Страсти жрецов и рабов музыки

Манеж открывает фотопартитуру Александры Кремер

27 мая 2008 в 17:17, просмотров: 345

Снимки музыкантов? Эка невидаль, скажете. Да после каждого концерта в газетах да на афишах… А что если вам показать Ростроповича, Башмета или Спивакова из рук военного фотокора? Да еще и женщины? “За секунду до взрыва” — каково? Предвидеть пик события, угадать эмоцию, задержать дыхание и… щелкнуть в единственно возможную долю секунды — вот девиз Александры Кремер. И сегодня на втором этаже Манежа открывается ее “Love-live Music”…

До открытия считаные минуты; вся жизнь в беготне — Александра слегка “на взводе” — со стенда по ее приказу убирают огромные рекламные плакаты спонсоров, “затмевающих” благородный и камерный формат ее героев, снятых строго на пленку и на ч/б.

— Итак, Александра Кремер-Хомасуридзе. Можно ли сказать — жена Гидона Кремера, знаменитого скрипача?

— Я не отвечаю на этот вопрос, я отказала всем! Он папа моего ребенка, это — на всю жизнь, мы — родственники. А жена или не жена…

— Слышал, что искусству фотографии вы учились во Франции у военного репортера Морвана…

— Изначально я — художник. Уж 20 лет живу во Франции. Сначала работала там реставратором, но после того как встретились с Гидоном и решили соединить наши судьбы, стала заниматься фотографией (окончив лучшие парижские школы).

— Но военным хроникером вы так и не стали?

— Мне предлагали отправиться в Чечню; но я из Баку, знаю, что такое мусульманские страны и какое там отношение к присутствию женщины. Я бы и один день не продержалась. К тому же рисковать не стоит, если есть более 50% на риск… Глупо.

— Но что-то из того, что вам советовал Морван, проявилось в фотографировании музыкантов?

— Правило номер один: если бомба взорвалась до того, как ты пришел на место, до того, как щелкнул фотоаппаратом, — из профессии надо уходить. Ты должен нажать на кнопку за 3 секунды до взрыва. Если нет этого чутья, если не везет — это не твоя профессия. Надо поймать этот ключевой момент: посмотрите на эти снимки — это же все секундные состояния. И они так динамичны.

— А можно ли в сферу музыки перекладывать военные репортерские навыки?

— Можно. Ибо здесь — взрыв эмоций! Страсть, грусть, сомнение — только лови! Наталия Гутман не 10 минут так смеялась, это взрыв смеха. Или вот Башмет, изображающий на снимке одного из своих коллег, — он же шоумен, широкая натура! Или Ростропович неожиданно встретил Гию Канчели — он же не мог постоянно с открытым ртом стоять, но я успела.

— Музыканты так не любят, когда их снимают!

— Они меня знают 15 лет. И Гидон мне помогал, звонил иным, просил… меня допускали, и, конечно, первое отделение, пока они репетировали, проходило в напряжении — да, пусть это Александра Кремер, но все-таки — ненавидимый фотограф. Но когда они видели, что я уважаю их труд и снимаю не в тихие моменты, а только на фортиссимо, уже расслаблялись, доверяли.

— Все музыканты фотогеничны?

— Все — не фотогеничны. Фотогеничен Башмет. А вот артистичны ли они? Нет, не все. Есть те, кого снимать безумно трудно: Гидон у меня вообще не получается, он близкий мне человек, это нереально. А от иных сплошное удовольствие: после Сейджи Озавы у меня месяц было приподнятое настроение — масса эмоций! А бывает, кого вообще снимать не можешь. Помню, на концерт Жени Кисина попала. Он пять часов репетировал один за роялем. И я сижу — в руках камера, но так и не сделала ни одного снимка — мысль носилась в голове: “Какой тут фотоаппарат, он так играет!”

Музыка восторжествовала!



Партнеры