считает Пащенко. — Да и как может быть определена стоимость квадратных метров в доме, признанном аварийным и подлежащим сносу? Здесь нужен другой механизм.

Валерий Аксаков и раньше неодобрительно отзывался о новом Жилищном кодексе. По его словам, “он написан на коленках”. Однако пока этот федеральный свод законов подлежит обязательному исполнению, поэтому и областные, и муниципальные власти бессильны в создавшейся ситуации. Не прибавляет оптимизма и то, что из федерального бюджета на эту программу не выделено ни копейки. Разговоров о необходимости переселения из ветхого фонда ведется много, в том числе на уровне президента, а как до дела доходит — крутитесь, ребята, как хотите. Вот и докрутились…

— Бесплатно давать квартиры администрация может только очередникам, которыми эти люди юридически не являются. Поэтому все, что мы в настоящее время можем сделать для переселенцев, это договориться с инвестором о продаже им недостающих метров по льготной схеме, — сказал Городецкий. — В среднем квадратный метр для них стоит около 600—700 долларов, что составляет треть от рыночной цены.

Председатель Мособлдумы пообещал, что обязательно поднимет этот больной вопрос на заседании совета законодателей, которое запланировано на 22 апреля. Представители федеральных и региональных парламентов страны как раз собирались обсудить на нем проблемы жилищного законодательства. Правда, сколько еще воды утечет от обсуждений до работы нормального справедливого закона, неизвестно.

Не хватает на стакан

Из микрорайона “Северный” парламентарии отправились в недавно отстроенную школу на западе Домодедова. Перед ними предстало красивое современное здание с чуть ли не вылизанной территорией. Здесь явно не было поводов для протестов, поэтому избранники заметно оживились. Чтобы гости нагуляли аппетит, им сначала организовали экскурсию. Столовая, спортзал, библиотека, кабинеты труда, информатики — променад получился недурственный. Лишь коммунист Шахбала Вердиханов не унимался.

— Покажите мне кабинет физики! — настаивал кандидат физико-математических наук.

Но депутатов завели в очередной замысловатый лабиринт, которыми строители щедро одарили школу, и до физики дело не дошло. Ее достойной компенсацией послужил накрытый стол рядом с актовым залом. Из яств предлагался исключительно ассортимент школьного буфета: молоко, булочки и глазированные сырки. Депутаты обрадовались увиденному, словно малые дети, и налегли на угощение.

— Это наши коровы такое молоко вкусное дают, — на манер кота Матроскина нахваливал меж тем свой продукт директор домодедовского племзавода “Барыбино” Давид Гулько. — У нас его и для школьного питания берут Тульская область, Ижевск, Удмуртия. Только Подмосковье почему-то не хочет детей молоком поить, хотя программа такая, знаю, есть.

За Подмосковье стало обидно зампредседателя МОД Виктору Егереву. Он пояснил, что программа действительно у минэкономики области есть. По ней предполагается выделять вместо сегодняшних пяти десять рублей на каждого ученика младших классов. Но когда Комитет по вопросам образования провел опрос по школам, там сказали: “70% детей отказываются пить молоко. Дайте нам лучше эти десять рублей на горячее питание для всех учеников 1—4-х классов”.

— Медики пришли к выводу, — подтвердила депутат Галина Уткина, — что половина детей в настоящее время не переносит молоко в чистом виде, поэтому деньги действительно надо дать на горячее питание.

— Да что вы такое говорите! — возмутился депутат Василий Дупак, не один год возглавлявший племзавод “Петровское”. — Наше молоко с удовольствием пьют школьники в Люберцах, Видном, Лыткарине. Дети обязательно должны пить молоко, женское и коровье.

Кто-то в зале предложил продолжить тему женского молока, но идею не поддержали. Остановились на том, что дети должны получать и горячие завтраки, и молоко. Вот тогда все останутся довольны. Для того чтоб сказка стала былью, надо совсем “немного” — заложить в бюджет дополнительные 260 млн. рублей. Найдет ли подмосковное правительство их до 1 сентября — посмотрим.



Партнеры