Конституционный суд посчитал валюту

Манана Асламазян — “МК”: “Появилось ощущение, что справедливость существует”

27 мая 2008 в 19:48, просмотров: 575

В Петербурге состоялось первое заседание Конституционного суда, переезд которого из Москвы в Северную столицу сопровождался массой хлопот. Никаких специальных торжеств по этому поводу не устроили. Более того, председатель КС Валерий Зорькин в зале не присутствовал — говорят, что у него проблемы со здоровьем (на днях он не приехал на юбилейное, тысячное заседание Госдумы).

Первым вердиктом суда на новом месте стало решение по делу журналистки Мананы Асламазян.

Заседание в здании Сената и Синода началось в 10.00 в рабочем порядке. Судьи заседали в самом главном — Большом зале (всего залов в новом здании три)…

Что касается различных технических неполадок, из-за которых первое заседание перенесли с 22 на 27 мая, они, как утверждают в КС, уже устранены. Внутренняя связь теперь работает, бумага закуплена в нужном количестве, но, по словам судей, напряженно с кадрами. Штат хозяйственных работников пока не укомплектован — недостаточно уборщиц, есть вакантное место на кухне. И не хватает одного охранника.

В отсутствие г-на Зорькина вчера председательствовала Людмила Жаркова. В виде исключения в этот день прессу пустили на оглашение постановления. Оно того стоило: высший судебный орган признал, что норма Уголовного кодекса, примененная к Манане Асламазян (ее обвиняют в контрабанде валюты), не соответствует Конституции и нарушает принципы равенства и справедливости.

Суть дела: руководитель Фонда “Образованные медиа” (бывший “Интерньюс”), получавшего зарубежные гранты и боровшегося за свободу слова в России, Манана Асламазян полтора года назад была задержана на прилете из Парижа в Москву в “Шереметьево” при попытке перевезти через границу 9,5 тысячи евро. Согласно российскому законодательству на январь 2007 года, гражданин имеет право ввоза в страну не более 10 тысяч долларов, а если сумма выше — необходимо внести ее в декларацию. За нарушение этого правила установлена как административная, так и уголовная ответственность. Причем до сих пор в расчет бралась вся сумма незадекларированных денег.

Но Аcламазян была привлечена именно к уголовной ответственности, поскольку дознаватель посчитал, что не задекларированная ею сумма составляет “крупный размер”. Однако судьи КС с этим не согласились: они решили, что из всей суммы должна быть исключена та ее часть, которая разрешена к ввозу без декларирования, и “вне закона” только “сухой остаток” — то есть признали неконституционной часть 1 статьи 188 УК.

Кроме того, КС указал, что “в условиях “плавающего” курса валют гражданин не может с достаточной четкостью предвидеть последствия своего поведения, связанного с недекларируемым ввозом валюты”. Так что теперь все дела, аналогичные делу Асламазян, подлежат пересмотру.

Сама Манана Асламазян находится сейчас в Париже (она эмигрировала туда в апреле прошлого года). Вот что она сказала по телефону “МК”: “Появилось ощущение того, что справедливость существует. И если упорно ее добиваться, то можно добиться. Этот кошмарный год наконец-то имеет шанс закончиться. Я буду подавать ходатайство о прекращении этого дела и надеюсь, с меня снимут уголовное обвинение. По административному я готова отвечать штрафом.

Ощущение счастья — большое. Надежда, что все хорошо закончится и я смогу приезжать и уезжать из России когда хочу. Есть и чувство горечи, потому что моя организация закрылась и все, что мы делали столько лет, прекратилось и это уже невозможно восстановить. Не будет больше “Интерньюса”, и это, конечно, очень грустно”…



Партнеры