Таня Буланова не любит телячьих нежностей

“Если Влад меня бросит, я найду утешение в работе”

25 мая 2008 в 16:42, просмотров: 410

Она сумела поменять привычку на любовь. Она смогла развестись с мужем-продюсером и стать женой футболиста. И пусть недоброжелатели до сих пор судачат об успешной пиар-акции — ей все равно. Заслуженная артистка Татьяна Буланова переживает по другому поводу: “Человеку, который, пусть и невольно, причинил боль другому, очень тяжело с этим жить”. Она по-питерски сдержанна, даже холодна, но в голосе отчетливо слышны тревожные нотки. Ее старший сын не общается с отцом, а она продолжает работать с бывшим мужем. А вообще семья для нее не главное, и она не боится быть брошенной.

— Таня, вы живете на два города. Место, которое вы называете домом, где оно?

— Это Санкт-Петербург. Я очень люблю Москву, но никогда не предам Питер.

— То есть “Я еду домой” означает “Я еду в питерскую квартиру”?

— Да, хотя в Москве у меня тоже есть квартира, тоже есть свой дом.

— А ваша семья на сегодня — это кто?

— Моя мама, мой старший сын, мой муж, мой младший сын. Это первоочередная семья. Еще у меня есть брат родной, любимые племянники, кот Масик.

— Кто в доме хозяин?

— Мужчина, конечно. Я не лидер по натуре. Мне нравится быть в команде и только, мне нравится быть за кем-то, чувствовать, что передо мной кто-то стоит, кто-то ведет меня. Я за то, чтобы мужчина принимал решения, это его прерогатива. Женщина должна быть слабой, ведомой, ни в коем случае не добытчицей. Мне нравится, когда мужчина себя позиционирует как глава семьи — приносит деньги в дом, заботится о благополучии семьи, берет на себя ответственность за самые сложные вопросы.

— Поговорка “Муж — голова, жена — шея, как хочет, так и вертит” применима к вашей семье?

— Абсолютно неприменима. Я так понимаю это высказывание: муж сказал, я согласно кивнула, а поступила по-своему? Это не семья. Должно быть максимальное взаимопонимание без всякой недосказанности. Ведь муж и жена — два самых родных человека, они даже ближе друг другу, чем дети и родители. А что это такое: он — голова, я — шея? Лучше уж тогда я буду сама и головой, и шеей, чем вот так.

— Женщине присуща хитрость…

— Не мне. Может, я просто не умею. Я фальшивить не умею, слезу пустить по необходимости, капризничать напоказ. У меня знакомая одна была, она чуть что сразу начинала плакать. Однажды она при всех разрыдалась — для меня это было шоком, а ее спутнику жизни уже было все равно — привык!

— Таня Буланова — послушная жена?

— Нет, я не послушная жена, я просто жена. Если мне не нравится, я скажу, что мне не нравится. Идти наперекор себе, своим мыслям, взглядам только потому, что муж тебе сказал, я не могу. Я так понимаю брак, создание семьи — это как два паззла складывать, сошлись, стали одним целым.

— Таня, брак певицы с продюсером — обычная арифметика отношений в шоу-бизнесе, брак с футболистом — скорее исключение. Как вы изменились во втором браке?

— Вообще-то я никогда не ставила себе цели выйти замуж за продюсера, олигарха или слесаря. Я замужем за человеком. Есть же совершенно дебильные, абсолютно тупые спортсмены, есть мерзкие, но при этом безумно талантливые музыканты, и наоборот. Встречаются очень приятные, потрясающие слесари, олигархи, даже политики. Хотя у последних совсем особенный склад ума, образ жизни… Все зависит от отдельно взятого человека. И без любви долго можно прожить в браке, быть друзьями. Так все сложно, нет системы. Я не понимаю, что такое любовь. Но понимаю, что долговечность отношений зависит от того, насколько один терпит недостатки другого, принимает, не раздражается. Бывает, встретишь человека: вроде хороший, по полочкам раскладываешь — придраться не к чему, а в целом что-то не то. И наоборот: какой-то хам, хабал, но при этом отношения с ним великолепные.

