Каждому овощу — свой “герыч”

За спинами дачников гастарбайтеры сбывают оптовые партии наркоты

6 мая 2008 в 15:15, просмотров: 813

С приходом майских праздников наступает пора загородного строительства и ремонта. Причем если с грядками и рассадой граждане привыкли справляться самостоятельно, то для реализации крупных прожектов большинство нанимает помощников. Например, неприхотливых и безотказных таджикских пролетариев. Однако по муравьиной тропе, протоптанной в Подмосковье из этого среднеазиатского государства, текут к нам не только дешевые рабочие руки, но и огромные партии наркотиков. Их поставкой занимаются те самые скромные работяги, которые ремонтируют вашу терраску или копают канаву под канализационную трубу. Доказательства? Их накопилось более чем достаточно у наркоконтроля Московской области.

Игра без правил

Московский регион — лакомый кусок для организованных наркогруппировок. Высокая плотность населения и разветвленная инфраструктура помогают наркоторговцам не только быстро и выгодно сбывать смертоносный товар, но и удачно маскировать свои действия.

В Подмосковье стекаются наркотики почти со всего мира: кокаин из Южной Америки, марихуана из Средней Азии, Украины и Молдовы, синтетические наркотики типа экстази из Польши, Германии и Голландии. Но ни одни из них по масштабам поставок не могут конкурировать с наркотиками опийной группы и, в частности, с героином. В 99 случаях из ста он имеет афганское происхождение. Более качественное и, соответственно, дорогое сырье выращивают в Пакистане, но оттуда его прямиком отправляют в Европу.

— Поставкой наркотиков в наш регион занимаются самые разные национальные группировки, — рассказывает заместитель начальника Управления ФСКН России по Московской области генерал-майор Игорь Суняев. — Это могут быть таджики или узбеки, молдаване, азербайджанцы и даже прибалты. Специфика в том, что они включаются в процесс на разных этапах и никого, кроме земляков и родственников, в бизнес не пускают.

Как правило, заготовкой и переброской героина через границу занимаются таджикские группировки. А вот на его доставке в Россию весьма неплохо зарабатывают узбекские наркодельцы — за 1 кг у них в среднем выходит 1—2 тысячи долларов. Средняя партия — килограммов 60—80. Вот и считайте… В конкретном районе Подмосковья груз переходит к заказчикам и основным хозяевам — таджикам, а дальше расходится по мелким оптовикам, начиная от цыганских и азербайджанских группировок и заканчивая наркоманами, которые зарабатывают себе на дозу, сбывая дурь товарищам по несчастью.

Отдельная тема разговора — качество. Прежде всего оно зависит от происхождения и концентрации наркотика. В чистом виде героин доходит разве что до российской границы. Далее, еще до продажи мелким оптовикам, его разбодяживают раза в четыре. Добавками служат в лучшем случае нейтральные или лекарственные вещества, в худшем — опасные химикаты. На розничном этапе хорошо, если сохраняется соотношение 1:8. Правда, на цену это мало влияет: героин всегда был и остается самым дорогим наркотиком. Это игра без правил, но проигравший в ней всегда один — наркоман.

“Чижик”-пыжик, где ты был?

Любую операцию подмосковного наркоконтроля, заканчивающуюся задержанием партии наркотиков, можно считать маленькой победой. Ведь организация работы в наркогруппировках отточена до мелочей. Тем значимее моменты, когда в сети наркополицейских попадается крупная рыба. Как раз на днях суд последней инстанции вынес приговор членам таджикской наркогруппировки, действовавшей на территории нескольких районов Подмосковья.

Информация о том, что в области появился новый поставщик героина, поступила от мелкого сбытчика наркотиков. Арестованный за хранение героина Абубакар Зайналов, приехавший в Щелковский район на заработки из Душанбе, на допросе обмолвился, что берет товар у своего земляка. С этого момента наступила точка отсчета в операции с незатейливым названием “Чижик”.

Деятельность группировки отличалась высоким уровнем конспирации. Товар сбывался, как правило, через тайники. При малейшем подозрении вся сеть мгновенно сворачивала работу, меняла условия связи, способы сбыта, отказывалась даже от постоянных покупателей.

