В объятиях паленого змия

Каждая третья бутылка русской водки выпущена в подпольных условиях

28 апреля 2008 в 16:29, просмотров: 656

Как признают эксперты, по окончании Великого поста и во время майских праздников алкоголь с прилавков магазинов исчезает с невероятной скоростью. Как в такой спешке не нарваться на “паленый” градус, разбирался “ЭВ”.

У России во все времена были душевные отношения с алкоголем. Спиртное в нашей стране не только продукт, за милую душу употребляемый населением (по официальной статистике, средний россиянин выпивает 9,5 л чистого спирта в год, а по неофициальной — в два раза больше), но и настоящий политический инструмент. На нем сделал имя не один депутат и сенатор. Другое дело, что порой этим занимаются люди, далекие от рынка алкоголя. Вследствие чего сначала страдает производитель “градуса”, а потом и потребитель.

Сейчас же спиртного хоть отбавляй — на любой вкус и кошелек. Но сказать, что ситуация непростая, — не сказать ничего. По оценке PR-директора ГК “Русский алкоголь” Александра Коровки, в 2007 году доля нелегально произведенной водки в РФ составила 30—40% (на Украине, для сравнения, — 18—20%). По объему “левака” Россия уступила пальму первенства только Китаю.

По словам заместителя гендиректора ЛВЗ Кучино Романа Машаилова, подделок действительно много. “Если сравнить подделку с оригиналом, то можно прийти к выводу, что чаще всего подделывают все-таки этикетку, нежели бутылку. Поэтому сегодня на рынке очень много эксклюзивных бутылок. И производителю всегда нужно совершенствовать тару для своего продукта. Именно в таком направлении и работает ЛВЗ Кучино”, — говорит Роман Машаилов.

Но наша алкогольная отрасль может похвастать настоящими шедеврами, которые не стыдно преподнести даже очень именитым особам. При этом дорогие бутылки защищены от подделки чуть ли не с восьми сторон. Тут тебе и уникальное по составу стекло, голограммы, гравировки, чеканки, специальные колпачки и дозаторы (гуалы). Так что, по оценкам специалистов, занимающихся качеством спиртного, в России можно практически без опаски покупать дорогущую водку и… пиво. Над всем остальным лучше поразмыслить.

Впрочем, смотря что действительно можно считать “леваком”. Ведь, по идее, вся водка, произведенная на заводах в так называемые третьи смены — такая же водка, как вся остальная. И спирт, и вода, да и технология производства ничем не отличается от той, за которую уплачен акциз. Только в магазине она будет в два раза дешевле. Но всех непатриотов (тех, кому безразлично, получил бюджет страны свои налоги с производства спиртного или нет) придется разочаровать. Гарантии, что в маленькой торговой точке рядом с “беленькой” с конвейера вполне легального завода не будет стоять ее “сестра” из подвала, не даст, пожалуй, никто. И совсем уж страшная история творится с алкоголем, продаваемым с рук на тех же вокзалах. Помните, даже если ваш поезд отходит через минуту, а выпить жуть как хочется, поддаваться на соблазн купить бутылочку-другую у бабушки на перроне опасно для жизни.

С вином ситуация более-менее стабильная (не думаю, что после Молдавии и Грузии кто-то рискнет привезти что-то непотребное, с нашим Роспотребнадзором шутки плохи). Только надо отдавать себе отчет в том, что стоящее на наших прилавках по более-менее сносной цене вино в тех странах, откуда оно приехало, используется в качестве маринадов. То есть там это вино, как правило, совсем копейки стоит, а до России добирается подорожавши в три раза и гордо занимает место на праздничном столе.

В общем, как ни крути, но в экспертном сообществе давно создался некий рейтинг надежности защиты от подделок спиртного. Так, по мнению главы Национальной алкогольной ассоциации Павла Шапкина, водку лучше покупать в бутылках с гуалой (пластмассовой штукой, которая заполняет собой внутреннее пространство горлышка. — “ЭВ”): “Вынуть без разрушения целостности тары практически невозможно. Повторно залить жидкость в бутылку можно только с помощью шприца. Что делает подпольное производство, мягко говоря, нерентабельным. Проще открыть свой легальный завод”. Потребителя должна насторожить разрушающаяся при открывании пробка: “Если отламывается хоть уголок или кольцо — сразу заметно, что бутылку открывали. “Теневикам” опять же неудобна по причине дороговизны”. По мнению Шапкина, “жалко, что мало кто использует сургуч”. Он тоже заметно осложняет жизнь “подвальным” дельцам.

С другой стороны, если вы уже купили спиртное и оно вам не нравится на вкус или запах, с ним, по уверению Сергея Слуднякова, главы ГУП “Московское качество” (конторы, проверяющей все спиртное, завозимое в Москву), нужно расставаться не задумываясь. “Самое опасное в нелегальном алкоголе — это метанол. Если у вас есть дома медный прутик, можно проделать эксперимент: накалить его и опустить в жидкость. Появился запах формалина? Выливайте в унитаз, а лучше отнесите обратно и сообщите куда-нибудь”, — говорит Слудняков. По его совету, где бы вы ни покупали водку, внимательно осмотрите бутылку (наличие этикетки, контрэтикетки, даты розлива, акцизной марки на теле бутылки обязательно). Плюс сам продукт должен быть как бы “с блеском”. Тусклая жидкость, содержащая взвеси, говорят о том, что с содержимым бутылки на славу похимичили.



Партнеры