Защита для прокурора

“МК” выяснил, как милиционеров спасают от бандитов

14 мая 2008 в 16:29, просмотров: 812

Помните, как в голливудском боевике герою-полицейскому пришлось по долгу службы изменить внешность и зажить жизнью другого человека? Вот уж он натерпелся! Но ситуации, когда блюстители закона меняют свое имя, место жительства, а порой даже лицо, бывают не только в западных фильмах. В одной Москве (настоящей, не киношной!) десятки милиционеров идут на подобные крайние меры, чтобы защитить себя и близких. О том, почему одних людей превращают в других, корреспонденту “МК” рассказали сотрудники специального отдела в Департаменте собственной безопасности МВД РФ. Именно они обязаны предоставить стражам порядка подобную госзащиту.

Иду на угрозу

Есть такой федеральный закон №45-ФЗ “О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов”. Закон нужный — если от тебя зависит, посадят преступника или нет, есть серьезные основания опасаться за свою жизнь. И очень часто уличенный бандит или просто нечистый на руку коммерсант начинает винить в своих бедах именно оперативника или следователя, который ведет дело. Но вот интересно: структуры, которая бы непосредственно занималась защитой милиционеров, в нашей стране долгое время не было — их кто только не охранял, например, борцы с оргпреступностью или ОМОН. Лишь десять лет назад в структуре МВД наконец создали специальный отдел, в который может обратиться любой страж порядка, столкнувшийся с реальной угрозой.

Подразделение совсем небольшое. Каждый из сотрудников имеет огромный опыт оперативно-следственной работы, в основном на руководящих должностях, берут сюда только по рекомендации. Плюс — большой круг предварительных проверок, включая детектор лжи. Один из самых главных принципов в работе по госзащите — исключительная конфиденциальность. Обычно, если один-два сотрудника занимаются каким-то конкретным делом, остальные коллеги ничего об этом не знают.

В отделе замечают, что приходить сюда за помощью люди в погонах стали намного чаще. Если в 2003 году обратилось 720 милиционеров, то сейчас за год — около 2 тысяч. Это около 150 обращений ежемесячно.

— С одной стороны, такой резкий скачок можно объяснить активностью криминальных структур, с другой — тем, что все больше милиционеров хотят справиться с проблемой не собственными силами, а правовым способом, используя законные механизмы, — говорит начальник отдела Вячеслав Евстифеев. — Ну и доверие к нам все растет. А то почему-то принято считать, что собственная безопасность занимается только тем, что ловит милиционеров за взятки. На самом же деле мы не карательный орган и во главу угла ставим именно защиту сотрудников.

Оборотни в законе

— Милиционеры, попавшие в сложные ситуации, ведут себя по-разному, это от характера человека зависит, — говорят в департаменте. — К примеру, один, узнав об угрожающей опасности, начинает паниковать и тут же делится проблемой со всеми подряд — коллегами, друзьями, родственниками. Другой, наоборот, держит все в себе и впервые рассказывает об угрозах, только придя к нам. В своей работе мы уже стали психологами. Ведь принять решение о том, действительно ли обратившемуся человеку нужна защита, нужно очень быстро. Сотрудник приходит в наши стены один, а уходит уже с охраной.

Как рассказывают мои собеседники, иногда бывает, что человек слишком впечатлителен и преувеличивает свои неприятности — ведь не во всех ситуациях нужно прибегать к таким мерам, как, например, личная охрана. А может, даже и не преувеличивает — изначально знает, что ему ничего не угрожает, но просто хочет обзавестись телохранителями для важности. Еще случается, что стражи порядка просят помочь решить бытовые ситуации. Например, сотрудник жалуется на соседа по коммуналке, который пьянствует и дебоширит. Таким пострадавшим в департаменте объясняют, что госзащита занимается проблемами, которые связаны исключительно со служебной деятельностью, и в их ситуации нужно идти в обычный суд.

Впрочем, случалось в ДСБ и такое, когда с просьбой о защите обращались нечистые на руку милиционеры: человек сам связался с криминалом и теперь, чтобы отвести от себя подозрение, рассказывает о выдуманных угрозах. Своеобразный отвлекающий маневр.