— Я знаю, что с бывшим мужем Николаем Тагриным вы продолжаете работать вместе. Тяжело общаться с человеком, с которым развелись?

— Надо отдать должное Коле. Он себя правильно поставил, и я подхватила эту его манеру поведения. Я понимаю, что он в глубине души на меня обижен, для него это был тяжелый момент — когда я ушла к Радимову. Но надеюсь, сейчас будет все легче и легче. Мне и самой было тяжело — когда человеку причиняешь боль, пусть и невольно, это все равно груз такой. Неизвестно, кому сложнее. Понятно, что я не хотела, но так сложилось. Вот когда мы общаемся на расстоянии: он уехал куда-то отдыхать со своей девушкой, вот мы перезваниваемся, о чем-то поговорим — я понимаю, что какая-то дружеская ниточка между нами осталась. Но когда мы вместе встречаемся на работе, я ощущаю это полное отторжение каких-то личных отношений. Наверное, если бы мы перестали совсем общаться, было бы проще нам обоим. Но мы давно вместе работаем… Я не беру во внимание 13 лет брака и общего ребенка — это как-то отходит на второй план. Именно работа, общие завязки не дали нам возможности расстаться совсем.

— Таня, но ведь, прожив 13 лет в браке, люди прорастают друг в друга. Как вы решились разорвать эту связь?

— Я вообще такой человек, наверное, неправильный. Будучи в браке с Колей или сейчас замужем за Владом, я понимаю одно. Все хорошо в жизни, когда у меня все хорошо в работе. Честное слово. А все остальное — семья, например, — отходит на второй план. Я никогда не зацикливалась на семейной жизни, на отношениях. Не знаю почему. Наверное, это какое-то упущение мое. Знаете, я в себе вытравила, что ли, какие-то чувства. У меня были влюбленности, о которых никто даже не подозревал. Я понимала, что человеку не нравлюсь, не добьюсь взаимности, и вытравливала страдания, переставала страдать. Я совершенно не боюсь, что меня Влад бросит. Не потому, что не люблю его. Я просто точно знаю, что найду утешение в другом — в работе своей. Я понимаю, что если вот в работе будет что-то не складываться, то в семье будет не очень хорошо.

— Правильно ли я понимаю, что сами бы вы не решились уйти из семьи?

— Вообще инициатором наших отношений был Влад. Я до знакомства с ним вообще не знала, кто он, я не интересуюсь спортом. Даже сейчас мне не очень интересно, а уж тогда вообще никак. Да и Коля никогда не увлекался футболом… К тому же я была уверена, что люди не из моего мира — артистического — не смогут быть со мной, я не смогу быть такому человеку хорошей женой. У Влада профессия тоже публичная. Честно говоря, чисто как мужчина он поначалу, когда мы только познакомились, не вызывал во мне каких-то эмоций. Потом мы переписывались, я не скрывала этого от Коли, кстати. Позже Влад сделал неожиданный шаг. Я подумала, что это игра, посмеялась, подписалась на игру, не предполагая, к чему она может привести. Мне и в голову не могло прийти то, что из этого в итоге получилось.

— Таня, у вас двое сыновей. Сложно воспитывать пацанов?

— Если честно, то воспитанием старшего занималась и занимается моя мама. И папа занимался, пока был жив. Я не со всем согласна, но единственное могу сказать, она его не балует, не сюсюкает. Мне кажется, главное — быть ребенку другом, насколько это возможно, конечно.

— Вы строгая мама? По попе шлепали Сашу, когда был помладше?

— Никогда не била ребенка. Помню, Сашка был еще маленьким, у меня случайно сорвалась рука, я задела его по лицу. Он на меня так посмотрел! Я запомнила его глаза на всю жизнь — в них были такая растерянность и обида. Меня пытались в детстве бить, но я от этого не менялась. Даже что-то назло делала.

— За что же вас били?

