Илья Никулин: Ковальчук зовет в “Атланту”

Защитник первой пятерки сборной России по хоккею не исключает переезда в НХЛ

2 июня 2008 в 18:09, просмотров: 1224

На прошлой неделе гостем редакции “Московского комсомольца” был защитник российской сборной, чемпион мира-2008 Илья Никулин, который оказался не только отменным хоккеистом, но и прекрасным собеседником. Полную запись нашей беседы, вышедшей далеко за рамки оговоренных 30—40 минут, вы можете прочитать на сайте www.mk.ru. Ну а здесь — подборка наиболее интересных высказываний Никулина.

Про соперника по финалу: “Хотелось, конечно, помериться силами с канадцами. Но мы специально не прикидывали, на кого нам лучше попасть: все четыре сборные, дошедшие до полуфиналов (Россия, Канада, Швеция, Финляндия), — это серьезные команды”.

Про судейство на ЧМ-2008: “До финала спорных моментов практически не было. Да, выгоняли с площадки Илью Ковальчука, хотя в первый раз, в матче со шведами, они с соперником и не подрались толком — даже перчатки не сбросили (и я не знаю, чем руководствовались сначала арбитр встречи, а затем и дисциплинарная комиссия, когда решали вопрос о его дисквалификации). Но в целом все это мелочи — и нам было не до судейства: играть нужно, вот и все!”

Про тренера сборной Вячеслава Быкова: “Что он дал команде? Главное — ему удалось создать в коллективе удивительно теплую, дружескую обстановку. Он провел колоссальную психологическую работу, которую мы, кстати, поначалу даже не замечали… Что говорил Вячеслав Аркадьевич во время перерывов в финале? Сейчас уже вряд ли смогу с точностью воспроизвести, но это были хорошие, правильные слова. Что-то вроде: “Один за всех и все за одного!” Вообще вклад тренера в успех сложно переоценить. Речь не только о установке на игру и словах в перерыве. Ведь во время матча идет не только борьба игроков, но и противостояние тренеров. Сколько игрового времени дать каждому звену, в каких сочетаниях выпускать хоккеистов… И еще очень важно, чтобы тренер не дергался в сложных моментах, не показывал своего волнения, которое может передаться игрокам!”

Про ощущения во втором перерыве финала при счете 2:4: “Выходили на третий период, думая только о победе. Отступать-то было некуда! Мыслей о поражении не было… И нам, как все знают, удалось сравнять счет, а в овертайме вырвать победу. Тут, кстати, можно отметить смелый шаг Быкова, когда в овертайме вместе с вашингтонской тройкой нападения Овечкин—Федоров—Семин он в большинстве вместо привычного в таких случаях защитника выпустил нападающего Илью Ковальчука, забросившего в итоге победную шайбу. Риск был, конечно, но победителей не судят. Это тренерское чутье, которое сработало. К тому же на лед вышли высококлассные игроки, сомнений в их уровне ни у кого не возникало…”

Про строгую игру в обороне в полуфинале с финнами: “Естественно, это была установка Быкова. Тренер же объясняет перед игрой, как действовать защитникам и нападающим: прессингуем ли мы соперника или откатываемся… С финнами играли в глубокой обороне, чего те явно не ожидали. С другой стороны — 4 шайбы забросили, так что сказать, что мы думали только о защите, согласитесь, никак нельзя”.

Про слова шведа Мюррея о том, что он неумышленно травмировал россиянина Морозова: “А что еще он мог сказать? Что специально вышел ломать Морозова? Нервы тут явно ни при чем — шло самое начало игры. Нарушение же заключалось в том, что он бил Алексея с разбегу. Мы смотрели несколько раз видеоповтор этого момента, и я даже шайбу не смог увидеть. Все очевидно: парень явно шел выводить нашего игрока из строя!”

Про площадки в Канаде: “На маленьком льду не раскатишься, постоянно надо быть начеку. Возрастает и цена ошибки: проиграл единоборство — соперник уже у твоих ворот. А отскок! Таких пружинящих бортов я не видел никогда. Это что-то невероятное, как будто они из каучука… Знаю, что Европа на пути к переходу на энхаэловский размер площадок. Мое мнение? Не могу сказать, что эти площадки лучше или хуже. Просто несколько другой хоккей получается, менее комбинационная игра. А интереснее ли она, зрелищнее ли — об этом надо спрашивать болельщиков, а не игроков”.

Про возможный отъезд в НХЛ: “С “Атлантой” мы и раньше вели переговоры, но на тот период времени решили, что лучше мне пока поиграть в России. А в целом еще рано ставить точку в этом вопросе. Морально я готов к отъезду. И не скрываю, что хотел бы попробовать свои силы за океаном. Но на данный момент у меня действующий контракт с “Ак Барсом”. При этом самоцели непременно уехать за океан у меня нет, но, думаю, любой хоккеист мечтает оказаться в НХЛ. Понимаете, дело не в деньгах, а в возможности поиграть на более высоком уровне. Да, в финансовом плане в России сейчас все прилично, но НХЛ — особая лига, возвращаться из которой — даже на большие деньги — хотят не все”.

Про разговоры с Ковальчуком на тему перехода: “Конечно, Илья зовет в “Атланту”, говорит, чтобы приезжал. Нет, о положении дел в команде с защитниками и возможной конкуренции не беседовали, но в любом случае я понимаю: надо будет на месте доказывать свою состоятельность. В первую пятерку никто за красивые глаза не поставит! Я не канадец и не американец, мне придется гораздо сложнее, чем местным игрокам…”
Про потолок зарплат в России: “Я посмотрел на суммы, которые будут ограничивать общую платежную ведомость, и с уверенностью могу сказать, что бюджет любого клуба умещается в этот лимит. В ближайшее время зарплаты взлетят? Нет, я в это не верю. И проблем с введением лимита не вижу”.



    Партнеры