Путин вернул Россию

в допутинские времена

1 июня 2008 в 18:34, просмотров: 790

В последний день пребывания с визитом в Париже Владимир Путин дал интервью влиятельному французскому изданию “Ле Монд”. Беседа длилась более часа, и за это время председатель правительства успел ответить почти на три десятка вопросов. Добрая их половина касалась внешней политики, о которой премьер рассуждал с явным удовольствием. И эта ситуация стала показательной: отныне можно не сомневаться, что внешнеполитическая составляющая станет важной частью работы Путина на премьерском посту.

А между тем в четверг, во время пресс-конференции с главой французского правительства, ВВП, отвечая журналистам, заявил: “Ключевые вопросы внешней политики прежде всего относятся к деятельности президента. Правительство занимается экономическими вопросами”. Но буквально на следующий день российский премьер дал интервью “Ле Монд”. И как объяснить эти расхождения в путинских действиях и словах? Высокопоставленный источник в Белом доме заявил “МК”: “Внешнюю политику определяет президент. Но исполнительная власть самым активным образом участвует в ее имплементации (осуществлении. — Н.Г.). Когда премьер-министр говорит о внешней политике — это абсолютно нормально”.

Но в том-то и дело, что премьеры “путинского призыва” если и высказывались на внешнеполитические темы, то в самых минимальных количествах. И уж, конечно же, не могло быть и речи о том, чтобы они давали столь развернутые интервью западным СМИ. Но так ли уж удивительно, что ВВП нарушил эту традицию? Сейчас становится ясно, что по-другому не могло и быть. Изначально невозможно было представить, что политик такого ранга вдруг сузит сферу своей деятельности до уровня Фрадкова или Зубкова. Посвятит премьерскую жизнь исключительно инспектированию коровников и свинарников. В последние годы в отношении премьер-министров можно было говорить, что место красит человека. Теперь все наоборот: человек красит место.

А ведь так было и раньше. За годы президентства Путина мы просто позабыли, что когда-то в России уже были политически самодостаточные премьер-министры: Черномырдин, Примаков, развернувший самолет над Атлантикой в знак протеста против бомбардировок Югославии. И этот демарш Евгения Максимовича вовсе не казался странным: мол, как же так, “какой-то премьер” — и так себя ведет? Точно так же не кажется странным, что премьер соседней Украины Юлия Тимошенко активно играет на внешнеполитическом фланге.  Кто-то может возразить, что на Украине другая ситуация: там премьер и президент принадлежат к разным политическим партиям. Но у нас теперь тоже другая ситуация, когда во главе кабинета министров стоит политический тяжеловес и к тому же лидер крупнейшей в стране партии.
Конечно, нельзя отрицать и того, что сегодняшняя ситуация в России выглядит двусмысленно. Например, президент Медведев еще не успел дать ни одного развернутого интервью иностранным СМИ, если не считать таковым беседу с китайскими журналистами в преддверии визита в Пекин. Но это интервью в основном касалось российско-китайских отношений, а ключевым проблемам внешней политики был посвящен только один вопрос: относительно развертывания американской ПРО в Европе. И по этому поводу глава государства дал крайне сдержанный ответ: сказал, что нам это “не очень нравится”.

Но дело в общем-то не в том, сколько и каких интервью дали президент и премьер. В ситуации, когда при главе государства работает политически сильный председатель правительства, изначально заложена основа для конфликтов. Вспомним тех же Ельцина и Примакова, Ющенко и Тимошенко. Поэтому главный на сегодня вопрос: смогут ли Медведев и Путин удержать ситуацию, не дав ей вылиться в противостояние? Безусловно, желание работать в тандеме у них есть. Не случайно ведь в интервью “Ле Монд” ВВП сказал: “Здесь нет никакой двусмысленности, кроме того, что политики занимаются тем, что выполняют определенные функции по договору и они остаются при этом людьми”. Но позже, отвечая на вопрос про конфликт в ТНК-ВР, он произнес другие слова, которые тоже можно применить в политической плоскости: “Нужно, чтобы был хозяин, а когда нет четко выраженного властного полномочия, в такой структуре будут проблемы”.

