У следствия вопросы к морю

“МК” стали известны версии гибели российского полярника

13 мая 2008 в 20:15, просмотров: 661

История с таинственной гибелью на борту судна “Академик Федоров” полярника Анатолия Пашина, о которой уже писал “МК”, получила неожиданное продолжение. Судно придет в Петербург из Кейптауна в начале июня. А вот тело Пашина осталось в ЮАР. Когда его привезут домой, неизвестно. И семья монтажника боится, что тело кремируют до возвращения в Петербург, и тогда узнать правду о кончине Анатолия будет уже невозможно.

Напомним, что по официальной версии Пашин получил травмы, несовместимые с жизнью. Но умер якобы от сердечного приступа. Так что же случилось на корабле?

За дачей — к Южному полюсу

Анатолий Пашин — бывший военный, майор в отставке. Прослужил в строительных войсках 23 года. Прошел Афганистан. Дважды побывал в Чечне, восстанавливал разрушенные города. В последние годы работал монтажником в СМУ-2 16-го треста. По отзывам сослуживцев, добрый, порядочный человек. Обожал свою семью. Ради нее полтора года назад и завербовался в Антарктиду — строить аэродром на станции “Прогресс”.

На шестой континент большинство людей едет не от хорошей жизни. Главная и единственная мотивация — деньги.

— Мы всегда мечтали о собственной даче, — говорит Ольга, жена Анатолия. — Дети подросли, нужны были деньги на учебу, одежду…

Семья Пашиных живет в старенькой хрущевке. В малогабаритной трехкомнатной квартире ютятся пять человек: Анатолий с Ольгой, сын Святослав, дочка Маша и бабушка.

— Он звонил домой два раза в неделю, в субботу и воскресенье, — рассказывает Ольга. — В десять часов утра нас будил телефонный звонок. Мы все рассаживались вокруг телефона, включали громкую связь и говорили без умолку.

Больше всех с Анатолием общалась 11–летняя Маша. Папа был от дочки без ума.

— Все время спрашивал, что ей привезти, — говорит жена. — А перед отправкой домой сказал, чтобы она составила список мест, куда они пойдут вместе гулять…

Страшную весть первым принял 20-летний сын Святослав. Жена Ольга в эти дни уехала во Львов к родным — на поминки: прошло полгода со дня смерти ее отца. А тут — новая беда.

Вечером 9 апреля в дом Пашиным позвонил начальник СМУ-2. По телефону зачитал радиограмму, полученную с корабля. “С глубоким прискорбием сообщаем вам, что в 0.40 судового времени 9 апреля на борту “Академика Федорова” скончался сотрудник вашей организации Пашин Анатолий Борисович”.

— Я не поверил, — говорит Слава. — Подумал, что произошла какая-то ошибка…

Близкие до сих пор не верят в смерть Анатолия. В доме нет траура. Только в воздухе висит напряженное ожидание.

— Мы бросаемся на каждый телефонный звонок. Кажется, вот сейчас услышим его голос, — говорит Ольга. — Я не чувствую, что его нет! О смерти отца я знала уже за полгода: были сны, знаки. А здесь — никаких страшных предчувствий! Может, он в коме лежит?!

“Кто-то упал сверху”

Научно-экспедиционное судно “Академик Федоров” выполняло обычный рейс, каких за годы плавания были десятки. Смена полярного состава проходит каждый год. 3 апреля корабль забрал со станции “Прогресс” полярников и бригаду строителей, в которую входил и Анатолий Пашин. Далее “Академик Федоров” отправился в Кейптаун, откуда Пашин должен был вылететь самолетом в Питер. Дома его ждали 7 мая. Но 9 апреля Анатолия не стало.

