На каравай рот не разевай

Реформа местного самоуправления не нуждается в ускорении

3 июня 2008 в 17:22, просмотров: 266

В подмосковном Реутове прошло совещание областных депутатов и представителей муниципальных образований Московской области. Судя по представительству на этом форуме, можно догадаться, что речь на совещании шла о проблемах местного самоуправления. Если же точнее, то о мерах по реализации 131-го федерального закона.

Следует обратить внимание на два момента. Во-первых, чрезвычайно важно то, что и областная Дума, и правительство Подмосковья, и администрация губернатора сумели действительно объединить свои усилия в доведении закона, что называется, до ума. Во-вторых, это далеко не первое подобное собрание. В Мытищах недавно прошло совместное заседание комитета по местному самоуправлению и комитета по вопросам бюджета, финансовой, налоговой политики. Ту же проблематику в Москве обсуждали с делегациями Ленинградской, а позже и Тверской области. И это только в последние месяцы, не считая регулярных мозговых атак на своем региональном уровне.

Если же оперировать цифрами, то следует сказать, что в развитие 131-го федерального закона Московская область разработала и приняла более 70 своих законов, определяющих и уточняющих статус и границы муниципальных образований, 58 законов о разграничении муниципального имущества между районами и вновь образованными поселениями. И если мы говорим, что в Подмосковье “сданы под ключ” местные самоуправления, например, в Люберцах, Мытищинском районе, девяти поселениях Сергиево-Посадского района и других муниципальных образованиях, то следует понимать, что здесь уже никаких проволочек и закавык не будет.

Оправдана ли такая гигантская законотворческая работа? Безусловно. Ведь в ходе реализации реформы местного самоуправления в Подмосковье вместо прежних 73 муниципальных образований получилось 378 новых. Так что, как ни крути, законотворческая работа здесь требуется весьма ответственная.

Что может получиться, когда региональные власти, что называется, берут под козырек, не особо задумываясь над реальным содержанием федерального закона и его выполнением? Вот простой пример на эту сложную тему. По информации Госдумы, руководители 68 российских регионов доложили в Москву о реализации 131-го федерального закона. Мол, живем по-новому, и никаких гвоздей! Однако тут же выясняется, что только в 20 регионах страны завершено разграничение полномочий между сельскими и районными администрациями. В двенадцати регионах этот процесс еще не завершен. В остальных областях, краях и республиках к распределению ответственности даже не приступали. Но как же тогда, позвольте спросить этих бравых губернаторов, формируются бюджеты сельских поселений, городских округов, районов на будущий год? Получается, федеральному руководству поступили не реальные доклады, а липа?

Иное дело Подмосковье. Здесь, как с удовлетворением отметил спикер облдумы Валерий Аксаков, “на основе единой позиции законодательной и исполнительной власти, муниципальных образований для проведения реформы был введен трехлетний переходный период”. Это не противоречит действующему законодательству. Более того, позволило добиться главного: более или менее ровного, продуманного перехода от прежней системы управления к новой, главные достоинства которой и беда заключаются в том, что низовые администрации выводятся из вертикали государственной власти и начинают самостоятельную жизнь.

Звучит заманчиво. Но большей частью, как говорится, на бумаге. Если же вспомнить про овраги, то сразу придется признать, что в российских регионах по большому счету до сих пор не решен вопрос разграничения полномочий, а самое главное — неизвестно, каким образом будет обеспечиваться финансовое и имущественное обеспечение этих полномочий. В первую очередь на уровне сельских поселений. И не случайно Валерий Аксаков в своем выступлении совершенно точно заметил, что реально Бюджетным кодексом Российской Федерации проблема наполняемости и сбалансированности местных бюджетов не решена в принципе.

О чем идет речь? Да о самом насущном. Ведь согласно 131-му федеральному закону с 1 января 2009 года то же сельское поселение переходит, попросту говоря, на самовыживание. А как назвать иначе, если в ответственность администрации села теперь вменяют 22 “вопроса местного значения”? Здесь значится содержание дорог, жилищного фонда, ЖКХ, культурных и социальных объектов и даже, представьте, погостов. Притом что степень износа большинства объектов муниципального имущества весьма высока. Многие из них, что уж греха таить, вообще малопригодны для эксплуатации. Однако все это “добро” силой закона передается на местный уровень без какого-либо возмещения: мол, теперь сами занимайтесь обветшалыми клубами, школами и поликлиниками.

