Сыщики нашли хулигана в сенате

Завершено расследование уголовного дела экс-сенатора Игоря Изместьева

20 мая 2008 в 19:03, просмотров: 250

Следственный комитет при прокуратуре РФ завершил расследование уголовного дела в отношении экс-сенатора Игоря Изместьева, обвиненного в терроризме и организации серии убийств и покушений, в том числе и на Урала Рахимова, сына президента Башкирии. Сам господин Изместьев своей вины не признал ни по одному эпизоду.

Как пояснил адвокат экс-сенатора Сергей Антонов, «в обвинительном заключении появился новый, но не менее абсурдный, чем все остальные, эпизод — хулиганство. По версии следователя, господин Изместьев, организовавший преступную группировку, дал указание лидеру кингисеппской группировки Сергею Финагину ездить по столичным и подмосковным автозаправочным станциям и из хулиганских побуждений забрасывать их гранатами». Новая порция обвинений по этому громкому делу поставила в щекотливую ситуацию ФСО. За что эта хваленая спецслужба получает деньги из бюджета, если в Совет Федерации без надлежащей оперативной проверки допускается к государственным секретам психически неуравновешенный человек?

Напомним, что 16 января российские спецслужбы выманили  Игоря Изместьева из Швейцарии и задержали его в аэропорту Бишкека, куда он прибыл по приглашению премьер-министра Киргизии. Впоследствии Изместьев фигурировал в деле как заказчик и организатор совершенных членами банды Финагина убийств и покушений. При этом ряд несостоявшихся жертв, как, например, Урал Рахимов, так и не были признаны потерпевшими по делу. Затем экс-сенатора обвинили  в терроризме, приписав ему организацию взрывов в Уфе, а также поджог типографии, в которой печатались листовки в пользу одного из кандидатов в президенты Башкирии. Сам Изместьев в то время шел на выборах кандидатом-«дублером» Муртазы Рахимова. Следователей не смутило, что с юридической точки зрения у обвинений в терроризме другие мотивы. По ст. 205, должен существовать умысел, направленный на дестабилизацию обстановки в стране, а также давление на власти с тем, чтобы они приняли какое-то решение. При терроризме действия террориста направлены не на конкретного человека, а на то, чтобы было больше жертв.

После ареста Игорь Изместьев неоднократно заявлял, что считает уголовное дело против него преследованием со стороны заинтересованных лиц — бизнесменов, имена которых он называть отказался. Свой арест он считает незаконным, а обвинения – абсурдными. По мнению его защитника Сергея Антонова, через Изместьева оказывается давление на президента Башкирии Муртазу Рахимова и его сына с целью отобрать у них ТЭК республики.

Мягко говоря, криминальный «вожак» у сыщиков получился какой-то странный. Во-первых, кроме Финагина, которому светит пожизненный срок, никто из полутора десятков участников группировки не только не знал своего босса в лицо, но даже и фамилию его не слышал. Коза Ностра по конспирации отдыхает. Во-вторых, экс-сенатор, по версии следствия, видимо, ценил старину. Только этим можно объяснить феномен, когда арсенал душегубов состоял не из бесшумных и беспламенных современных снайперов, а наполовину — из «копанного» оружия: винтовок Мосина, автоматов Шпагина, а также самодельных наганов. Вызывает удивление и логика следствия:  бывшему сенатору, якобы руководившему группировкой, почему-то вменяются в вину только отдельные эпизоды злодеяний банды Финагина, а не все преступления группировки.

Зато обвинители выглядят добрыми самаритянами, когда дело касается уголовников, на чьих показаниях строится обвинение. Один из них  получил за шесть доказанных убийств целых 12 лет: по два года за одну загубленную жизнь. На каких условиях у него получали «признания», догадаться несложно. «Профессионализм следователей прокуратуры — ниже плинтуса. Похоже, они действуют по принципу трех «й»: хватай, сажай и выжимай. Это все, что они умеют», говорит Сергей Антонов. По его словам, следствие хочет засекретить рассмотрение этого уголовного дела в суде.

"Сделать это планируется на том основании, что в нем фигурируют материалы с грифом "секретно". Речь идет о прослушивании телефонных переговоров по эпизоду с дачей взятки оперативному сотруднику ФСБ, — пояснил адвокат. — По моему мнению, это абсолютно надуманный повод, поскольку засекретить уголовное дело можно лишь в двух случаях: когда в нем имеются сведения, содержащие гостайну, или затрагиваются вопросы, связанные с интимной жизнью потерпевшего".

В ближайшие дни господин Изместьев и его защитники начнут знакомиться с 97 томами уголовного дела, после чего оно будет передано в суд. «Мы будем настаивать на суде присяжных, ведь профессиональные судьи находятся под жесточайшим прессингом. В этой ситуации им доверять не приходится», — заявил адвокат Антонов.



Партнеры