До сих пор неизвестно доподлинно, что же случилось на судне. Как рассказали “МК” в Арктическом и Антарктическом НИИ Росгидромета, Анатолий обратился в корабельный медпункт с жалобой на боли в сердце сразу после посадки на корабль. Его осмотрели, зафиксировав сочетанную травму грудной клетки и брюшной полости. Полный медицинский диагноз звучит так: множественное повреждение внутренних органов — травма позвоночника, перелом четырех ребер, обширные гематомы, отбиты легкие, сердце, почка, кишечник…

На вопрос доктора: “Что случилось?” — Пашин ответил, что на него кто-то упал сверху, когда он наклонился к прикроватному ящику. Но медики ему не поверили: чтобы получить такие травмы, нужно упасть с высоты трехэтажного дома!

На судне “Академик Федоров” находилось около 200 человек. Скрыть что-либо здесь невозможно. Тем более драку. Говорят, случись она — о ней бы знали все.

— Мы опросили всех на корабле, — говорит Вячеслав Мартьянов, начальник 53-й российской антарктической экспедиции. — Но никто ничего не видел и не слышал.

Показания этих людей заняли 80 страниц текста. Этот талмуд уже читали и Ольга, и Святослав.

— Мы ничего не поняли, — недоумевают родные. — Одни говорят, что Толя обратился к врачу еще 3 апреля, то есть при погрузке на корабль. Другие утверждают, что он себя хорошо чувствовал в этот день, а пошел к врачу 7-го числа. И еще 9 апреля (в день смерти!) он якобы помогал кому-то с компьютером, а потом за ним пришли врачи и увели в медпункт. Но как мог человек, получивший такие жуткие травмы, сам двигаться, да еще работать на компьютере?!

То, что Анатолия Пашина могли избить, полярники не исключают. Слишком тяжелые условия жизни на станции. Полтора года в замкнутом пространстве. Полгода — ночь, полгода — день. Летом — минус 20 градусов, зимой — минус 80. Нервы у людей не железные. Конфликты разгораются из-за всякой ерунды. Но чтобы разборки закончились чьей-то гибелью?

— Я 18 экспедиций провел в Антарктиде, но ни разу не видел серьезных драк между полярниками, — говорит Вячеслав Мартьянов.

— Многое зависит от начальника экспедиции, — рассказал об “антарктическом быте” один из полярников. — Один позволяет многодневное пьянство на станции, другой делает все, чтобы этого избежать: устраивает День рыбака, олимпиады, соревнования по лепке пельменей, а спиртное выдает только по праздникам. Каждому члену экспедиции полагается по бутылке водки в месяц.

Одна из жен полярников, однажды побывавшая на станции “Новолазаревская”, пришла в ужас от увиденного. Скудное питание (на еду выделяется 53 рубля в день, даже меньше, чем у зэков), нехватка витаминов, соков…

Вместо положенных по штату 50 человек на станции жили 70. Мест на всех не хватало, поэтому спали полярники где попало. Люди после полуторагодовой “отсидки” в Антарктиде обессилены до предела. Радость жизни приходит только со спиртным. По словам самих же полярников, 80 процентов несчастных случаев происходит исключительно по пьянке. Можно легко провалиться в щель между льдами или упасть в карьер. А несколько лет назад заживо сгорел в тягаче один сотрудник (чтобы согреться, он залил антифриз в отопительную систему)…

Но если Анатолия Пашина не убили и он не умер от сердечного приступа, то что произошло на “Академике Федорове”? Говорят разное. Якобы Пашина смыло волной, и он упал на палубу откуда-то сверху, разбился на трапе…

— На “Академике Федорове” действительно неудобные трапы, — подтвердил один из полярников, пожелавший не называть своего имени. — Люди не раз падали с них во время шторма, ломали руки и ноги.

Но в этом злополучном рейсе судно не попадало в шторм. С какой стати Пашину — 45-летнему крепкому мужику, спортсмену — падать с трапа? Пьяным он не был.

— Результаты вскрытия тела будут известны через несколько дней, — говорит Валерий Лукин, начальник Российской антарктической экспедиции.

В Северо-Западной транспортной прокуратуре возбудили уголовное дело по факту смерти Анатолия Пашина.



Партнеры