Кузнецы своего счастья

Рецепт удачи в России по-немецки

15 мая 2008 в 16:31, просмотров: 1207

Принято считать, что иностранцам в России жить и работать тяжелее, чем на своей Родине. И менталитет, дескать, у нас отличается. И, что еще больше затрудняет их тутошнее бытие, язык очень трудный. Помимо того, что сложна грамматика, так еще и образность какая! Абсолютно не свойственная “цивилизованной” душе…  Но во всех правилах есть исключения: кому-то у нас очень нравится. Конечно, успех иностранца во многом зависит от его способностей. Но в немалой степени и от того, какой  из русских языков является для него предпочтительным. Язык Тургенева, Толстого, Достоевского, безусловно, с наскока не осилишь. А вот такие понятия, как “кинуть”, “продинамить”, “откатить” и “лохов развести”, — совсем другое дело. Некоторые, правда, пытаются смысл усвоенных слов привнести и в собственную жизнь. Кстати, получается неплохо.

Люди мы не местные...

Знакомьтесь, господин Дитенбергер Питер Франц Вильгельм. Гражданин Германии, житель России, проживает в роскошном коттедже в элитном поселке на участке в 80 соток, имеет не только весьма представительный автопарк (“семерку” БМВ, Порше Кайен, “Майбах” — в общем, дешевле 100 тысяч евро ни одного “железного коня” в гараже нет), владелец аж пяти стволов огнестрельного оружия. И все это счастье он обрел именно в России. До этого, судя по разным сведениям, наш герой пытался найти приложение своим талантам и в Индии, и в Иране, и в Ираке, и в Иордании, и даже в США, но там миллионов нажить не удалось. Другое дело — наша страна. Господин Дитенбергер и сам признался в одном из интервью, что Россия — это рай. И поверьте, он знает, о чем говорит. Правда, для его деловых партнеров “рай” Питера выходит боком. Оправдывается поговорка: “Что русскому хорошо, то немцу смерть”. Только в нашем случае наоборот.

Яркий взлет господина Дитенбергера случился вскоре после того, как его познакомили с российским предпринимателем Георгием Трефиловым. Трефилов, выпускник МГТУ им. Баумана, относится к той когорте российских бизнесменов, которым богатство не свалилось на голову после приватизации или залоговых аукционов, а было выстроено, что называется, собственными руками. Еще в 1991 году Трефилов, тогда 20-летний молодой человек, занялся бизнесом. Начал с того, что организовал мебельное производство, оборудовав цех в обычной школе и наняв всего лишь четырех человек. Дела шли хорошо, и вскоре возглавляемая им компания “Марта” переключилась и на другие сферы деятельности — отделочные материалы, упаковка, потом недвижимость. Дефолт 98-го не прошел для бизнеса Трефилова бесследно: мебель и товары для ремонта временно ушли на периферию потребительского спроса. И тогда он, по собственному выражению, вспомнил, “что есть людям хочется всегда”.

Это время — фактически новое рождение торгового холдинга “Марта”. До недавнего времени на рынке компания была известна как развивающая большие магазины BILLA и “Гроссмарт”.

Холдингу “Марта” и обязан в значительной степени своим благосостоянием Питер Дитенбергер.

Говорят, немца привел к Трефилову один из друзей российского бизнесмена, которому Питер вроде никак не мог вернуть небольшой такой должок: порядка ста тысяч долларов. Дескать, денег нет, зато голова полна идей —бери, пользуйся. Трефилов же к тем, кто имеет собственные идеи, относился всегда уважительно. Тем более что “Марта” развивалась более чем активно, постоянно увеличивая свое присутствие в регионах России, поглощая более мелкие торговые сети. К тому же деловым партнером Трефилова стала одна из крупнейших немецких компаний — концерн Rewe Group, владеющий по всему миру более чем 12 000 магазинов, оборот которых в 2003 году составил около 40 млрд. евро.

Немецкий концерн сначала хотел просто поглотить магазины “Марты”, но Трефилов сумел договориться с ними о более выгодной для россиян схеме. Сначала Rewe выкупает 75% розницы “Марты”, а затем доли немцев и россиян передаются в СП, которое развивает бизнес под брендом Billa. “Марта” же в ответ на свой страх и риск покупает новые магазины, развивает их и продает все тому же СП с комиссией. В общем, подобная схема устраивала всех. Немцы получали в результате готовую “конфетку”, а Трефилов — уверенность в завтрашнем дне и возможность привлечения относительно дешевых кредитных ресурсов, которые были ему нужны как воздух. Оно и понятно: активная региональная экспансия требует такого объема финансов, которого в наличии ни у одной торговой компании нет. Да что там торговой, даже мировые гиганты, такие, как Shell, BP, GM и другие, берут деньги взаймы под новые масштабные и перспективные проекты. Так что, по большому счету, если партнеры надежные, в этом ничего страшного нет. На подписание соглашения между немцами и “Мартой” в июле 2004-го приезжали даже Путин и Шредер, настолько это было знаковое событие.

