Виталии Мутко: хотим, чтобы Хиддинк работал!

Глава РФС и новый министр спорта рассказал “МК”, почему контракт с главным тренером сборной пока не продлен

28 мая 2008 в 18:12, просмотров: 388

Весна принесла нам столько спортивных побед, что необходимость в поиске национальной идеи, кажется, отпала сама собой. Конечно, спорт — а что еще?! По стечению обстоятельств именно в этот момент у России появился министр спорта. Новое назначение получил глава Российского футбольного союза Виталий Мутко, который теперь у нас, получается, за все в ответе.

“На футбольные сборные тратим 540 миллионов в год”


— Виталий Леонтьевич, последние успехи футболистов, хоккеистов, баскетболистов, волейболистов, гандболистов, прекрасный финал Лиги чемпионов в Москве… Чем все это объяснить? Пришло наше время?

— Одну причину не выделишь. Тут и усилия региональных властей, и плоды выстроенной клубной системы, и то, что сейчас по достоинству оценен труд тренеров и спортсменов. Ну и самоотдача — она была запредельной! Но обольщаться не стоит. Некоторые победы — это некий аванс, порой логике вопреки.

— Тоже не худший вариант!

— Конечно. Везде по-разному. В Англии, скажем, развитие спорта стимулируют поражения, у нас наоборот: после 15—17-летнего забвения эти победы необходимы, именно они станут катализатором новых и изменят, поверьте, образ жизни многих молодых людей. А неудачи в нашем случае просто убивают веру… Конечно, не все гладко. Да, в регионах очень хотят развивать футбол. Но часто отсутствует четкое видение того, как это должно строиться. Многие уговаривают губернаторов создавать клубы, тратя огромные деньги на легионеров. Но это не тот путь! И постепенно мы переводим все в правильное русло: массовый футбол, система подготовки, элитные клубы…

— Предложение занять министерское кресло не стало для вас сюрпризом?

— В какой-то мере стало. Хотя мы, конечно, имели предварительную беседу и с избранным, и с действующим на тот момент президентом. Какие задачи они поставили? Министерство должно стать штабом по развитию спорта в стране. Нужен реальный результат. И не только в смысле побед. Если говорить о туристическом направлении, то главное — сделать страну привлекательной во всех смыслах. В молодежной политике волнует в первую очередь вопрос общей идеологии, а не в рамках отдельно взятых социальных проектов.

— Какова сегодня роль Росспорта, который возглавляет Вячеслав Фетисов?

— Министерство вырабатывает стратегию, а агентства, и не только спортивное, ее реализуют.

“Почему бы не провести чемпионат мира?”

— Как будут строиться взаимоотношения между вашим министерством и федерациями по различным видам спорта?

— Государство в лице министерства должно аккредитовывать федерации и давать им свободу. Но при аккредитации будем спрашивать по полной. Федерации должны работать открыто. Чтобы узнать, сколько зарабатывает и куда тратит РФС, достаточно зайти на наш сайт. И так было с первого дня моей работы. Поэтому наши партнеры знают, во что конкретно они инвестируют, скажем, 100 миллионов. И уверены, что эти деньги никто не украдет и откатов с них не будет. С кем-то согласовываем программу, кому-то говорим: вкладывайте сами, сами контролируйте, сами отчитывайтесь. Если говорить о содержании национальных сборных, то мы расходуем на них 540 миллионов рублей в год, практически ничего не беря из федерального бюджета.

Следующий шаг — создание единого центра аккредитации клубов. Цель — влиять на инвестиции, которые идут туда. Каждый клуб обязан иметь материально-техническую базу, учебно-тренировочный центр, организационно-правовую форму с понятными акционерами или владельцами. Мы хотим, чтобы не больше 50—55 процентов денег, инвестируемых в клуб, шли на зарплату и гонорары, остальные — на развитие. И видим, что сейчас по такому пути идут многие: “Зенит”, “Спартак”, ЦСКА, “Крылья”, “Динамо” вот инвестировало 50 миллионов долларов в базу в Новогорске…

— Москва тем временем провела финал Лиги чемпионов, организация которого в УЕФА восхитила. Какой ценой вообще дался этот финал?

— Немалой, скажу вам честно. УЕФА ставит жесткие требования, касающиеся не только собственно арены, но и концепции обеспечения безопасности, что заставило наших ответственных товарищей посещать все матчи Лиги с 1/8 финала, перенимать европейский опыт. Такое количество милиции, ОМОНа, которые работают на российских матчах и в каждом болельщике видят правонарушителя, для Европы давно неприемлемо. Была уникальная транспортная концепция, прием трехсот чартерных рейсов и 42 тысяч болельщиков, безвизовый въезд. Рекламная кампания с деревней чемпионов на Красной площади и еще тысяча самых разных нюансов. Успех наш был в слаженной работе всех ветвей власти — футбольной, московской и федеральной.

— Не пора ли теперь замахнуться на самое большое дело, но уже на уровне сборных?

— У РФС есть ряд стратегических задач. Скажем, к 2016 году в футбол должно играть 5—7 процентов населения. Хотя и сейчас прирост значительный: за три года число выросло на 400 тысяч человек. А если говорить о международной политике, то первой задачей было иметь представителей во всех институтах мировой футбольной власти, участвовать в крупных турнирах. Мы ее решили. Второй момент — проведение международных соревнований. Начали с молодежного чемпионата мира для женщин, потом вот Лига чемпионов. Следующим этапом станет приглашение чемпионата мира или Европы среди юношей. И, естественно, будем думать о проведении большого чемпионата мира или Европы. И лично я склоняюсь к мировому первенству 2018 года.

— До него еще далеко, а вот европейское первенство начнется совсем скоро. Каким вам видится эмоциональный фон в нынешней сборной?

— Позитивным. Здесь очень многое зависит от тренера. И, конечно, от степени ответственности, патриотизма самих парней. Необходим кураж, какой был в Манчестере у “Зенита”. Когда накануне приехал на тренировку, понял, что волнения напрасны. И перед победой ЦСКА трехлетней давности ощущения были те же.

“Задача-минимум — выйти из группы”

— А какие перед стартующим скоро чемпионатом Европы предчувствия?

— Не скрою, очень хорошие. Мастерства у наших игроков достаточно. Главное, чтобы была единая команда. Видите, как неохотно Хиддинк приглашает новых игроков. Для него важно еще лучше изучить возможности тех, что есть.

— Как сформулирована задача на финальный турнир Евро-2008?

— Минимальная — выйти из подгруппы. А дальше — победа в каждом матче. Премии? В четверг, думаю, мы все озвучим.

— А с контрактом Хиддинка что?

— Все идет своим чередом. Инвестор контракта, Национальная академия футбола, высказала позицию (они желают дождаться окончания Евро). А мы четко определились: хотим, чтобы Хиддинк работал. До 2010 года! Да, мы не прочь иметь НАФ в партнерах по реализации проекта, но они вправе принимать самостоятельное решение. Однако на сформировавшуюся концепцию футбольного развития оно не повлияет.



Партнеры