— Ну, когда курить научилась. Мама увидела, папе рассказала, папа мне всыпал. Но пока сама головой не дошла — не бросила. Еще в музыкальной школе учиться не хотела. “Хорошо, — говорила, — я закончу, но выйду и все забуду”. Так и получилось. Я не знаю ни одной ноты. Я петь по нотам не умею. Зато на слух все хорошо воспринимаю.

— Какие у вас сейчас отношения со старшим сыном?

— Сейчас у Саши переходный возраст. Когда он был помладше, то относился ко мне, по-моему, как к старшей сестре. А бабушка всегда была за маму.

— Вас не пугало такое отношение?

— Нет. Я надеюсь только на взаимопонимание. А вот чтобы мама пришла и сын встал по стойке “смирно”, такого нет и не надо. Пускай лучше поделится со мной. Конечно, девочки ближе к маме. Я по себе это знаю, девочки тянутся к маме, мальчики — нет. Хотя я по жизни неласковый человек, к сожалению. Мне и первый муж неоднократно говорил, и второй. В семье смеются надо мной, сравнивая с нашим британским котом. Он тоже неласковый такой. Он не любит, когда его лишний раз трогают, никогда не ластится, не подойдет не положит голову к тебе на колени. Обособленный, деликатный, сам по себе.

— То есть вы мама-кошка… Что, и младшему сыну маминых сюсюканий не досталось?

— Нет. Могу подурачиться, рожицы построить, на плечах потаскать, но чисто женского такого сюсюканья у меня нет почему-то. Бегаю по квартире за младшим, играю в разные мальчишеские игры.

— У детей большая разница в возрасте. Старшему 15, младшему год и два месяца. Как старший принимает брата?

— Саша нежно относится к Никите. Смотрит на него с умилением. Он еще малыш такой смешной, у него нос и губы абсолютно папины, а глаза мои, забавная мордочка у него. Он такие звуки издает, то как будто рычит, то смеется, наверное, как все малыши. Младший очень любит старшего, как только видит его, тут же тянет руки к нему.

— А старший ревнует…

— Был период ревности, когда младший еще не родился. Но это никак не проявлялось, я это просто чувствовала. Это абсолютно нормально, я считаю. Я Саше говорила, будучи в положении: “Ты даже себе не представляешь, как он будет тебя любить, когда вырастет”. Я просто помню по себе. Мне было 16, когда у меня родилась племянница. Я почему-то ужасно ревновала брата, когда его дочь еще совсем маленькая была. Но потом, когда она начала говорить, я ее безумно полюбила, она у меня замечательная, сильная.

— Как Саша отреагировал на ваш развод с его отцом? На новый брак?

— Я помню момент, когда мы только с Владом поженились, некоторое время он не мог жить у нас. И я оставалась у него в квартире. Так я Сашке говорю, мол, иногда буду жить там, он мне в ответ: “Что-то мне это начинает не нравиться!” Именно тот факт, что я не буду находиться все время дома. А Влада он принял сразу, не было с его стороны неприятия. Вообще у меня Саша парень добрый, понимающий, интеллигентный от природы. Не думаю, что он похож на меня. Я вспомнила сейчас случай из детства. Помню, стоит мама, красится у зеркала, я подхожу к ней и серьезно так спрашиваю: “Мам, а можно я это платье буду носить, когда ты умрешь?” Не помню, что уж ответила мама, кажется, отшутилась, но я вот такая. Я не жестокий человек, но вот есть у меня какие-то такие черты. А Сашка другой.

— Таня, а вы хозяюшка в доме?

— Я? Ну, в общем-то, да, наверное. Хотя вот в последние годы у меня вообще нет времени. Даже разобрать свой чемодан после гастролей и разложить все по местам. У меня в гардеробной сейчас такой бедлам… А в принципе я люблю порядок, мне нравится, когда все лежит на своих местах. Каждая пара обуви “живет” в своей коробке. Все по полочкам.

— А Влад любит порядок?

— Еще как! Вот та захламленность, которая в моей гардеробной, его выводит из себя. Он очень аккуратный человек.

