Прямая и явная угроза

Как бороться с рейдерством, уничтожающим отечественную экономику

20 мая 2008 в 19:00, просмотров: 266

Одной из главных задач, стоящих перед страной в целом, а особенно — перед государственной властью, как не раз уже заявлял президент Медведев, является создание благоприятных условий для ведения бизнеса и развития предпринимательства. Что, в свою очередь, предполагает, прежде всего, защиту собственности. И здесь недавно вступившего в должность главу государства подстерегает очень мощный и увертливый враг — рейдеры. Которые живут и здравствуют уже второй десяток лет, но особенно развились в последние 4—5. И которых можно победить только комплексно, перекрыв им кислород по всем фронтам. Именно такой вывод следует из доклада президента фонда “Центр политических технологий” Игоря Бунина “Рейдерство как социально-экономический и политический феномен современной России”, который он представил вчера.

Пожалуй, одноименное исследование, которое и стало основой доклада, как никогда раньше определило и место, и значение, и масштаб современного рейдерства в нашей стране, и безуспешность предпринимаемых доныне попыток борьбы с ним. Традиционно рейдерство делится на три так называемых “цветных” типа: “черное” — использование исключительно незаконных инструментов (шантаж, бандитские налеты, силовые заходы в компанию и т. д.), “серое” — сочетание квазизаконных и незаконных мер (когда для “решения вопроса” привлекаются государственные чиновники, принимающие “нужные”, как бы законные решения на основании в том числе и поддельных документов) и “белое” —  квазизаконные действия (организация забастовок, проверок, срыв собраний акционеров). Но даже “белое” не обходится, как правило, без нарушений действующего законодательства.

Наша страна и в этом вопросе пошла исключительно своим путем. И зачастую российские рейдеры используют так называемый “комбинированный” подход. Как это было, например, в истории с попыткой захвата крупнейшего российского производителя и экспортера синтетического аммиака — компании “Тольяттиазот”, конфликт вокруг которого, начавшийся летом 2005 года, не утих и до сих пор. Тогда компания Synttech скупила примерно 10% акций химического комбината и захотела получить контроль над Советом директоров ТоАЗа. Примерно в это же время в отношении владельца основного пакета акций Владимира Махлая и управляющего завода Александра Макарова были возбуждены уголовные дела по статьям “уклонение от уплаты налогов”, “мошенничество в особо крупных размерах”, “отмывание средств, добытых преступным путем”. Спустя почти два года против них же возбудили еще одно уголовное дело, но суды самарской области (сначала районный, а потом и областной) признали это незаконным. Решение о возбуждении еще одного уголовного дела пришлось отменять уже Генпрокуратуре РФ, что было потом подтверждено московскими районным и городским судами.

И можно было бы такое упорство правоохранителей свести к традиционному “бдят” и “стоят на страже законности и государственных интересов”, если бы все вышеупомянутые действия не сопровождались многочисленными проверками и обысками с выемками документов, прошедшими примерно в то же время. Практически параллельно по времени федеральное имущественное ведомство в арбитражном суде Самарской области вдруг решило оспорить итоги приватизации госпакета “Тольяттиазота” и потребовало признать ее незаконной. По странному совпадению активизировались и налоговики, а некая фирма, о которой до той поры никто и слыхом не слыхивал, стала обращаться в суды с исками к предприятию о возмещении нанесенного ей ущерба от продажи аммиака якобы по заниженным ценам. А Ивановский арбитражный суд, куда обратились до сих пор остающиеся неизвестными лица, предъявившие подложные документы, даже арестовал акции предприятия. Однако арест акций продлился лишь несколько дней и был отменен самим вынесшим это решение судьей.

Рейдеры, пытавшиеся захватить одно из ведущих предприятий отечественной экономики, похоже, заручились поддержкой и в высших эшелонах власти. Так, например, совсем недавно первый зампред Высшего арбитражного суда России Елена Валявина, дав подписку об ответственности за дачу ложных показаний, рассказала, что по делу об акциях ОАО “Тольяттиазот” к ней обращались даже из Кремля. И требовали отменить ее решение об освобождении от ареста акций компании. Если уже такие люди на таких постах подвергаются давлению, то совершенно ясно, что абсолютно прав президент Дмитрий Медведев, уделивший проблеме особое внимание: “Одним из проявлений неуважения к собственности, к труду других людей выступают по-прежнему носящие массовый характер незаконные захваты фирм (так называемое рейдерство). Какая уж тут инициатива или мотивация, если предприниматель знает, что он может в любую секунду лишиться своего дела в результате бандитских операций? Это, по сути, реликт непростых отношений 90-х годов. Считаю крайне необходимым скорейшее принятие антирейдерского пакета [законов]. Причем в таком виде, чтобы это не было банальной декларацией, а реально создало инструменты для предотвращения рейдерства”. Особенно опасно, как пояснил Бунин, что после рейдеров-частников, воюющих друг с другом, рейдерством стали заниматься представители государственной власти.

И таких примеров, когда рейдеры пытаются захватить не какое-то малодоходное предприятие, а флагмана отрасли, или, на худой конец, компанию, настолько встроенную в производственную цепочку, что ее можно счесть ключевой,  по всему многострадальному Отечеству наберется вагон и маленькая тележка. Новосибирский авиаремонтный завод и Казанский протезно-ортопедический завод, ставшие, наряду с “Тольяттиазотом” классическими иллюстрациями в докладе Бунина, — лишь наиболее характерные примеры. А был еще и Ступинский металлургический, имеющий стратегическое значение для целого ряда отраслей. Все это лишний раз доказывает тот непреложный факт, что пока рейдерство не побеждено, все разговоры о праве собственности, об инновациях и опережающем росте экономики так и останутся, по большей части, разговорами.

Закономерен вопрос: что делать? Главная и первостепенная задача, по мнению экспертов “Центра политических технологий”, заключается в принятии в кратчайшее время пакета антирейдерских законов. Не надо удивляться совпадению позиций с мнением президента-юриста. Тем более что исследование велось еще до вступления Медведева в должность. В данном случае стоит скорее порадоваться совпадению позиций.

Что подлежит изменениям? Закон “Об акционерных обществах”, Кодекс об административных правонарушениях, изменение уголовного законодательства, законопроект, ужесточающий требования к ЧОПам и детективным агентствам, закон “О рынке ценных бумаг”. Большая часть изменений — это поправки, уточняющие понятия и ужесточающие наказания.

Но совершенно ясно, по мнению экспертов, и то, что любой закон будет хорош лишь тогда, когда он будет исполняться. И здесь они связывают свои надежды с будущим решением Высшего арбитражного суда, который начал рассматривать вопрос о защите прав предпринимателей в апреле этого года. Согласно проекту постановления, существенно увеличится ответственность чиновников за принимаемые ими решения. И это — один из ключевых моментов. Ведь без произвола чиновников, прикрывающихся, словно щитом, своими должностными обязанностями, ни один рейдерский захват никогда не получит статус законного действия.

Время принимать решение пришло. Ведь, как сказал Бунин, Россия стоит перед выбором, куда идти: “Или страна придет в цивилизацию, или превратится в странную коррупционную организацию”.



    Партнеры