А где на все эти ремонты и реконструкции брать деньги, если в доходах многих муниципальных образований местные налоги не превышают 10 процентов? Значит, надо будет рассчитывать на межбюджетные трансферты и субсидии? Но где же здесь тогда самоуправление?

И еще: если глава администрации сельского поселения не знает, как латать бюджетные дыры, то как он сможет вести среднесрочное бюджетное планирование, реализовать какие-либо крупные социальные проекты? А ведь к этому его тоже обязывает закон.

И еще одна грань набирающей обороты реформы. Ну ладно бюджетные неувязки, так ведь грядущее разграничение полномочий, несомненно, больнее всего ударит по населению низовых муниципальных образований. Вот простой пример. В начале апреля в Пестриковском сельском поселении, что в Коломенском районе, отключили за долги газовую котельную. Сотни людей в одночасье остались без тепла и света. Куда подевались платежи населения — тема отдельного разговора. Но ведь ситуацию здесь удалось исправить только благодаря вмешательству районной администрации. А ведь когда закон вступит в силу, никакой административный ресурс применить будет нельзя. И жителям таких сельских поселений, как Пестриковское, придется надеяться только на совесть и компетентность своего главы. Но, напомним, таких новообразованных глав теперь почти три сотни. У всех ли имеется достаточный опыт государственного и муниципального управления?

На совещании довелось выслушать мнение представителя совета депутатов из Луховицкого района Людмилы Белышевой. По ее словам, иные главы муниципальных образований понимают самоуправление как вседозволенность. И, не дожидаясь вступления закона в силу, уже проявляют нездоровую инициативу в освоении муниципального имущества.

— Продажа муниципального имущества, — говорит Белышева, — по сути превращается в распродажу. А с чего тогда будем получать доходы?

Белышева предлагает ввести мораторий на операции с сельской и городской собственностью. А если потребуется, то и добиваться продления процесса разграничения имущественных отношений на местах.

Это тем более актуально, что в Подмосковье руководство области очень ответственно подходит к выполнению всех своих обязательств перед муниципальными образованиями и региональный бюджет давно уже принял явную социальную направленность. Вот лишь некоторые цифры. В нынешнем году на социальные и культурные нужды выделено более 143 миллиардов рублей. А ведь это почти треть областного бюджета. А взять межбюджетные трансферты? Сегодня они превышают 62 миллиарда рублей. Суммы, как видим, немалые. Но и контроль за расходованием этих средств должен быть соответствующим. И здесь снова вопросы. Как контролировать ту же финансовую деятельность местных самоуправлений, которые, повторимся еще раз, не входят в систему государственной власти? И главное — как обеспечить доходность муниципальных образований? Не получится ли так, что вместо поиска приемлемых и эффективных экономических решений низовые администрации проникнутся иждивенческими настроениями? Мол, закон принят — будьте любезны, дайте денег, а не то уложим село набок.

Так что, если мы говорим о развитии местного самоуправления, то прежде всего необходимо было обеспечить реальную экономическую самостоятельность сельских и малых городских поселений. Государство должно и просто обязано было вначале разработать, предложить и помочь реализовать экономическую программу, в результате которой инициативные селяне могли бы создать частные малые предприятия, налоги которых пошли бы на общественные нужды этих поселений. Вот где бы пригодились миллиарды, скажем, Стабилизационного фонда. Почему бы именно из этих денег не сформировать пакет соответствующих специализированных кредитов для фермеров, предпринимателей.

А ведь Московская область — это не тот регион, где можно понадеяться на авось. Мол, начнем реформу — а там видно будет. При таком подходе ничего хорошего увидеть не удастся. Потому что, когда экономическую махину с бюджетом в 350 миллиардов рублей начнут подгонять, включать усиленную передачу — конструкция может и не выдержать. Но население вряд ли станет вникать в те благие пожелания, которыми руководствовались разработчики реформы. И понятно, что в случае каких-либо неувязок и пробуксовок все стрелы негодования будут обращены именно на местные и региональные власти.

Что же необходимо предпринять до окончательного вступления в силу федерального закона? Здесь разумным видится одно лишь решение: для успешного продолжения реформы необходимо передать российским регионам часть полномочий по правовому и организационному регулированию местного самоуправления. Законодательные инициативы на этот счет направлены в Государственную думу. Дело — за федеральной властью.



Партнеры