Но если человек действительно в опасности, для него тут не пожалеют ни людей, ни времени, ни денег — будут охранять круглые сутки, а если надо, и судьбу поменяют.

Работа по прикрытиям

Как именно можно спасти жизнь милиционера, если его хотят убить недоброжелатели? В отделе объясняют, что тут главная задача — это создать такие условия, при которых так называемый “угрозоноситель” просто физически не сможет осуществить свои замыслы. Не раскрывая профессиональных секретов, сотрудники лишь замечают, что тут используется “полный спектр установленных законом мероприятий”.

— Мы стараемся подвести человека к тому, чтобы он сам отказался от своих намерений, — говорит Евстифеев. — Кстати, в такой ситуации преступник обычно живет и даже не догадывается, что мы знаем о его замысле и занимаемся его персоной.

Параллельно начинается работа с тем, кому угрожают. В ДСБ такие люди приходят по-разному. Кто-то получил прямые угрозы от бандитов и приносит сюда найденную в почтовом ящике записку: “Мы тебя убьем”. Кто-то сохранил смс-сообщения от недоброжелателя или даже диктофонную запись с его угрозами. А иногда бывает, что страж порядка и не знает, что над ним нависла настолько серьезная опасность, — сотрудники ДСБ по своим каналам получают такую информацию, после чего приглашают к себе и рекомендуют защиту.

Довольно типичная ситуация — когда человеку предлагают в целях безопасности переехать с семьей в другую область, изменив при этом имя и фамилию, а соответственно, и все документы. Принять решение тут очень тяжело. Представляете, каково лет в 40 отказаться от друзей, знакомых и покинуть родной город? Некоторых сотрудникам ДСБ приходится долго уговаривать, словно детей. Чаще всего милиционер все-таки соглашается, ведь жизнь — своя и близких — дороже. Упорствуют и говорят, что справятся с проблемами сами, чаще молодые милиционеры. Особенно, если необходима личная охрана. Это естественно, ведь при такой жизни уже на свидание не сходишь, в ресторан девушку не пригласишь, с друзьями в выходные не порыбачишь.

Если человеку нужно организовать переезд, с ним предварительно согласовывается, в каком регионе он хотел бы жить. Все пожелания учитываются, равно как и выбор нового имени и фамилии. Вместе с сотрудником меняют имена и все члены его семьи. Это, понятное дело, очень сложная процедура — ведь в таком случае нужно переделать все документы — паспорта, дипломы и т.д. Но у сотрудников госзащиты это все организовано идеально и происходит очень быстро — ведь дело не терпит отлагательств, на карту поставлена человеческая жизнь.

Все хлопоты, связанные с переменой места жительства и изготовлением новых документов, берет на себя государство.

— А бывает так, что человеку нужна госзащита, а вы ее предоставить не можете из-за нехватки, например, людей или средств? И жертве угроз приходится ждать, когда до него дойдет очередь? — спрашиваю у сотрудников отдела.

— Нет, такого у нас не может быть, — в один голос уверяют они.

Переезд от наезда

Чаще всего идти на такой серьезный шаг, как перемена имени и места жительства, учитывая криминогенную обстановку региона, приходится милиционерам, которые живут и работают на Северном Кавказе. Например, недавно сотрудникам отдела пришлось менять судьбу сотруднику, который много лет прослужил в этом беспокойном регионе. Он неоднократно бывал в горячих точках, принимая участие в боевых операциях. И, естественно, нажил тем самым немало врагов. Когда стали все чаще и чаще поступать угрозы от преступников, пришлось переправить его в одну из областей России. В целях безопасности сотрудника я и сейчас не могу написать его должность и даже указать города, в которых происходили эти события. Вместе с подопечным пришлось менять документы и его близким родственникам. Кстати, вскоре после переезда возник ряд типичных для таких перевоплощений проблем: решил поехать с ребенком за границу, а для этого нужно разрешение от бывшей жены. А это значит — надо снова подключать сотрудников ДСБ. Очень важная деталь: в тот момент, когда человеку создали другую жизнь, его общение с “госзащитниками” не заканчивается. Своих подопечных сотрудники отдела “ведут” до конца жизни.

В Москве случаи смены имени тоже не редкость, потому что здесь расследуются очень крупные, резонансные дела, а значит, их влиятельные и богатые фигуранты готовы пойти на все — даже заказать убийство.

