Карамазовы за стеклом

Чехи нашли нового героя в романе Достоевского

20 мая 2008 в 15:46, просмотров: 506

Что происходит в театре сегодня — известно. Что будет завтра — вопрос. Ответ на него знает фестиваль студенческих спектаклей “Твой шанс”. Кто не успел, тот опоздал. Опоздал увидеть “Братьев Карамазовых” театра “Диск” из Праги . Историю русского семейства, замешенную на любви, крови и безумии, наблюдали репортеры “МК”.

Достоевского студенты из Праги начали с гимна России. Кое-кто повскакивал с мест. Что это? Провокация или просто фишка режиссера? По сцене в это время бродят странного вида люди. Часть декораций — маленькая комнатка за стеклом. Это и дом, который весь спектакль старательно и медленно драит Смердяков. Это и потайная комнатка души каждого персонажа. Это место, где случилось убийство, — по стеклу размазана кровь.

Алеша Алеша и есть, в серой сутане, беленький, худенький мальчик. Митя — дикий, волосатый, буйный, вроде орангутанга. Иван — длинные волосы, в очках, мятущаяся душа. Смердяков — согнутое, пухленькое, забитое существо в очках, червячного вида. Грушенька — пышная короткая юбка, декольте, тонкая коса на затылке так и прыгает. Классически приличная Катерина Ивановна. А отец? А отца и нет. Вообще. Как объяснил режиссер, все актеры молодые, на роль отца никого не нашлось.

А главный персонаж — кто, как вы думаете? Лиза. Девочка-инвалид, влюбленная в Алешу. “Не хочу быть святой! Хочу мерзости делать, и чтобы все стояли и пальцем на меня показывали!” Это тот крик человека, который “в Бога-то, может, и не верует”. В каждом есть такой крик. Подтверждение тому — странный персонаж, нелепая девочка — вся в красном: красное платье, красные колготочки до колен… Синяк под глазом, волосы безобразно размазаны по щекам. То ли девочка, то ли виденье… А может, чертенок, который бродит по сцене и что-то кричит, шепчет. Или дух смерти, крови, убийства, а может, любви?

— Это — alter ego Лизы, — рассказал “МК” режиссер Даниэль Шпинар, — он всех провоцирует, всюду бегает.

— А зачем гимн?

— Чтобы все сосредоточились, сконцентрировались и отдали честь России.

Еще одна провокация — Смердяков снимает рубашку, штаны, кальсоны, оставшись абсолютно голым. Зрители разглядывают белое тело с мужскими достоинствами. Так и только так Смердяков должен сделать, прежде чем покончить с собой.

А фестиваль продолжается. Сегодня московская публика увидит сценические успехи финского Тамперского университета, а в четверг кафедра пластической выразительности актера (Щукинский институт) представит “Мир людей и вещей”.



    Партнеры