Над Арлекином прошумел торнадо

Туалетная бумага годится и для принцесс

27 апреля 2008 в 16:27, просмотров: 608

Звезды могут высыпать и на животе. А торнадо — вырваться из туалетной бумаги белым факелом. И вообще формат А4 как нельзя лучше годится для сцены. К такому выводу корр. “МК” пришел, отсмотрев спектакли, привезенные в Питер на очень необычный фестиваль “Арлекин”. Десять из шестнадцати бились за Национальную премию в области детского театра, поддержанную президентской программой.

Улица Рубинштейна. Знаменитый театр драмы и театр Европы Льва Додина, а напротив — “Зазеркалье”, детский музыкальный театр, где и прописался “Арлекин”. Шарики на фасаде намекают на праздник. Во всяком случае, каждое детское мероприятие, будь то в Питере или в Москве, у нас объявляют праздником. Получается ли он — вопрос, не часто имеющий утвердительный ответ.

Впрочем, “Арлекин” позиционирует себя прежде всего как мероприятие рабочее: идет отсмотр спектаклей, проводятся лаборатории профессионалов, хороводов с детьми никто не водит. Работает жюри, в буфете продают бутерброды. Но речь не о хлебе насущном, а о зрелище — хлебе духовном. Тем более что рассчитан он, “хлеб”, совсем на малолеток. Им бесполезно вкручивать, как их любят, какой театр им нужно смотреть и какая эстетика принесет пользу. Дети смотрят спектакли или не смотрят — третьего не дано. Скучно или интересно — тот же вариант. Итак, что интересного показал “Арлекин”, эксперты которого провели, как они уверяют, большую селекционную работу?

Первый спектакль, на который я попала, поразил оригинальным подходом к теории происхождения видов. “Легенда о священной горе” ТЮЗа из Томска утверждала, что если грызун пожертвует двумя глазками во спасение парнокопытных, он превратится в гордого орла. Очевидно, того самого, что будет охотиться на мышей. Ну и завернули томские артисты, подумала я, глядя на яркие костюмы и парики с косами, которые, как думали артисты, делают их похожими на представителей народов далекого Севера. Шаман бил в бубен, женщина голосила, мышонок не колебался в вопросе самопожертвования. Удивляло, как такой продукт могли отобрать на фестиваль. Хотя и не такие удивительные вещи производят всевозможные отборщики и отборочные комиссии разных фестивалей.

Вообще драма не сильно порадовала новациями: другой театр юного зрителя — из Омска — поставил и сыграл весьма традиционно свою версию “Огнива” — “Страна Андерсена”. Почему-то хуже всех было слышно принцессу, поэтому ни я, ни школьники, заполнившие зал “Балтийского дома”, не поняли — почему за любовь такой принцессы надо было биться.

Драма на “Арлекине” явно проигрывала кукольникам и тем, кто работает с нетрадиционными материалами. Вот, скажем, “Кукольный формат” — теневой театр из Санкт-Петербурга. Здесь еще до начала спектакля “Кошка, которая…” началась игра: чтобы попасть в юрту, нужно было на четвереньках проползти по специальной трубе из бумаги. Представляете, сколько радости и визга возникает, когда чья-то голова бодает чей-то зад. Очень симпатичные тени отбрасывали на стены юрты умело сделанные куколки: динозавры, аллигаторы, а также охотник-мужчина с длинным нелепым телом и его женщина, которая, чуть что, обращалась к духам. Вот если бы не это последнее обстоятельство, точнее, драматургическая беспомощность, то “Кошку…” можно было бы всерьез рассматривать как претендента на статуэтку Арлекина.

Кто-то здорово работал тенями, кто-то — куклами, как опять же питерский театр под руководством Кудашева, или же светом. Художник из Нового Уренгоя буквально волшебно осветила и проработала лучом софита 20-минутную сказку про медвежонка, объевшегося мороженого. За что и была отмечена лауреатством.

Но, пожалуй, самым интересным спектаклем стал “Принц и дочь великана” из Великого Новгорода (не путать с Нижним). Именно театр “Малый” показал, как из ничего сделать конфетку. “Ничего” — в данном случае офисная бумага формата А4. Трое ребят, которые стоят перед столом, вырезают ножницами фигурку — это великан.

Поменьше — принц. И начинают разыгрывать занятную историю про взаимоотношения сказочных персонажей — принца, принцессы и злого великана. Текст смешной, потому что построен во многом на импровизации и реалиях, как будто на столе стоят не какие-то там принцы из далекой жизни, а ребята из сегодняшнего дня.

Это у умельцев из “Малого” звезды высыпали на животе у великана. Звездный эффект получается так: самый высокий артист залезает на стол, распахивает плащ, а там — звезды на черном свитере сияют. А торнадо, который накрывает принца, получается из туалетной бумаги, подставленной под вентилятор. Наивно?

Безусловно. Оттого и мило, ярко и ни на что не похоже. Именно этому спектаклю из Великого Новгорода “Московский комсомолец” присудил на “Арлекине” свой приз. Надо сказать, что он стал третьим в призовой коллекции новгородцев: их отметили за режиссуру и актерский ансамбль. Что справедливо, потому что детский спектакль из бумаги сделали не кукольники, а драматические артисты. В общем — все получилось здорово.



    Партнеры