Вот только Трефилов и не предполагал, что “слабым звеном” его “крепости” окажется Питер Дитенбергер, не имевший до определенной поры официального разрешения на работу в нашей стране. Но ведь у нас иногда действует странное для деловой среды правило: лишь бы человек был хороший.

В результате спустя некоторое время Дитенбергер стал един в трех лицах. Вернее, в трех должностях. Глава представительства немецкого концерна Rewe, советник председателя Совета директоров торгового холдинга “Марта” (председатель Георгий Трефилов) и советник председателя Совета директоров девелоперской фирмы RTM, которую основали Трефилов и еще один российский бизнесмен, Эдуард Вырыпаев (для того, чтобы управлять имеющейся недвижимостью более эффективно).

...Но от того не менее ловкие

Вы когда-нибудь держали в руках расписку о получении наличных денежных средств на сумму один миллион двести тысяч долларов? Это, конечно, не сами деньги, но тоже бумажка внушительная. Именно столько для Питера Дитенбергера получил водитель на так называемые “представительские расходы” в ноябре 2007-го. Сколько из них действительно было истрачено на работу с одной из ритейловской сетей — одному богу известно. Ну, может, еще самому Дитенбергеру.

 Однако понятно, что на относительно скромную зарплату главы представительства зарубежной компании в российской столице не купишь не то что особняк, даже часть имеющегося у Дитенбергера автопарка. Питер на своем примере доказал, что если “ласковый теляти у двух маток сосет”, то ласковый и умный (хитрый, пронырливый) может это делать одновременно с тремя матками. И потому зарплаты, премии, бонусы сыпались на него со всех сторон. Премия 180 750 евро, выплата 93 387,45 доллара, доплата плюс бонус в 100 000 долларов. На фоне таких выплат зарплата то в 5, то в 7 тысяч у.е. выглядит практически подаянием.

Но вершиной карьерного успеха Дитенбергера стало поручение Трефилова вести переговоры о сделке “Марты” с Rewe по продаже части сети “Гроссмарт”.

То есть переговоры он, по сути, должен был вести сам с собой — как советник хозяина “Марты” и глава представительства немецкого концерна одновременно. С умным человеком, как известно, поговорить всегда приятно. Особенно если начальник полностью тебе доверяет. И потому отчеты о ходе переговоров Трефилов получал самые радужные: дело на мази, максимум в марте 2008-го сделка будет завершена.

Для Трефилова вопрос продажи части “Гроссмарта” был очень важен. Дело в том, что в 2007 году он разместил вексельный займ со сроком погашения в 2011 году, но векселя были предъявлены к оплате досрочно, в январе 2008-го. Сыграл свою роковую роль финансовый кризис в Америке, когда дешевые заемные средства на Западе перестали существовать. Чтобы расплатиться по обязательствам, Трефилов занял деньги у своего компаньона, бизнесмена Вырыпаева. А сделать это можно было, лишь продав ему свою долю в RTM. По сведениям газеты “Коммерсант”, сумма сделки составила около 10 процентов от рыночной стоимости доли Трефилова, при этом два основных акционера RTM договорились, что через пару месяцев Трефилов сможет выкупить свои акции обратно по той же цене. Естественно, хозяин “Марты” рассчитывал вернуть долг компаньону из тех средств, что Rewe заплатил бы по “почти готовой” сделке, которую готовил Дитенбергер.

Но… после того, как Трефилов погасил предъявленные векселя на заемные деньги, господин Дитенбергер объявил своему хозяину, что его руководство в Кельне, концерн Rewe больше не заинтересовано в сотрудничестве с “Мартой”. И никакой сделки по покупке “Гроссмарта” не будет.

Стоит ли говорить, что Вырыпаев сразу же “забыл” об обещании вернуть акции Трефилову по фиксированной цене. И бизнес стоимостью в 600—700 млн. долларов просто и изящно, в результате “на доверии”, перешел из одних рук в другие.

Г-н Дитенбергер, без которого эта “спецоперация” просто не могла быть произведена, думается, не остался без вознаграждения. Советник председателя Совета директоров компании RTM при председателе Трефилове, он теперь становится “независимым членом Совета директоров RTM” (при Вырыпаеве). Но кто знает, каких новых сюрпризов стоит от него ждать новому хозяину.

***

…Россияне привыкли гордиться своим умением находить нестандартный выбор из любой ситуации. Дескать, европейцам, не говоря уж об американцах, наша находчивость и не снилась. Вот, например, писатель-сатирик Михаил Задорнов убеждает нас в этом с редким постоянством. Только в жизни получается порой совсем не по Задорнову, а наоборот. И какой-нибудь авантюрист способен “обуть”, а то и по миру пустить “гениев бизнеса”. Причем слово “гений” в данном случае можно употребить и без кавычек. Российские предприниматели, придумывающие собственные ноу-хау для развития и ведения бизнеса, отчего-то полагают, что их партнеры-иностранцы — непременно честные люди.

 Похоже, настало время прощаться с иллюзиями.



    Партнеры