Не желаете соснуть у Чайковского?

В музыкальном обществе, которым он когда-то руководил, открылся почасовой отель

7 мая 2008 в 18:32, просмотров: 1149

Русское музыкальное общество, созданное Антоном Рубинштейном в 1859 году, сегодня погибает. В совет директоров московского РМО входили Чайковский и Танеев. Большевики сочли РМО ненужным, но в 1959 году оно было возрождено. В советский период называлось Всероссийским хоровым обществом, но в 1987 году вернуло себе прежнее имя. РМО владело недвижимостью не только в Москве, но и по всей России. До тех пор, пока его не возглавил господин по имени Алексей Жидков.

В 2005 году на внеочередном IV съезде ВМО (к этому времени общество стало называться всероссийским) неожиданно для многих он оказался членом правления. До сих пор легитимность этого съезда оспаривается в различных инстанциях членами правления ВМО. А спустя год, после смерти председателя правления народного артиста РФ, лауреата Государственной премии, профессора Николая Калинина, вся власть оказалась в руках того самого Алексея Жидкова. Членам правления он рассказывал, что пришел в музыку из нефтяного бизнеса, что имеет юридическое образование, и обещал превратить ВМО в земной рай. Но глубже всего повествует о себе Жидков на собственном сайте: “Исполнитель, поэт и композитор, родился в поселке Новотроицк Оренбургской области. Рост средний. Образование высокое. Происхождение пролетарское. Взгляды либерально-гуманные. Тяга к творчеству с детства — потягивал застольные песни наравне со взрослыми, под аккомпанемент баяна, на котором наяривал батя”.

Потягивая застольные песни, будущий глава ВМО, возможно, уже предвидел свое прекрасное будущее. В своих признаниях он предельно откровенен: “В 15 лет поступил в Оренбургское музыкальное училище, которое с отличием закончил. Потом была служба в рядах Вооруженных сил СССР. Так попал в Москву, где играл в военном оркестре на Красной площади. Начался рынок, другие социальные отношения, и я понял, что всем миром руководят юристы и финансисты. Так поступил на юридический факультет. Окончив его, счастливее не стал”. Первое, с чего начал свою деятельность в ВМО Жидков, — провел ревизию недвижимости. Она оказалась весьма солидной: особняк в Малом Кисловском, фабрика на Таганке, предприятия в Башкирии, на Алтае, в Екатеринбурге, Волгограде, Иванове, Краснодаре, Ставрополе и Твери. И даже собственная типография в Москве. Оставалось решить, что делать с таким богатством.

Предприятия ВМО славились своей продукцией на весь мир. Они обеспечивали профессиональные и любительские коллективы одеждой, обувью, инструментами. Лучшие мастера страны изготавливали для ансамблей национальные костюмы. А в Москве в Товарищеском переулке расположился уникальный производственный комбинат, который изготавливал домры, балалайки, гусли, а также латиноамериканские ударные инструменты, фольклорные костюмы, занимался ремонтом и настройкой всех видов музыкальных инструментов. Здесь были собраны лучшие мастера столицы. Судя по всему, Жидков решил, что само счастье упало ему в руки.

Первым ушел особняк в Малом Кисловском, который помнил Чайковского и Николая Рубинштейна. Его переуступили неким коммерческим структурам. В ВМО до сих пор не знают, на что пошли полученные деньги. Дальше — больше. Ревизор ВМО Лев Горохов обнаружил, что на базе Башкирского производственного комбината возникли два частных предприятия — ООО “Элодия” и ООО “Эксклюзив”. Прибыль от их деятельности не поступает на счета ВМО. Были ликвидированы мастерские в Твери, а помещения также переуступлены коммерческим структурам. В особняке на Рождественском бульваре устроили в подвальном помещении сначала сауну, а потом переоборудовали ее в отель на час с симпатичным названием “Подушкин”. Посетители отеля рассказывали, что все почасовые услуги здесь — отменного качества. Такой же отель с тем же названием возник на территории Волгоградского комбината.

Захват ВМО проходил неспешно — ползучим методом. Но не все согнулись перед Жидковым. Производственный комбинат на Таганке сохранил самостоятельность, хотя ему пришлось покинуть арендуемое помещение. При обыске в помещении ВМО были обнаружены незаконно присвоенные музыкальные инструменты русского народного оркестра “Малахит”. Обратило внимание на деятельность Жидкова и московское правительство. 28 февраля 2008 года истек срок аренды особняка на Рождественском бульваре. Жидкову было предложено покинуть арендуемое помещение вместе с “Подушкиным”. Не тут-то было! Жидков развернул борьбу против “гонителей”. В ход пошли и пресса, и даже Интернет.

Рекламируя собственное творчество, Жидков сообщает: “Спектр музыкальных стилей в моих песнях необычайно широк: блатные аккорды и танго, босанова и романс, гармонии рока и цыганские напевы. Грубая правда жизни и тонкая лирика, бесшабашность и философская глубина переплелись, и недосказанность порой понятна, а нарисованная несколькими штрихами-словами картина обретает объем и цвет”. Думаю, без преувеличений не обошлось. Главная ведущая тема — все же блатная. Остается надеяться, что звучать ей в стенах ВМО осталось недолго.



    Партнеры