Какая фраза в итоге окажется пророческой? Хочется верить, что первая. Потому что от конфликта президента с премьером выиграет кто угодно, но только не страна.

“То, что я возглавил правительство это, конечно, любопытный факт нашей политической истории”

Избранные места из интервью Путина газете “Ле Монд”

Кто в России управляет внешней политикой — Путин или Медведев?

“Здесь нет никакой двусмысленности, кроме того, что политики занимаются тем, что выполняют определенные функции по договору, и они остаются при этом людьми. …

Я, ваш покорный слуга, конечно, прежде всего сегодня занимаюсь вопросами экономики, социальной сферы, но как член Совета безопасности России, конечно, в определенной степени имею отношение и к тем вопросам, которые мы обсуждали с президентом Франции. Что же касается распределения полномочий внутри России, то конечное слово, безусловно, остается за президентом. А Президентом России сегодня является господин Медведев”.

Может ли в будущем пост премьер-министра в России стать эквивалентным, например, посту канцлера в Германии.

“Вы знаете, Россия — это президентская республика, и мы не намерены менять ключевую роль главы государства в политической системе страны. Но то, что я возглавил правительство, это, конечно, любопытный факт нашей политической истории. Но, может быть, более важным является другое: что я одновременно возглавил партию, которая занимает лидирующие позиции в политической жизни страны и имеет устойчивое большинство в парламенте. И вот это на самом деле является основным политическим сигналом”.

О возможности ухода с премьерского поста через один, два или три года.

“ Мы не собираемся заниматься политиканством. Если у нас все будет получаться и если наши действия будут успешными, то на самом деле как организована власть в высших эшелонах власти, не так уж и важно. Сегодня в России сложилась дееспособная профессиональная команда специалистов и политиков в парламенте, которые нас поддерживают. Вот мы постараемся как можно дольше сохранить это единство. А как там распределяются роли и амбиции — это дело второго плана, а не первого”.

Об инфляции

“Инфляция пришла к нам не изнутри. Инфляция экспортирована в Россию из развитых экономик, в том числе из Европы. Связано это с необоснованно быстрым ростом цен на мировых рынках продовольствия. Я сейчас не буду говорить о причинах.

Специалисты знают — это и рост потребления в Китае, в Индии. Это больший упор на альтернативные так называемые виды топлива, когда часть зерновых, рапса, кукурузы, зерна уходит на биотопливо. Это связано с большим притоком инвестиций в Россию. ... в прошлом году приток иностранной валюты в долларовом эквиваленте был 81 млрд. долларов. Это нефтедоллары — инвестиции, которые к нам приходят, плюс нефтедоллары наших компаний. Центральный банк их изымает. Он вынужден эмитировать рубли и направлять их в экономику. Есть и другие факторы. Мы их видим, знаем, мы в состоянии их объективно проанализировать и предпринять необходимые меры для того, чтобы купировать эти угрозы”.

МЕЖДУ ТЕМ

Никита КРИЧЕВСКИЙ, доктор экономических наук, профессор:

— За четыре месяца в годовом исчислении инфляция у нас составляет уже 20,1%. В российской экономике налицо перегрев, то есть опережение спроса над предложением. Цены на продовольствие в странах еврозоны оказывают незначительное влияние, в среднем по ЕС рост этих цен составил за I квартал этого года 1,8%. В России, по официальным данным, 6,4%. Из чего следует вывод, что инфляция в нашей стране не импортируемая, а доморощенная.

О возможности помилования Ходорковского президентом Медведевым.

“Я бы ему (Медведеву. — “МК”) ответил, что это решение, которое он должен принять самостоятельно. Но в любом случае мы — и я, когда был президентом, и он сегодня — должны руководствоваться российским законодательством. Господин Медведев, так же, как и я, закончил юридический факультет Петербургского университета. У нас были хорошие учителя, которые сделали нам замечательную “прививку” — уважать закон. Я знаю господина Медведева много лет. Он будет относиться к закону с уважением. Если закон позволит (досрочно освободить Ходорковского. — “МК”), то к этому нет никаких препятствий. Все зависит от конкретной ситуации и от того, как будут идти эти законом предусмотренные процедуры”.

