Борьба московских девочек

Корреспондент “МК” выяснила, легко ли стать каратисткой

14 мая 2008 в 16:07, просмотров: 1499

Это было несколько лет назад на соревнованиях по карате СЭН’Э. К пожилому мужчине, облаченному в черное кимоно (единственному обладателю подобного высшего знака отличия школы СЭН’Э в России), подошел офицер. Его грудь была полностью увешана орденами и медалями. Военный несколько секунд вглядывался в волевое лицо сихана (звание основателя и руководителя школы) Тадеуша Касьянова, а затем поклонился ему в ноги.

— Я и мои друзья тренировались у вашего ученика в Рязани. Затем, будучи на войне в Афганистане, попали в окружение. Нам пришлось драться врукопашную. Были раненые, но мы вышли из окружения и не потеряли ни одного бойца…Низкий поклон за те знания и навыки, которые дает ваша школа.

В 1969 году, когда само слово “карате” было неизвестно, Тадеуш Касьянов начал развивать это вид боевого искусства в Москве. В 82-м Касьянов стал старшим тренером Московского военного округа СКА-13, СКА-27. За последующие годы через его руки прошли многие элитные подразделения: “Факел”, “Вымпел”, разведрота Кантемировской, Таманской дивизий, морская пехота под Севастополем, рязанский спецназ ВДВ, 135-е отделение милиции в Москве и т.д.

— За все это время мы подготовили более полумиллиона бойцов, а погибших в “горячих точках” можно пересчитать по пальцам, — говорит Тадеуш Рафаилович.

Особенность стиля СЭН’Э в том, что тренировки состоят из двух разделов: приемы без оружия и ведение боя с оружием. Бойцы Касьянова обучаются технике боя с 50 различными видами холодного оружия (штык, нож, топор, лезвие и т.д.). Но самое главное, что в основе CЭН’Э лежит несколько стилей: карате с элементами бокса, нескольких видов ушу, броски и болевые приемы самбо. Такое сочетание позволяет максимально приблизить школу к потребностям армии и спецслужб.

Боевая подготовка армии и здоровье нации — темы популярные, особенно в последнее время. Вот и корреспондент “МК” решил испытать на себе: каково это — тренироваться с будущими спецназовцами? И отправился в спортзал, где упражняется сборная команда Москвы по карате СЭН’Э, в которой тренируются спортсмены, входящие в состав сборной России.

Любимый удар — в пах

Честно говоря, идти в зал было страшно, ведь мы договорились с тренером команды Софьей Касьяновой не говорить спортсменам о моем журналистском эксперименте. А если учесть, что каратисты могут спокойно разбить рукой деревянную доску толщиной 60 мм, то мои опасения были вполне обоснованны.

В итоге в зал меня буквально вытолкнула фотокорреспондент. И вовремя, ибо тренировка уже начиналась. Сначала я просто не знала, куда воткнуться в длинной шеренге, выстроившейся из спортсменов. Все мои ровесники обладали высшими поясами — куда мне со своим белым? Пришлось плестись практически в самый хвост, к малышам и подросткам с таким же поясом, как у меня.

После приветствия нас разделили по группам, опять-таки в соответствии с цветом пояса. Тренер младшей группы, обладатель черного пояса Алексей Воробьев, велел нам построиться в две шеренги. Начали мы с обычной разминки, затем сенсей скомандовал:

— А сейчас переходим к рэнзоку ваза!

Как потом выяснилось, это следующий этап тренировки — отработка техники ударов, блоков и т.д. в стойках. Беспомощно размахивая руками, я отчаянно пыталась повторить блок со сложным названием гедан барай. Не успела я еще толком разобраться, куда и как заносить руку, как тренер уже отдавал новую команду:

— Кибадачи камаи!

Для непосвященных поясняю, что это широкая фронтальная стойка, в которой ноги согнуты в коленях, а стопы параллельны друг другу. Вы когда-нибудь видели всадника, который две недели скакал на лошади верхом без передышки? Вот примерно так выглядела я, постояв десять минут в этой стойке.

