Рулевой в тандеме бывает только один

Речь Путина в Госдуме прерывалась аплодисментами каждые 80 секунд

11 мая 2008 в 18:34, просмотров: 487

8 мая Владимир Путин с благословения Госдумы стал премьером. 392 депутата из 448 нажали кнопку “за”. “Это рекордный результат по поддержке парламентом кандидатуры на должность председателя правительства!” — радостно провозгласил спикер Борис Грызлов... Но заседание войдет в историю не только итогами голосования.

Впервые претендента на пост премьера представлял лично президент. Впервые претендент этот сидел на почетном месте в президиуме, а не в правительственной ложе. И уж точно ни один из будущих премьеров не удостоился такого количества аплодисментов, как г-н Путин: его 44-минутная речь прерывалась овациями 35 раз, то есть примерно каждые 80 секунд.

Вроде бы праздный с точки зрения Конституции вопрос: “А кто у нас теперь в стране главный?” — в тот день в Госдуме праздным совсем не казался. Дмитрий Медведев, сидевший рядом с Владимиром Путиным лицом к лицу с наполненным подобострастными “единороссами” залом, выступал в почетной роли “свадебного генерала”.

Мероприятие вполне могло бы состояться и без него, но с ним все выглядело внушительнее... Президенту, конечно, аплодировали тоже — но он же пять минут хвалил бывшего президента, объясняя, почему хочет видеть того главой правительства!

“Мы с ним вместе работали и сейчас продолжаем работать, и я думаю, ни у кого нет сомнений, что наш тандем, наше сотрудничество будет только укрепляться”, — многозначительно произнес г-н Медведев. Какой именно “тандем” представлял себе он — неизвестно, но у велосипеда–тандема, где педали крутят двое, рулевой всегда только один...

Когда президентом был Владимир Путин, в разного рода спорах, время от времени возникавших между думским большинством и правительством, в роли главного арбитра выступал Кремль. А как будет сейчас, когда правительство возглавляет политический тяжеловес, председатель партии парламентского конституционного большинства? “Единороссы” вместо ответа на этот вопрос лишь пожимают плечами. Что, совсем не будет спорных ситуаций? Да быть того не может!

...В пространной речи, очень сильно напоминавшей февральское выступление на заседании Госсовета, Владимир Путин назвал приоритетами нового правительства “создание условий для полноценного развития человека за счет подъема образования, здравоохранения, науки, культуры и эффективной социальной политики”. Но именно “социальная” ее часть выглядела наименее убедительно. Например, г-н Путин несколько раз сказал о необходимости борьбы с бедностью, даже пообещал принять соответствующую программу. И порадовал: с 1 января 2009 года минимальный размер оплаты труда повысится наконец до уровня прожиточного минимума — 4330 рублей в месяц! Но прожиточный минимум — это не уровень бедности, а уровень нищеты, и радоваться тут особо нечему. К тому же, признал сам докладчик, 4330 рублей в среднем по стране — это по расчетам за последний квартал 2007 года. С тех пор уже много инфляционной воды утекло, и сколько еще утечет до 1 января?

Не ниже прожиточного минимума в регионе (то есть на том самом нищенском уровне) должна, по словам нового премьера, быть и минимальная пенсия. Что делать с находящейся в кризисе пенсионной системой? Пока ясности нет: было сказано лишь, что “необходимо существенно повысить реальный размер трудовой пенсии”. Как, за счет чего?

Геннадий Зюганов в своей речи упомянул про то, что в некоторых регионах пособия на детей — по-прежнему 75—100 рублей. Владимир Путин решил поймать лидера КПРФ на ошибке и в своем заключительном слове вернулся к этому вопросу. А зря. “Это когда было?” — спросил зал бывший президент и потом сказал, что сейчас пособие на первого ребенка до полутора лет — 1500 рублей, а на второго — 3000! Но в том-то и дело, что федеральные пособия на детей до полутора лет действительно подняли, а Геннадий Андреевич говорил о тех, что на детей старше полутора лет, и платятся они, в соответствии с законом о монетизации, принятым при президенте Путине, регионами — кто сколько сможет. Некоторые могут (или хотят) позорно мало... Получается, экс-президент не знал об этой особенности сложившейся при нем системы социальной поддержки?

Владимир Путин часто возвращался к достигнутым за последние 8 лет экономическим успехам и пытался вселить уверенность в то, что успехи эти продолжатся и впредь. Но отдельные моменты его выступления оптимизма не внушали. Так, лишь “в ближайшие годы”, осторожно пообещал г-н Путин, инфляция перестанет быть двузначной. Но на вопрос о том, какие конкретные меры намерено предпринять его правительство для борьбы с этой бедой, ничего, кроме усиленной поддержки агропромышленного комплекса, не назвал. Хотя сам оговорился, что рост цен на продовольствие на мировом рынке далеко не единственный фактор, влияющий на рост цен почти на все в России...

Ни слова не сказал Владимир Путин о том, что особо интересовало в последнее время сидевшую перед ним политическую и бизнес-элиту, — о структуре и составе нового правительства. Но и депутаты не спросили его об этом, что было совсем уж странно: они спрашивали о кадровых изменениях и структуре правительства даже технического премьера Виктора Зубкова, хотя всем было понятно, что решения принимает не он. А тут перед ними стоял как раз тот, кто принимает решения, — и молчок! Может быть, лидеров фракций на состоявшейся накануне в Кремле встрече настоятельно просили об этом не спрашивать?

...Фракции, представлявшие крупнейшие российские партии, вели себя во время торжественного действа 8 мая предсказуемо. “Единая Россия” во главе со спикером отбила себе все ладоши и дважды вставала в честь своего председателя, единогласно проголосовав “за”. От права задать Путину вопросы “медведи” отказались: “У нас есть возможность общаться с ним в разных форматах, что мы, безусловно, и делаем”, — многозначительно намекнул Борис Грызлов. У него и других руководителей партии такая возможность, наверное, есть, но у рядовых “единороссов”-статистов — едва ли...

ЛДПР сыграла в “поддавки” — на вопросы, заданные от имени фракции, соискатель премьерского кресла неизменно отвечал: “Я с вами полностью согласен”. А лидер ЛДПР, поднимаясь на трибуну для выступления, сначала поклонился сидевшим в президиуме Путину и Медведеву, объяснив, что сделал это из уважения к новой российской власти.

“Справедливую Россию” болезненно интересовал вопрос о том, собирается ли новый премьер консультироваться с другими парламентскими партиями — кроме “ЕР” (можно подумать, он с “медведями” когда-то особенно “консультировался”). Да, собирается — и даже пообещал создать при правительстве какой-то совет из представителей фракций и министров... “Справороссы”, как и члены фракции ЛДПР, отдали все свои голоса “за”.

В оппозицию сыграли одни коммунисты. Только они задавали “больные” вопросы (про инфляцию и коррупцию), только их лидер Геннадий Зюганов в своей речи позволил подвергнуть сомнению успехи путинского правления, только они нажали кнопку “против”. Все, кроме бизнесмена Сергея Собко: он уклонился от голосования. И хотя есть сильные подозрения, что степень допустимой оппозиционности КПРФ заранее оговорена Кремлем, Владимиру Путину, похоже, было неприятно, что он получил 56 “черных шаров”. В заключительном слове он два раза повторил, что нормально, когда оппозиционная фракция “не голосует”, но это, мол, коммунисты так потому, что за 8 лет столько сделано, и их “политические амбиции” снижаются.

Какое бы правительство ни сколотил под себя Владимир Путин, оно может рассчитывать на поддержку почти всего депутатского корпуса. Пока может рассчитывать...



Партнеры