Порт, который лопнул

“МК” выяснил, почему погибает рыбная столица Сахалина

16 апреля 2008 в 19:27, просмотров: 551

Сегодня российское правительство должно решить, как поступить с обанкроченным несколько лет назад и изрядно пострадавшим в прошлом году от землетрясения Невельским портом на Сахалине. Накануне в Невельске побывал корреспондент “МК” и выяснил, что думают об этом местные жители.

Невельск встретил гостей целыми улицами разрушенных домов. Некоторые так и остались стоять, зияя пустыми окнами, другие снесли по распоряжению местных властей. И теперь вдоль береговой линии тянутся пустыри. “Я моряк, но в первый раз видел, как ходит волнами земля”, — вспоминает тот страшный августовский день прошлого года начальник Сахалинского морского колледжа Александр Чеченин.

То тут, то там видны островки готовых к заселению малоэтажных новостроек. “Три детских садика сдаем в мае, дом культуры. Не хочется, чтобы все это было впустую”, — поделился в разговоре с “МК” мэр города Владимир Пак.

В Невельске, как и в истории с курицей и яйцом, непонятно, что возникло раньше — порт или город. Но то, что первый являлся градообразующим предприятием, ясно всем. Несколько лет назад порт, а точнее, его “рыбная” часть, была обанкрочена (процедура длится по сей день). Руководит им теперь конкурсный управляющий.

Что характерно, порт принадлежит Госкомрыболовству, то бишь государству. Государству же портовики в основном и задолжали. “По официальным данным, долг предприятия составляет 107 млн. рублей”, — говорит глава Сахалинского теруправления Госкомрыболовства Олег Бенденко. Основные задолженности — по налогам и зарплате.

Руководитель Госкомрыболовства Андрей Крайний считает, что за бюджетные деньги нужно восстановить и модернизировать портовые сооружения. Для этого в проекте Федеральной целевой программы по развитию рыболовства расписано 3 млрд. рублей. Которые Крайний готов потратить на развитие инфраструктуры. А предприятия по переработке рыбы и обслуживанию судов, по его мнению, должен строить бизнес за свои деньги. Если вдохнуть в порт “новую жизнь”, то с долгами предприятие расплатится в достаточно короткие сроки.

Ситуация усугубляется еще и тем, что в случае продажи за долги миллиарды рублей, потраченные государством на восстановление города после землетрясения, по сути, уйдут в песок. Ведь другой сферы занятости в островном городе практически нет: два угольных разреза да кафешки и парикмахерские. А потому многие ходят на работу в порт и сейчас “за честное слово”, с надеждой, что все это когда-нибудь кончится. “Мой сын уехал в Новосибирск. Звонит часто и спрашивает, когда откроют порт. Давно бы вернулся, но работы нет”, — рассказала репортеру “МК” женщина, “стоявшая” на портовых воротах, которые пришлось брать чуть ли не штурмом. “Вы не обижайтесь, просто все устали от разных делегаций. Ходят, смотрят, а ничего не меняется”, — объяснил ситуацию директор по стратегическому развитию предприятия Владимир Кондрус.

Теперь правительству предстоит решить, что с ним делать. Или же реструктурировать долги и развивать порт, или придется распродать все “направо-налево” и расквитаться с кредиторами. Но тогда — лишиться контроля над одним из пяти оставшихся рыбных портов России. Самым северным из незамерзающих на Дальнем Востоке. А, на секундочку, 85% отечественной рыбы на столы россиян попадает именно оттуда.

Сахалин.



Партнеры