Методы и традиции Штирлица живут и побеждают. Наркоконтролю удалось внедрить в группировку двух своих сотрудников под видом мелкооптовых покупателей. Вскоре с их помощью выяснилось, что в ближайшее время ОПГ ждет крупную партию героина.

На рассвете группа захвата подъехала к недостроенному коттеджу рядом с поселком Орловка Щелковского района. Омоновцы ворвались в дом, который достраивали таджики, но… не обнаружили там ни души. На вопрос, где у вас тут живут таджики, соседи сразу показали в противоположную сторону поселка. Дубль два получился более удачным. В доме нашли не только семерых наркоторговцев, но также электронные весы, пистолет и приготовленный на продажу героин. Правда, всего 50 г. Хотя, по имеющейся информации, на днях они получили не меньше 30 кг. Самый сильный шок при задержании испытали две русские женщины, которым, собственно, эти гастарбайтеры строили дом. Хозяйки жили тут же, в сарайчике, и пребывали в полной уверенности, что им попались очень тихие и старательные работники.

От гастарбайтеров с соседнего недостроя узнали, что героин может храниться по соседству — в садовом кооперативе “Гвардейский”. И действительно — в сарае, который арендовал у такого же ничего не подозревающего дачника один из членов ОПГ, лежала и дожидалась оперов неприметная спортивная сумка, набитая под завязку полиэтиленовыми мешками с белым порошком.

Тайник под сливами

— Мы знали, что эта группировка заказала еще 30 кг у так называемого хранителя схрона в Солнечногорском районе, — рассказывает генерал-майор.

На допросе с одним из задержанных удалось договориться о сотрудничестве. Услышав, какой срок ему светит, таджик стал покладистым. Трижды члены группировки проверяли обстановку, прежде чем подойти к “засланному казачку”, которому назначили встречу на автобусной остановке близ деревни Смирновка. Мимо проехал велосипедист, не спеша прошел прохожий. И лишь третий человек подошел к ожидавшему таджику.

— И вот тут мы поспешили, — признается Суняев. — Взяли его, думая, что сумка с героином наверняка где-нибудь поблизости. Но при задержанном не оказалось ни грамма наркотика. Не нашли мы и сумку.

Делать нечего, решили прочесывать прилегающий к остановке лесок. Вызвали на подмогу солдат из соседней воинской части, которые цепочкой двинулись вдоль лесополосы. Интуиция не обманула оперативников. Под сосенкой, прикрытая лапником, тихо-мирно лежала спортивная сумка с героином.

Дело оставалось за “малым” — найти сам схрон. Теперь уже наркополицейские не сомневались, что изъятые наркотики являлись частью большой партии. Они опросили жителей, обыскали несколько домов в поселке, где жили таджики. Но удалось найти лишь одну упаковку героина, платежки и черновые записи — кто кому и сколько товара отдавал. Решили действовать проверенным методом — прочесать лес, окружающий дачный кооператив. Снова вызвали военных, которые при помощи железных щупов обыскали целый гектар леса. Ничего…

 На помощь наркополицейским снова пришли бдительные граждане. По телефону горячей линии подмосковного наркоконтроля позвонил мужчина и сообщил, что видел, как таджик-строитель заносил в один из домов Смирновки черную сумку, как две капли воды похожую на показанную в телевизионном сюжете о захвате наркогруппировки.

— Мы быстро выяснили, кто хозяйка дома, — говорит Суняев. — Оказалось, женщина наняла таджиков делать ремонт на даче, отдала им ключи и месяца два там не появлялась. Вместе с нею мы выехали на место.

Сотрудники наркоконтроля только зашли в дом, как в коридоре сразу наткнулись на черную спортивную сумку, набитую упаковками с героином. Стали обыскивать дальше и в подвале обнаружили штабеля ящиков с подгнившими сливами. Больше всех удивилась хозяйка — столько слив у нее на участке сроду не было. А потом схватилась за сердце — в центре сооружения лежали… 16 сумок с героином.

Бедную женщину успокоили, объяснив, что к ответственности ее привлекать не будут — ведь она не имеет никакого отношения к опасной находке. Но полученных острых ощущений, так же как и остальным дачникам, помещения которых таджики использовали в своих преступных махинациях, ей хватит надолго.