Несколько лет назад моим собеседникам пришлось спасать от нависшей угрозы одного из крупных милицейских начальников (его имя тоже нельзя разглашать). В городе произошло громкое убийство. Подозреваемый в деле, которое контролировал высокопоставленный милиционер, оказался человеком непростым — имел в Москве большой бизнес, был тесно связан с криминальными кругами, да еще мог похвастаться полезными знакомствами в Госдуме. Так вот подследственный решил для себя, что исход дела зависит именно от этого милицейского начальника. И однажды в частном разговоре обмолвился, что готов пойти на крайние меры. Кстати, как объясняют в ДСБ, такие “угрозоносители” почти никогда не угрожают жертвам открыто, напрямую. Чаще всего они озвучивают свое желание один раз — и то в разговоре не с милиционерами, а с кем-то из своих знакомых.

Так вот, попав под пристальное внимание следователей, авторитетный бизнесмен уехал из страны. Его объявили в федеральный розыск. Но, как выяснили сотрудники ДСБ, отказываться от своего плана по устранению милиционера он и не собирался. Он был очень богат, имел несколько загородных домов, так что денег на убийство хватило бы. Пока милиционеру обеспечивали охрану, шли поиски беглеца, но тот был очень хитер. Свое черное дело он пытался провернуть, находясь за рубежом, но потом в отдел госзащиты поступила информация, что он все-таки вернулся в страну, хотя для конспирации менял номер своего мобильного по 5—6 раз в день. Кстати, у него даже была своя служба безопасности. Но в итоге вычислить, где находится беглец, все же удалось. Год назад его отправили в места не столь отдаленные — не помогли даже связи “наверху”…

Призрак опера

Итак, человеку изменили судьбу — теперь он не Петя Иванов, а Ваня Петров и живет не в Нальчике, а, к примеру, в Твери. Дальше его ждут довольно серьезные бытовые и психологические испытания. В чужом городе ты никого не знаешь и нужно обзаводиться новыми друзьями. А когда обзаведешься, очень захочется поделиться своей тайной. Но нельзя, потому что порыв откровенности, нахлынувший, например, после нескольких выпитых рюмок, может стоить жизни тебе или родным. По словам сотрудников ДСБ, на их практике не было ни одного случая, чтобы кто-то из их подопечных разболтал свой секрет.

Конечно, намного чаще бывает, когда специалисты по госзащите предлагают жертве угроз не уехать в другой город, а просто воспользоваться охраной. К нему приставляют телохранителей — специально подготовленных для этого бойцов. Оказавшиеся в такой ситуации тоже не имеют право на слабости. Поэтому когда уставший от постоянного присутствия охранника просит хотя бы на часок его оставить, тот отвечает: “Я не могу тебя бросить”. Иные подопечные пытаются идти на уловки, но каждая такая хитрость может стоить жизни.

— Однажды у нас был такой случай: сотрудник милиции должен был отправиться по делам в сопровождении “лички”. Но в тот день человек, которого наши люди охраняли, не дождался их и вышел из квартиры раньше. В следующую секунду он погиб.

Однако, как уверяют в отделе, такие печальные случаи единичны и связаны только с тем, что охраняемые пренебрежительно относятся к рекомендациям по защите.

Самая крайняя мера, на которую могут предложить пойти жертве угроз, это перемена внешности. Такие случаи в госзащите — редкость, но все-таки бывают. Все расходы по операции тоже оплачивает государство, ну а каким будет новое лицо — решают пациент и хирург.

И если у сменившего имя и прописку милиционера есть шанс вернуться к своей прошлой жизни — когда смертельная угроза пройдет, то изменившему внешность сделать это будет гораздо сложнее. Скорее всего так и придется до конца дней ходить с чужим лицом...

Как поясняют в ДСБ, чаще всего жертвами угроз, связанных со служебной деятельностью, становятся следователи, оперативники и вообще те, кто непосредственно контактирует по роду работы с преступниками.

— Вот сколько сейчас снято сериалов про милицию, но про государственную защиту ни в одном из сюжетов мы не встречали, — говорит Евстифеев. — А ведь столько интересных историй с этим связано, фактуры для детективов предостаточно!



Партнеры