Об особенностях российской политики.

“…Скажем, на Кавказе... Республика Дагестан. Там традиционно сложилось так, что если представитель одной национальной группы является главой республики, то председателем парламента обязательно должен быть представитель другой национальности. А возглавлять правительство должен представитель третьей. И не дай бог нарушить эту иерархию — это приведет к деструктивным процессам. Можно, конечно, сделать вид, что это “ой как недемократично, ой как нехорошо”. Нужно обязательно провести прямое тайное голосование и выбрать президента республики, но это развалит республику, и я не могу этого допустить. Я вынужден считаться, я буду считаться с мнением людей, которые живут на этой территории 1000 лет, я буду уважать их выбор и буду уважать их отношение к строительству своей собственной жизни”.

О возможных угрозах для России вступления Грузии и Украины в НАТО.

“Военно-политические блоки ведут к ограничению суверенитета любой страны-участницы. Возникает так называемая внутриблоковая дисциплина казарменного типа. И решения сначала принимаются — и, как правило, принимаются мы с вами знаем где — в одной из стран лидеров этого блока, — а потом легитимизируются. Им потом придается какое-то благообразное такое многостороннее звучание. Вот так, как это было с решением по системам противоракетной обороны. И мы опасаемся, что если эти страны окажутся в НАТО сегодня, то завтра также там могут оказаться ударные ракетные системы, которые нам будут угрожать. И что нам с этим делать потом? Наконец, последнее соображение. Вот мы с вами обсуждали вопросы демократии. Что такое демократия? Это власть народа. На Украине, по всем социологическим опросам, почти 80 процентов населения не хочет вступать в НАТО.”

МЕЖДУ ТЕМ

С 7 по 14 мая этого года киевский центр социальных исследований “София” проводил опрос среди 2016 респондентов.61% против вступления в НАТО, 21,4% проголосовали бы “за”, остальные не приняли бы участия в референдуме. При этом четверть опрошенных из всех вариантов военно-политического сотрудничества поддержали бы вступление Украины в военно-политический союз с Россией и странами СНГ.

О мирном плане Саакашвили.

“Это должно прежде всего подходить абхазам. …Мы же способствовали возвращению 55 тысяч беженцев-грузин в Гальский район Абхазии. Мы уговорили абхазов их туда пустить и обеспечить им там нормальные условия существования. Россия об этом просила абхазское руководство. Я вам говорю прямо, мне нечего стесняться. Я лично этим занимался. Я обращался с просьбой к абхазскому руководству, и они это сделали. …Потом начались силовые акции опять. Потому что выборы скоро, потому что надо показать, какие крутые, что скоро все решим. Да, я очень рассчитываю на то, что план, который предложил Михаил Саакашвили, все-таки постепенно будет внедряться, потому что в целом это правильный план”.

О роли Путина и нефти в российских успехах

“Что касается моей личной роли, то сам бы я давать оценок не хотел. Что же касается роли ценовых факторов и мировой конъюнктуры, то, конечно, она сыграла свою позитивную роль. Конечно, эта роль заметна и существенна. Вместе с тем хочу обратить ваше внимание на то, что и в прежние времена, еще во времена Советского Союза, тоже были периоды высоких цен на нефть. Однако все это было разбазарено. Все это проели, разбазарили, и эффекта для развития экономики не имело. Да и в новейшей истории, хочу напомнить, что цены на нефть начали расти с 2004 г., а уже в 2000 г. мы обеспечили рекордный рост российской экономики — 10% в год. Это был самый большой рост. И это не связано было никак с ценами на нефть”.

СРЕДНЯЯ ЦЕНА НЕФТИ URALS ($/баррель)

Январь 2000 — 24,38

Январь 2001 — 23,69

Январь 2002 — 16,85

Январь 2003 — 29,7

Январь 2004 — 28,57

Январь 2005 — 42,17

Январь 2006 — 58,79

Январь 2007 — 49,93

Январь 2008 — 89,57





Партнеры