— Когда он приезжает со сборов, у него есть время разложить все по полочкам?

— Ну, ему проще. У них же там целый штат работников, который стирает, гладит, собирает форму. А я все делаю сама. Мне надо и вещи разобрать, и себя привести в порядок, и отдохнуть, и приготовиться к следующей поездке. Поэтому на дом, на детей у меня совсем времени не хватает. Но когда есть силы, я могу что-нибудь приготовить. Я, когда начала жить с Владом, обнаружила, что очень хорошо готовлю мясо, оказывается. Влад любит мясо, причем по-особенному, конкретной прожарки... В принципе, я готовлю хорошо. Как мама. Наверное, по наследству передалось. Помню, когда она меня еще учила готовить в юности, как-то спрашивает: “Вот сколько ты положишь сюда соли-перца (не помню чего)?” Я на глаз это что-то взяла. “Молодец! Правильно!” — мама мне сказала. Я как-то интуитивно чувствую, как надо. Но готовить я люблю меньше всего. Мне нравится результативный труд — мыть посуду, гладить, убирать. Сделал и увидел.

— Радимову повезло с женой…

— Голодным он точно не сидит. У нас никогда не было домработницы. Я не очень это люблю. Она приведет в порядок мои вещи, а я не буду знать, где что лежит. Меня это будет ужасно раздражать. Но вот няня нам просто необходима. Все-таки маме уже 75 лет, ей достаточно тяжело следить за детьми, хотя она все равно все контролирует. А с Владом мы почти не видимся. Я приезжаю, он уезжает, и наоборот.

— Вы так похожи в быту, значит, ваша семейная лодка о бытовуху не разобьется?

— Я вообще-то не очень понимаю смысл этой фразы — “разбиться о быт”. Значит, это не любовь. Любовь — это когда два человека встречаются и мечтают вместе состариться и вместе умереть. Я хочу видеть, как ты стареешь. А если разбивается о быт, значит, не любовь была, а так, какая-то страсть, увлечение, которые когда проходят, то ничего после себя не оставляют.

— Можете сказать, что Влад Радимов — хороший муж?

— В общем, да. Хороший муж. (Улыбается.)

— Потому что ваш?

— Нет. Просто у меня есть с чем сравнивать. (Смеется.) Идеальных мужчин нет, но Влад — хороший муж, надежный. Я замужем в прямом смысле этого слова — за мужем.

— А в первом браке вы себя за мужем не чувствовали?

— Я вообще не чувствовала, что я в браке. Мне не нравилось слово “замужество”, я не понимала его смысла. С Владом я чувствую защиту. Женщине же всегда хочется быть слабой, какая бы она сильная ни была. А когда есть на кого положиться, то можно себе позволить быть слабой.

— За большим семейным столом место для бывшего мужа найдется?

— Нет, думаю, нет.

— Но на день рождения сына он придет?

— Нет. Сейчас они, к сожалению, почти не общаются. Вот так получилось. Они общались все меньше и меньше, и сейчас общение их почти сошло на нет. Надеюсь, что через какое-то время все вернется на круги своя.

— Но Саше 15, в этом возрасте мальчику просто необходимо отцовское внимание.

— Эту потребность вполне удовлетворяет Влад. Он для Сашки единственный, кого тот сейчас слушает, единственный авторитет. Хотя все равно отец есть отец. Надеюсь, все-таки все устаканится.

— Помнится, три года назад вы сказали, что Коля — отличный отец, что же случилось?

— Не знаю, что случилось. Вот так сложилось. И никто не виноват.

— Девушка у него появилась?

— У него было много девушек, а уже несколько лет он живет с одной очень хорошей девушкой.

— Я вообще-то не про Тагрина…

— А про кого?

— Про Сашу…

— А-а-а. По-моему, нет у него девушки. В таком возрасте в голове ничего, кроме компьютерных игр, нет.

— Футбол еще…

— Ну да…

— Какие планы на будущее, кем хочет стать Александр?

— Никаких. Нам бы сейчас перейти в десятый класс.




Партнеры