Помогите обескровленным детям!

Доноров признали проблемой для государства

20 апреля 2008 в 16:41, просмотров: 545

Малышка Лиза Лобан из Новосибирска, пациентка Российской детской клинической больницы (РДКБ), три года из своих неполных четырех прожила на чужой крови. У нее — апластическая анемия, при этой болезни костный мозг перестает вырабатывать кровяные клетки, и организм начинает работать против себя. В РДКБ — десятки детей, нуждающихся в постоянных переливаниях. Их жизнь целиком и полностью зависит от врачей и доноров. Меж тем ситуация с донорством в стране плачевная.

…Неладное со здоровьем у Лизы началось в возрасте 3 месяцев, рассказывает ее мама Наташа. Малышка стала бледной, капризной, отказывалась от еды. Анализ крови показал очень низкий уровень гемоглобина. Сначала врачи думали, что это обычная анемия, кололи ребенку препараты железа — но гемоглобин все падал. Впервые ребенку перелили донорскую кровь в 6 месяцев. Потом Лизу переливали ежедневно… А в 10 месяцев у девочки взяли пункцию и обнаружили апластическую анемию. Через полтора года врачи сказали: поможет только пересадка костного мозга. Донора искали за рубежом, поиски обошлись в 15 тысяч евро (спасибо благотворителям!). Лишь год назад операция состоялась. Донорский мозг прижился, и пока девочке не нужны переливания, хотя она живет в Москве и находится под наблюдением врачей.

— Три года моя дочурка жила на чужой крови, мы очень благодарны всем донорам! — говорит мама Наташа. — И когда нам сказали, что переливания больше не нужны, были даже в шоке — настолько к ним привыкли. Сейчас мы надеемся только на лучшее!

Семилетняя Даша Городкова из Барнаула (у нее острый миелолейкоз, то есть рак крови) тоже перенесла операцию по трансплантации костного мозга. Даже две. А сначала ситуация была очень страшной: ее болезнь не отвечала на химиотерапию, толку от трех проведенных курсов не было вообще! Врачи разводили руками — все безнадежно, и отправляли девочку домой.

— Но я не уехала, — рассказывает мама Лена. — Все надеялась, что найдется лекарство. Почти год ждали неизвестно чего, но все-таки подходящее лекарство нашли. Тем не менее дочке все равно потребовалась трансплантация.

Дашины родные благодарны врачам и всем донорам, которые пожертвовали для нее кровь редкой IV группы с отрицательным резусом.

Ване Букатину из Краснодарского края скоро исполнится 4 года. Сейчас мальчику, больному лейкозом, ищут донора костного мозга. Он уже прошел несколько курсов “химии”, ему удалили селезенку. Он жив в том числе и благодаря переливаниям донорских тромбоцитов. Кстати, самая большая потребность у пациентов РДКБ — именно в тромбоцитах, предупреждающих развитие кровоизлияний и кровотечений.

— Каждый раз, когда нам кажется, что проблема с донорской кровью решена по крайней мере для одной детской больницы, мы сталкиваемся с ситуацией ее острого дефицита, — говорит волонтер группы “Доноры — детям” Любовь Якубовская. — Недавно умер мальчик от нехватки тромбоцитов для переливания. Умер в своем родном городе, не в Москве. Пока он находился в РДКБ, мы могли гарантировать, что такого не произойдет... Абсолютно очевидно, что проблему нехватки доноров нужно решать не в масштабах одной больницы, а в масштабах страны.

А ситуация с донорством крови в России сейчас жуткая. У нас 14 доноров на 1000 человек, что вдвое меньше, чем в Европе, и втрое — чем в США. Недавно руководитель Федерального медико-биологического агентства России Валентин Уйба сообщил о критическом уменьшении доноров: за 2001—2006 годы их число сократилось на 20%. Недавно проблемой озаботились на уровне Минздравсоцразвития. В этом году российские власти планируют запустить программу по развитию службы крови в стране. В ближайшие три года на эти благие цели планируется направить 9,5 млрд. рублей (эту сумму министр Голикова озвучила на встрече с президентом Путиным). Пока конкретные мероприятия неясны, но г-жа Голикова отметила, что работа будет идти по трем направлениям — материально-техническое обеспечение службы крови, информационная база и пропаганда и развитие донорства.

Правда, когда будет эффект от этой программы и будет ли он вообще — пока говорить рано. А кровь детям нужна уже сейчас.

— Спецификой российского донорства является явное преобладание женщин, в мире такого нет, — говорит Якубовская. — Отдать свою кровь ради спасения детей — это ведь нормальный мужской поступок.

Если вы надумали стать донором, позвоните по телефону: 517-22-86. В РДКБ можно сдать кровь только по рабочим дням. Однако на улице Поликарпова, д. 14/2, есть Станция переливания крови, работающая каждую вторую и четвертую субботу месяца. В ближайшую субботу, 26 апреля, там пройдет акция, приуроченная к годовщине первого в России переливания крови. Доноров ждет масса приятных сюрпризов, включая раздачу значков.

КСТАТИ

Первое успешное переливание крови в России прошло 20 апреля 1832 года в Санкт-Петербурге. Тогда молодой акушер Андрей Мартынович Вольф спас жизнь истекающей от крови роженице, перелив ей донорскую кровь от ее мужа. Этой “хитрости” он научился за границей. Группы крови тогда еще не были известны, и вероятность совместимого переливания составляла 57%.

А первое успешное переливание крови от человека к человеку произошло в Англии в 1818 году.



Партнеры