— Долго еще до конца тренировки? — с трудом переводя дыхание, спрашиваю у стоящего рядом парня.
— Устала уже? Так мы только начали… — “обрадовал” он меня.

В перерывах между блоками, стойками, ударами отдыхать не приходилось —  это время тренер использовал для растяжки.

— Сели на продольный шпагат! — командовал Алексей Алексеевич. И, очевидно, оценив мои возможности, добавил: — Ну… или попытались сесть.

Сразу после растяжки новое задание — отрабатывать удары в парах. Поскольку добровольно составить пару мне никто не захотел, тренер поставил со мной одного из парней по имени Андрей.

— Отрабатываем удар майе гири гедан, — продолжил тренировку сенсей. И специально для меня пояснил: — То есть прямой удар ногой в область паха.

— Ага! Удар в пах! Ну, это я умею, — услышав знакомое слово на русском языке, я заметно оживилась.

Этот удар у меня действительно получился неплохо — с остальными дело обстояло хуже. Технику мы отрабатывали еще минут сорок, блоки и удары чередовали с упражнениями на растяжку.

К началу второго часа сил практически не осталось, ноги были как ватные, кружилась голова. Но самое страшное ждало меня впереди: упражнения на физическую подготовку и выносливость!

Выдержать физо и умереть…

Как оказалось, это не просто упал-отжался: это — на кулаки, и четыре подхода по двенадцать раз. Едва я только попробовала встать на кулаки, как длинные ногти впились в ладони.

— Нужно коснуться грудью пола, — подсказывал основатель школы Тадеуш Касьянов, который внимательно наблюдал за мной.

Кое-как отжавшись два раза на ладонях, я перешла к следующему этапу: упражнения для спины. Качать спину, стандартно поднимая корпус тела из положения лежа, для каратистов было бы слишком просто. По краям зала поставили невысокие лавочки, затем спортсмены разбивались на пары: один человек ложился на лавочку животом, второй держал его за ноги. В таком положении, убрав руки за голову, нужно было подниматься и опускаться под счет тренера. Позориться и отказываться от упражнений не хотелось. На лавочку я всходила как на Голгофу. После первого приема заломило в спине.

— Медленнее, медленнее поднимайся, — советовала мне напарница, обладательница красного пояса. — Так нагрузка больше, тяжелее…

Добрая девочка, ничего не скажешь. А когда каратисты в довершение всего полезли на турник подтягиваться, я бессильно легла на пол спортивного зала. Хватит!

После тренировки оказалось, что засунуть ногу в брючину — задача повышенной сложности, а спуститься по лестнице с пятого этажа (на котором находился спортзал) — поступок, достойный героя.

…Всю следующую неделю организм каждой ноющей мышцей напоминал о журналистском эксперименте. Так что в заключение могу сказать совершенно точно: тренируют будущих бойцов спецназа на совесть.

Что нужно, чтобы сдать на черный пояс


Знать теорию:

• историю школы СЭН’Э, каноны школы, правила соревнований по спортивному рукопашному бою и по карате СЭН’Э, организационные аспекты развития филиалов школы, спортивный массаж;

• к экзамену допускается старший инструктор, посвятивший себя школе СЭН’Э.

Владеть практикой:

• выполнение КАТА — ХЭДОДИ, ХЭЧИМ, ЯНДЗЫ, ПАНГЭ, ТЕНСЁ, ЭМПИ, СИЛЛИМТАО;

• ТАМИШЕВАРИ — три попытки для разбивания двух досок в упоре толщиной 60 мм (ударом рукой и ударом ногой), разбивание доски в висе толщиной 20 мм рукой или ногой, разбивание кирпича в упоре рукой;

• самозащита против оружия (нож, пистолет, лопатка, штык, короткая палка, длинная палка);

• владение холодным оружием (по выбору сдающего), два традиционных вида и один метательный;

• два спарринга с традиционным видом оружия;

• спарринги — 3 по 3 минуты (без учета результата).




Партнеры