Эстонское шоу: лежачего бьют

Арнольд Мери — “МК”: “Судом надо мной власть отвлекает народ от своих ошибок”

21 мая 2008 в 20:36, просмотров: 1124

В Эстонии временно приостановили процесс по делу Арнольда Мери, которого власти обвиняют в “геноциде эстонцев”: в 1949 году он принимал участие в депортации. Спустя десятилетия он стал “врагом номер один”, хотя по большому счету должен и по сей день считаться героем. “МК” попытался разобраться в хитросплетениях судьбы человека, которого правительство Эстонии назначило преступником, и поговорил с ним самим.

Суд над Арнольдом Мери решили проводить на острове Хийумаа. Из Таллина до него около пяти часов пути, а врачи категорически запретили подсудимому столь долгие путешествия. Адвокаты просили перенести рассмотрение дела в Таллин, но власть сказала: нет. Выводы делайте сами...

— Конечно, Мери мог отказаться присутствовать на процессе по состоянию здоровья, — говорят в адвокатской конторе Свена Силлара. — Но он решил не прятаться за справкой и приехал.

...В 1949 году с острова Хийумаа было депортировано около 300 человек, а Арнольд Мери был направлен туда своеобразным куратором и наблюдателем от ЦК компартии Эстонии. Наблюдать он должен был за действиями самого КГБ, который и осуществлял депортацию. Именно это и послужило основой возбуждения в современной Эстонии дела против Мери. Сбор доказательств вины занял 14 лет. Не потому, что эстонские следователи плохо работают. Просто дело то открывали, то закрывали — в зависимости от политической обстановки. В определенный момент стране нужен был образ врага, в который идеально вписывался Мери, и дело тут же с шумом продолжали.

— На сей раз, когда положение в республике ужасное из-за полнейшего спада экономики, народ надо чем-то отвлекать от проблем, вот и решили устроить громкий судебный процесс, — говорит секретарь Антифашистского комитета Эстонии Андрей Заренков. — Кроме того, по-прежнему среди эстонской элиты сильны реваншистские настроения.

Процесс начался во вторник с чтения обвинительного заключения объемом в 47 страниц, в котором главными были следующие строки: “государство не смогло выяснить, какие у Мери были права и обязанности на Хийумаа”! После этого по требованию адвоката Мери процесс был приостановлен для проведения экспертизы состояния здоровья подсудимого.

— Он пожилой человек, ему 88 лет, и у него рак легких, — говорит адвокат Свен Силлар. — Надеюсь, что по заключению экспертизы суд хотя бы перенесут в Таллин, чтобы мы не ездили постоянно на остров.

О том, чтобы прекратить судебное преследование больного человека, никто и не мечтает. Не та обстановка. Процесс, по мнению специалистов, будет очень долгим. Перерыв объявлен по крайней мере до конца осени.
— Я думаю, что процесс затянется до... смерти Мери, — говорит Заренков. — Вынести обвинительный приговор (в случае которого Мери грозит пожизненное заключение. — “МК”) никто не решится, а когда он умрет, можно будет говорить уже все что угодно!

У адвоката Мери более оптимистичные настроения, и он считает, что рано или поздно Арнольда Константиновича оправдают…

Сам Арнольд Мери рассказал “МК” свою версию событий.

— Арнольд Константинович, ваше мнение, почему процесс открыли именно сейчас, а не, например, 14 лет назад, когда президентом Эстонии еще был ваш двоюродный брат?

— Это всего лишь отголосок той политики, которую проводит сегодняшняя власть. Ей стало выгодно и удобно начать процесс именно сейчас, чтобы отвлечь народ от собственных ошибок.

— Почему вообще именно вас выбрали в качестве мишени? Ведь, по вашим же словам, вы в 1949 году были всего лишь наблюдателем во время депортации.

— Ну, утверждать так все-таки не совсем правильно.

— А кем?

— Для того чтобы это понять, надо вспомнить ситуацию тех времен. Эстония вошла в состав СССР, и не всем это нравилось. А когда в Москве приняли решение о депортации, то правительство республики по возможности протестовало. Эстонская компартия пыталась убедить Москву в том, что высылать людей ни в коем случае нельзя. Не получилось. И тогда ЦК компартии Эстонии принял решение: направить в каждый уезд своего представителя, который бы присматривал за действиями КГБ.

— То есть?

— Чтобы, во-первых, высылали именно того, кого надо, а не того, на кого местный комитетчик когда-то обиделся. Во-вторых, чтобы при депортации не было насилия и воровства со стороны КГБ. Кроме того, я старался помочь людям, которых выселяли. Ну представьте себе: высылают семью. Люди собирают личные вещи и отправляются на берег моря, потому что оттуда их на лодках переправляют на судно. На лодках! А у людей своих вещей только полторы тонны! Незначительное волнение — и лодка перевернется. И вот я связался с руководством Балтфлота, с которым у меня были хорошие отношения, и попросил прислать какую-нибудь посудину, чтобы нормально перевезти людей. И таких примеров масса была. Вот и судите сами, какое участие я принимал в депортации.

— Чисто теоретически нынешнее правительство Эстонии должно вас не судить, а назначить героем...

— Ну, вы рассуждаете с точки зрения идеального правительства. Наша же власть озабочена совершенно другими идеями...

Арнольд Константинович Мери — единственный живой Герой Советского Союза на территории Эстонии. В свое время он уже пострадал из-за той депортации. Кто-то настучал на него за излишнюю доброту к высылаемым. Его лишили звания и выгнали из партии. Потом, правда, восстановили и награду вернули. И вот теперь он вновь “виновен”…





Партнеры