Мольер по-американски

Аспиранты из Гарварда осовременили классициста

18 мая 2008 в 19:26, просмотров: 695

В столице проходят первые дни фестиваля студенческих спектаклей “Твой шанс”. И если мы привыкли к почтенным бабушкам в качестве театральной публики, то на этих спектаклях не увидишь никого старше 30. Это театр молодых, само будущее мирового театра. Именно мирового — в эти выходные чехи показали свое понимание “Братьев Карамазовых”, а американцы из Гарвардского университета обновили комедию Мольера, нисколько его при этом не обидев.

Аспиранты Института высшего театрального образования при Гарвардском университете приехали в Москву большой командой — в спектакле “Скромное обаяние господина Журдена” занято 18 человек. Текст пьесы Мольера “Мещанин во дворянстве” практически не изменен, разве чуть подсокращен. Американские аспиранты стряхнули пыль с классициста легко и непринужденно, со “скромным обаянием”.

Открывается дверца, и входит господин Журден — правда, не в халате, как у Мольера, а в майке-“алкоголичке” и тренировочных штанах. С самодовольным видом оглядывает зал. И началось. Сюжет остался тем же: Журден повернулся на интеллигентности и захотел “откушать” утонченного. Все прихлебатели и учителя искусств обводят его вокруг пальца. Тут еще и дочка захотела выйти бог знает за кого, не за дворянина. Однако благодаря находчивости неудавшегося жениха Журден снова оказывается в дураках — поверил в какого-то турецкого султана. Все завершается благополучно, и к Журдену возвращается разум.

В интерпретации американского режиссера Дмитрия Трояновского Журден (Джим Сенти) — это практически наш бизнесмен, который сначала жизнь положил на зарабатывание денег, а потом вдруг пришел к вечным ценностям и захотел подышать искусством. Супруга Журдена (Карон Брискоу) — афроамериканка, у которой самая звездная роль в спектакле. Она работает почти что на одной мимике, но какой! Ей достаточно только губы недовольно свернуть, как зал уже помирает. Этакая жена бизнесмена в деловом костюме, маленькая бомбочка, которая ежеминутно готова взорваться гневом.

У каждого актера в этом спектакле есть своя “фишка”, неповторимый прием, с которым они выходят на сцену, пусть ненадолго, зато зритель долго не забудет. Дочь Журдена — вечно сосущая петушка на палочке, отчего глаза у нее становятся глупыми-глупыми. Служанка Николь — в одной руке книжка, в другой пылесос, что пропылесосит, то и ладно. Хореограф-гей, который вечно к Журдену пристает. Золовка Журдена — нервная дамочка в бигудях с откляченным задом, вечной сигаретой и бокалом чего-то успокоительного, неспособная без служанки даже стул себе подвинуть. А уж когда Журдену представляют якобы турецкому султану — тут “фишек” не оберешься. Юмор вроде бы типично американский, однако жанр спектакля выверен строго: все по законам классицистических комедий XVII века, которые прекрасно действуют и сегодня. Все персонажи уникально смешные и глупые, а зритель — самый умный, он единственный знает, кто кого надул.



    Партнеры