 Всего в сумках оказалось более 175 кг опийного порошка. Вместе с предыдущими упаковками из этого схрона в руках сотрудников УФСИН оказалось более 240 кг героина, или более 2,5 млн. разовых доз, общая стоимость которых оценивается в более чем 8,5 млн. долларов! Если бы партия разошлась по мелкорозничным продавцам, тогда пиши пропало…

Целый год подмосковным наркополицейским пришлось выжидать удобного момента, чтобы задержать главаря группировки — Алика Азимова. Он только начал заниматься организованным наркобизнесом. Это была его вторая, максимум — третья крупная операция. Узнав, что товар найден, он залег на дно. Но слишком велик соблазн заработать на сбыте наркотиков, и Алик вернулся в Подмосковье. У оперативников хватило терпения его дождаться. Суд приговорил Азимова к 23 годам лишения свободы. Его сообщники получили сроки от 15 до 17 лет.

Укропные копи

Если уж зашел разговор о таджикских наркогруппировках, то история Алика — пример удачной, но не самой масштабной операции подмосковного наркоконтроля. Кстати — совпадение или закономерность? — почему-то таджикских наркобаронов задерживают только в Московской области. В других регионах они непостижимым образом выходят сухими из воды. Впрочем, по сравнению с ними Азимов — всего лишь мелкая сошка. Совсем другое дело — Азиз Абдуллоев, который в свое время обеспечивал контрабандный канал не на 100 и не на 200 кг — на 50 тысяч кг героина. При этом он занимал должность официального представителя таджикских железных дорог в Москве. Крупный чиновник использовал служебное положение на всю катушку — контролировал доставку груза куда угодно и в любом количестве. Оно позволяло ему с легкостью решать вопросы провоза наркотиков через государственную границу.

— О проделках Абдуллоева мы были осведомлены в полной мере, но доказать причастность такого человека к организованной преступности, сами понимаете, задача не из легких, — поясняет генерал-майор Суняев. — Но тут мы узнали, что он ждет с родины крупную партию героина. У нас появился хороший шанс взять его с поличным.

Товар должны были везти на машине. В Коломенском районе ее задержали и отправили на досмотр. Где именно лежит героин, оперативники не знали. При этом машина везла 10 тонн укропа. Принялись обыскивать каждый ящик. Ведь таджики любят прятать наркотики в овощах и фруктах. Сливы, хурма достаточно часто приходят в Подмосковье с “сюрпризом”. Находили героин и в укропе. Наркотик был запечатал в гильзы, вставленные в центр пучков. Но на этот раз метелки укропа оказались пустыми.

— Полночи мы перебирали этот злополучный укроп, — вспоминает Суняев. — Чуть не поседели — нет героина, и все. В каждом ящике для поддержания влажности лежали пластиковые бутылки с водой. Подумали, в них растворен героин. Отправили на проверку — и тут пусто. Хорошо, с нами был переносной рентгеновский аппарат. Начали просвечивать детали машины и в одном из запасных колес обнаружили 66 упаковок с наркотиком.

Чиновника задержали, но тут началось самое интересное. Пользуясь своими обширными связями, тот стал оказывать давление на свидетелей. Неожиданную лояльность проявили коломенская прокуратура и суд. Абдуллоеву дали всего 9 лет лишения свободы, да и то после того, как областная прокуратура вынесла протест на слишком мягкий приговор местного суда.

— Если давать таким преступникам маленькие сроки, они не только заведут новые и укрепят в тюрьмах старые связи, но и быстро выйдут и продолжат заниматься наркобизнесом, — считает Суняев. — Управлять ОПГ из тюрьмы — такое тоже возможно. Сейчас мы разрабатываем несколько таких дел. К сожалению, у нас есть случаи, когда за сбыт героина дают условные сроки. Понять логику Фемиды здесь трудно.

В подмосковном управлении ФСКН считают, что наркоситуация не улучшается именно из-за либерального подхода к наркоторговцам. Ресурсы законодательства, которое предусматривает весьма серьезные меры наказания за эти преступления, используются от силы наполовину.

Абсурд ситуации еще и в том, что подмосковным наркополицейским приходится гоняться за относительно мелкими партиями, которые успели оптом пересечь границу. Убивать при этом массу времени, рисковать жизнями своих агентов и сотрудников. В принципе и так понятно, что надо создавать условия, затрудняющие провоз наркотиков через госграницу. Об этом говорится много, однако известно, как долог у нас путь от слов к делу…



    Партнеры