Хиллари и Обама “пошли в народ”

Клинтон вспомнила про бокс, а Барак перешел на пиво

7 мая 2008 в 19:00, просмотров: 768

Во вторник, 6 мая, в штатах Индиана и Северная Каролина состоялись очередные праймериз демократической партии США. Они были очередными в прямом значении этого слова. А в переносном они должны были внести ясность в затянувшееся противостояние между Бараком Обамой и Хиллари Клинтон. Логика навязывала три сценария.

Сценарий первый. Клинтон побеждает в обоих штатах. Это означало бы, что она гарантировала себе поддержку белого рабочего класса. Победа в обоих штатах давала бы Клинтон право утверждать, что Обама неизбираем, что он проиграет единоборство с республиканцем Маккейном. А это могло бы склонить на ее сторону суперделегатов — неизбираемый истеблишмент партии. Наконец, двойная победа подхлестнула бы динамику Хиллари и увеличила бы ее шансы на победу в оставшихся праймериз. (В Индиане на кону стояли голоса 72 делегатов, в Северной Каролине — 115. В оставшихся 6 штатах — 217.)

Сценарий второй. Обама побеждает в обоих штатах. “Это означало бы конец кампании Клинтон. Я не вижу никаких шансов у нее при подобном раскладе”, — говорил председатель демократической партии Северной Каролины Джерри Мик. Для Обамы двойная победа означала бы, что ему удалось-таки достучаться до сердца белых рабочих (Индиана). Такой триумф Обамы окончательно склонил бы на его сторону суперделегатов и подтолкнул бы “суперсуперов” во главе с экс-вице-президентом Гором вмешаться и прекратить ставшее бессмысленным взаимное избиение соперников. (До праймериз 6 мая Обама имел голоса 1493 делегатов, Клинтон — 1338. За Обаму проголосовали 14,8 миллиона человек, за Клинтон — 14,2 миллиона. Для избрания номинантом необходимы 2025 голосов.)

Сценарий третий, самый вероятный. Клинтон побеждает в Индиане, Обама — в Северной Каролине. Это означало бы прежде всего, что праймериз продолжатся до 3 июня, когда будут голосовать два последних оставшихся штата — Монтана и Южная Дакота, а конечную точку в борьбе за номинацию поставил бы съезд партии в августе в Денвере. Согласно третьему сценарию, Клинтон не смогла бы догнать Обаму по количеству избираемых делегатов, даже если бы победила с сокрушающим результатом в оставшихся праймериз. “Арифметика на стороне Обамы, независимо от того, что произойдет во вторник”, — говорил стратег демократов Рон Клайн.

Нетрудно заметить, что в любом из этих трех сценариев главную роль играет белый рабочий класс — “синие воротнички”. Их влияние на исход демократических праймериз еще больше возросло после того, как на первое место вышла экономика, отбросив далеко назад войну в Ираке. Ипотечный кризис, в результате которого люди лишаются крова над головой, падение покупательной способности доллара, растущие безработица и цены, особенно на бензин и пищевые продукты, озлобили и испугали рабочий класс.

Хиллари Клинтон почувствовала изменение климата в стране быстрее, чем Барак Обама, и лучше сориентировалась. Буквально на глазах миллионерша и плоть от плоти истеблишмента превратилась в “синего воротничка”, чуть ли не моющего полы дома после трудового дня. И главное — народ ей поверил и идентифицирует себя с ней! Поверил, несмотря на то что, согласно опросам общественного мнения, 6 из 10 американцев считают ее “нечестной”!

В Джефферсонсвилле, штат Индиана, я наблюдал такую картину. Представлявший Хиллари избирателям ее сторонник, губернатор Северной Каролины Майкл Изли, патетически восклицал: “По сравнению с Хиллари даже Рокки Бальбоа в исполнении Сильвестра Сталлоне выглядит сопляком!” (Рокки в Америке — герой трудового народа.) А после выступления Хиллари, громившей “капиталистов”, люди давали ей боксерские перчатки, на которых она ставила свои автографы.

Среди охотников за автографами была и Джоди О’Делл. Получив обратно боксерские перчатки с автографом Хиллари, Джоди стала размахивать ими и восклицать:

— Она никогда не сдастся и не сойдет с ринга! Она всегда будет сражаться за права трудового народа! Хиллари — одна из нас!

Я смотрел на эту женщину и думал: “А знает ли она, что Хиллари и Билл только за последние восемь лет заработали $109 млн.?

А в Эвансвилле “в народ” ходил и Обама. Он остановился в пивной “Labor temple” (“Храм труда”). Похлопывая по плечу “храмовников”, Обама подошел к буфету.

— Я что-то стал терять вес в ходе избирательной кампании. У вас есть чем подкрепиться? — спросил Барак.
— Может, жаркого с жирной подливкой? — подсказал кто-то из бражничавших.

— А почему бы и нет? Мне пора немного пополнеть, — ответил Обама, хотя он приверженец строгой диеты.
Агитируя в Индиане и Северной Каролине, Обама все чаще расставался с пиджаком и галстуком, все чаще ел “грубую пищу”, запивая ее пивом, все чаще выступал в заводских цехах, на фермах, на спортивных площадках и треках, иногда даже играл в баскетбол (штат Индиана помешан на баскетболе и автогонках). Как сказал мне один из членов команды Обамы, “Барак пытается соскрести с себя имидж элитиста и эгоцентрика, носящего туфли от Гуччи, ездящего на заграничном “Вольво” и пьющего кофе “Латте”.

Итог “игры” — в Северной Каролине Обама одержал легкую победу благодаря голосам негров, составляющих одну треть населения штата. 92% их голосов, поданных за Обаму, нейтрализовали некоторый перевес Клинтон среди белых женщин и мужчин. Обама получил большинство голосов избирателей моложе 30 лет (56%) и имеющих высшее образование (55%). Общий итог голосования по Северной Каролине: Обама — 57%, Клинтон — 43%. Таким образом, большая часть северокаролинских делегатов, а их, как уже говорилось, 115, отойдет к Обаме.

В Индиане, где на кону стояли 77 голосов, “синие воротнички” стали переходить на сторону Хиллари, особенно те, кто зарабатывает меньше $50 тысяч в год. Благодаря им Клинтон удержала за собой Индиану (51% против 49%) с перевесом в 23 000 голосов, что по существу означает ничью в плане распределения количества делегатов. А значит, основная борьба — впереди.



Партнеры