Железнодорожники грызутся за “сушку”

Раритетный локомотив хотят снять с пьедестала

27 апреля 2008 в 17:45, просмотров: 588

Транспортные проблемы столицы у всех на слуху. Однако сейчас возникла еще одна колесная коллизия: Москве нужен паровоз. Один-единственный, но очень красивый, а главное — редкий. Официальное обозначение этой “огневой машины” — Су, но в обиходе наши папы и дедушки порой именовали паровоз “сушкой”.

Музей железнодорожной техники, открывшийся несколько лет назад на площадке около Рижского вокзала, становится все более популярным среди москвичей. Идут целыми семьями — молодежь удивляется непривычному виду старых локомотивов и вагонов, старшее поколение ностальгирует при виде угловатых электричек и красноколесых паровозов, вспоминая “старое доброе время”.

Экспозиция выглядит весьма внушительно. Однако даже не самым большим знатокам видно, что многие страницы истории техники для отечественных стальных магистралей здесь отсутствуют. Это вполне объяснимо: ведь музейное собрание создавалась совсем недавно, в годы, когда почти все “старье” на железных дорогах уже отправили в металлолом. Впрочем, создатели музея все-таки постепенно пополняют коллекцию подвижного состава: места на площадке заняли американский паровоз, доставленный в СССР по ленд-лизу, последний советский магистральный паровой локомотив серии П36… “Нам бы еще сюда Су поставить!” — мечтают музейщики. Но с этим пока ничего не получается. А ведь одна из уцелевших до нашего времени “сушек” находится в считанных километрах!

Паровики серии Су (“сормовский усиленный”) были в свое время самыми распространенными пассажирскими локомотивами на советских железных дорогах. Всего с 1925 по 1951 год на заводах успели построить 2680 таких красавцев. Однако уже в 1960—1970-е годы, после завершения паровозной эры, почти все они были “списаны в расход”, уступив место электровозам и тепловозам. Сейчас на территории бывшего СССР уцелело около полутора десятков “сормовских усиленных” — в музейных коллекциях, на постаментах. Именно паровозом-памятником уже более четверти века “работает” и единственная “сушка”, сохранившаяся в Москве.
— Этот локомотив отыскали в 1981 году в Подмосковье, на станции Зеленый Бор энтузиасты из Общества любителей железных дорог, — рассказывает научный сотрудник музея, один из главных столичных “паровозников” Александр Никольский. — Су с номером 215-15, выпущенный в 1937-м, стоял на территории местного завода железобетонных изделий и использовался в качестве временной котельной. Удалось его оттуда вызволить, а поскольку никакого железнодорожного музея в ту пору в Москве не существовало, то был единственный шанс сохранить уникальную машину — поставить ее на постамент как памятник “трудовой и боевой славы железнодорожников”. Благодаря одному из наших активистов, машинисту-ветерану Юрию Оберчуку, получилось договориться с руководством локомотивного депо Москва-Киевская. Именно там и “прописан” уникальный локомотив до сего времени. Конечно, теперь, когда в столице появился специальный музей, “двести пятнадцатому” самое место в его экспозиции, где Су смогут увидеть не только работники депо, но сотни и тысячи людей. Однако осуществить этот план не удается: “деповские” не согласны расстаться с реликвией…

— Я совсем не хочу отдавать куда-то паровоз, — подтвердил в нашем разговоре начальник локомотивного депо Андрей Сильвановский. — Он очень украшает территорию, работники наши к нему привыкли… Что же касается того, что старый локомотив мало кто видит, — желающие могут прийти к нему, благо рядом находится пешеходный мост…

— Паровоз-памятник, находящийся под открытым небом, быстро теряет свой первоначальный вид, — непреклонен Никольский. — Тонкую металлическую обшивку начинает дырявить ржавчина, по недосмотру (специальной охраны-то нет!) пропадают из будки мелкие детали, бьются стеклянные приборы… не избежал подобной участи и “двести пятнадцатый”. Конечно, его ежегодно подкрашивают, и издали паровоз смотрится вполне прилично, однако при более детальном осмотре я обнаружил немало дефектов. Окажись Су в музее — мы смогли бы полностью, до мелочей вернуть ему первоначальный вид и поддерживать впредь в таком идеальном состоянии. К слову сказать, сейчас во многих европейских странах отказались от “пьедестальной” практики, а в Германии еще пару лет назад вообще все локомотивы с постаментов перевезли в музеи.
Корреспондент “МК”, попытавшись поближе познакомиться с ретропаровозом, оказался в затруднительном положении. Вопреки уверениям начальника депо подойти к Су простому москвичу сейчас вовсе не легко: пешеходный мост, расположенный рядом, на долгие месяцы закрыт на ремонт. Пришлось топать больше километра от Киевского вокзала, лавируя между путей и служебных построек, отворачиваясь от встречающихся табличек со строгими предупреждениями: “Посторонним хождение запрещено!”



Партнеры