У священника отбили охоту

Пастора из Атланты в России посадили в тюрьму за 20 патронов

21 апреля 2008 в 18:44, просмотров: 761

“Опасному для общества” преступнику — американскому пастору — вынес в понедельник суровый приговор Головинский суд Москвы. К 3 годам и 2 месяцам реального срока служители Фемиды приговорили 58-летнего Филиппа Майлза за то, что тот… не задекларировал 20 патронов для ружья, которые вез в Россию своему другу-охотнику в подарок. Более бредового решения и представить трудно.

Как рассказал “МК” адвокат Владимир Ряховский, у Майлза, пастора из Атланты, в России есть старинный друг, тоже священник, — Эдуард Грабовенко, проживающий в Перми. Священники дружат семьями и оба являются заядлыми охотниками. Майлз часто гостил у Грабовенко, и, когда приезжал в последний раз, Эдуард похвастал, что купил “Винчестер”. Собираясь в гости в январе 2008 года, Майлз купил у себя в Атланте в супермаркете для друга подарок — коробку патронов для “Винчестера” за 25 долларов.

Прибыв в аэропорт Атланты, Майлз поинтересовался, не будет ли у него проблем с провозом подарка. Сотрудник авиакомпании-перевозчика пояснил: единственное, что ему нужно сделать, — это сдать патроны в багаж. Так Майлз и сделал.

В “Шереметьево-2” Майлз еще раз посмотрел правила провоза и перечень запрещенных к ввозу предметов. Патронов он в нем не нашел и декларировать их не стал. Он прошел через “зеленый коридор”, провел день в гостинице, а вечером собрался лететь в Пермь.

При прохождении досмотра уже на внутреннем рейсе Майлз опять же положил патроны в багаж. Сотрудник аэропорта увидел на рентгене патроны и спросил Майлза, что это. Довольный священник похвастал: “Пиф-паф!” Патроны изъяли, составили протокол и отправили на экспертизу. Майлз же улетел в Пермь. А по прилете его прямо от трапа самолета направили в СИЗО, где он и провел 2,5 месяца.

— В суде мы пытались доказать, что у моего подзащитного не было никакого умысла на контрабанду, — объясняет Ряховский. — Он вез патроны не для продажи или чего-то другого. В суд были предоставлены документы, что Грабовенко владеет именно “Винчестером”. Да и сам перевоз патронов для Майлза как охотника был совершенно естественной вещью — он и представить себе не мог, что в России совсем другие правила.
Однако суд критически отнесся ко всем доводам и подсудимого, и его защиты и признал Майлза виновным по двум статьям обвинения — “контрабанда” и “незаконный провоз боеприпасов”.

— Судья Дроздова срок назначила Майлзу ровно такой, какой просило обвинение, — возмущается адвокат. — И это несмотря на то, что в деле был целый том документов, которые говорят о личности Майлза, — писем в его поддержку от прокурора штата, прокурора округа, из департамента полиции, от конгрессменов, общественных религиозных деятелей.

Человека, который сам наставлял и исповедовал других, судья вслед за прокуратурой признала “опасным для общества”. “С учетом тяжести содеянного суд приходит к выводу, что исправиться без изоляции от общества он не сможет”, — прозвучало в приговоре.




Партнеры