Больным россиянам добавили боли

Кто оставил без анестезии клиники всей страны?

16 апреля 2008 в 18:08, просмотров: 567

Лекарственный рынок России преследуют новые потрясения. Но сейчас ситуация стала просто катастрофической: запасы препаратов для проведения операций под общим наркозом в стационарах страны практически истощены. Губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко уже обратилась в Минсоцздрав с просьбой разобраться с ситуацией. Аналогичные проблемы в Москве, Новосибирске, Иркутске, на Урале и пр.

Самое обидное, что речь идет о копеечных препаратах — атропине, адреналине, допамине, добутамине, эфедрине и пр. Они вводятся пациентам при любых операциях, требующих общего наркоза или реанимации.

— Это не те лекарства, которые делают политику в анестезиологии, но без них работать невозможно. Например, если произойдет остановка сердца, без адреналина не обойтись, — говорит ответственный секретарь Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре доктор медицинских наук Алексей Старченко.

Врачи бьют тревогу. Так, главный анестезиолог столицы Евгений Евдокимов обратился во Всероссийскую ассоциацию анестезиологов и реаниматологов, в формулярный комитет РАМН, в правительство города… Но пока толку — ноль. Меж тем меры требуются срочные.

Причины исчезновения препаратов, которые входят в список жизненно важных лекарств и обязаны быть в любом стационаре и карете “скорой помощи”, разные. Например, производство некоторых в ближайшее время остановят (невыгодно). У других кончились лицензии. Атропин перестала поставлять нам Украина. Импортный норадреналин зарегистрирован в нашей стране недавно — его еще не успели поставить. Кстати, регистрировать другие импортные аналоги “проблемных” анестетиков производителям просто невыгодно — дорого и долго.

Тем временем некоторые эксперты видят за этой ситуацией некий подвох.

— Процесс регистрации лекарств у нас и вправду не самый простой, — говорит фармэксперт Николай Демидов. — Но если до сих пор все это ввозилось и продавалось, компании конкурировали, то странно, почему вдруг пропало все и сразу. Масштаб общего дефицита пока не озвучен, и есть некие спекуляции на эту тему. Думаю, сейчас просто случился какой-то форс-мажор — возможно, на какие-то грузы наложили вето или что-то еще. Не хочу сказать, что ситуация создана искусственно, но она станет рычагом воздействия на спрос — эти препараты однозначно сметут с прилавков в максимально короткий срок, а цены на них вырастут. Сложно понять, кто реально стоит за всем этим.

— Странно, что почему-то все проснулись, только когда лекарства стали заканчиваться! — возмущается г-н Старченко. — Я думаю, главная проблема в том, что сегодня все заняты реформой здравоохранения, какими-то высокими материями и никто не хочет делать каждодневную рутинную работу. В стране проводят какие-то фиктивные конкурсы на поставку лекарств, которые длятся по полгода. Почему? Все хотят откатов и договариваются о суммах, а в комиссиях сидят свои люди. Думаю, закон о госзакупках лекарств для государственных и муниципальных нужд не антикоррупционный, а прокоррупционный.




Партнеры