Выселительное заведение

Судебные приставы арестовали имущество игрового клуба

3 июня 2008 в 17:21, просмотров: 598

— Через несколько минут нам нужно быть на месте! Живее! — подгонял водителя начальник отдела общественных связей Управления Федеральной службы судебных приставов по Московской области Анатолий Гара.

Еще один поворот, и машина резко затормозила у небольшого здания с яркой вывеской

“Игровой клуб — 24 часа”. Мы приехали как раз вовремя: группа милиционеров, вооруженных автоматами, только начала занимать свою позицию у входа в здание. А перед клубом уже парковалась большая “Газель”. Именно в нее час спустя судебные приставы, в соответствии с постановлением Инспекции по налогам и сборам, погрузят все, что хозяева игорного заведения в подмосковном Одинцове нажили “непосильным трудом”.

А нажито, честно сказать, немало. Одного взгляда на внутреннее убранство двух залов (общей площадью порядка 350 квадратов) достаточно, чтобы прийти к такому выводу. Помещение оформлено в лучших традициях игорных заведений: все свободное пространство заставлено автоматами, в центре зала рулетка, а по бокам под стеклянными витринами красуются призы (камера, сотовый телефон, DVD-плеер и т.д.).

— В чем дело? — преградил дорогу нежданным гостям охранник заведения.

— Одинцовская служба судебных приставов. За организацией числится недоимка по налогам около 6 млн. рублей. Вот документы на арест имущества, — сразу взял быка за рога начальник отдела Дмитрий Карбушев. И тут же, не теряя времени, отдал приказ подчиненным: “Рассредоточиться по залу. Начать опись имущества”.
Пока обескураженные охранники докладывали начальству о ЧП по телефону, судебные приставы в сопровождении сотрудников правоохранительных органов и представителя администрации Одинцовского района начали свою работу. Первым делом приставы в присутствии понятых сняли кассу и описали денежные средства. Впрочем, сумма оказалась не очень большой: 100 тысяч 650 рублей — копейки по сравнению с задолженностью в несколько миллионов. Следом настала очередь игровых автоматов и бытовой техники (телевизор и музыкальный центр). В акт описи вносились все данные арестованного имущества: название, марка, модель, серийный номер и т.д. Когда под опись попали игральные фишки, я не смогла сдержать иронии и спросила: “А зубочистки тоже описывать будете?”

— Все имущество организации подлежит описи и аресту, будь то фишки или зубочистки, — без тени улыбки ответил пристав.

Шутить сразу расхотелось, да и сама атмосфера к юмору не располагала. Ведь это только пока операция проходила в спокойной обстановке и приставы не встречали сопротивления. Но было очевидно — персонал ждет приезда хозяина клуба.

— Наши сотрудники подготовлены должным образом и способны обеспечить безопасность мероприятия, — развеял страхи представитель правоохранительных органов майор милиции Игорь Алексеев.

Тем самым мужчина дал понять, что милиционеры готовы к любому повороту событий. Тем временем приставы описали все игровые автоматы: вместе с рулеткой их оказалось 49. В “Газель” уже погрузили несколько “одноруких пиратов”, большой плазменный телевизор и музыкальный центр.

— Если продать все описанное имущество, удастся погасить долг? — интересуюсь у г-на Карбушева.

— Это будут оценивать специалисты, но, думаю, вряд ли, — отвечает мужчина. — Если имущество продать вместе с помещением, тогда возможно.

Кстати, об этом знали хозяева заведения и поэтому не стали оформлять помещение в свою собственность (по закону право собственности начинается с момента регистрации). Но с 1 февраля 2008 года действует новая редакция Закона “Об исполнительном производстве”: судебные приставы имеют право провести принудительную регистрацию недвижимости на конкретное юридическое лицо, а затем выставить помещение на торги в счет погашения долга.

…На исходе второго часа операции большая часть автоматов и техники была загружена в “Газель”. К этому моменту все присутствующие уже было решили, что хозяева заведения смирились с потерей клуба, как вдруг… к господам Гаре и Карбушеву подошел охранник и передал телефонную трубку. В процессе разговора стало понятно, что с приставами общается “крыша” игорного заведения. Поскольку журналисты могли слышать только одну сторону, мы приводим некоторые цитаты из ответов г-на Гары. Но и этого достаточно, чтобы уловить суть:

— Кто бы вы ни были, какие бы фамилии ни называли — это бесполезно. Мы проводим исполнительные действия в рамках Федерального закона “Об исполнительном производстве”. Сейчас мы будем изымать имущество, а затем вывозить его на хранение…

На том конце провода, очевидно, остались недовольны таким поворотом событий. Несколько секунд Анатолий Федорович выслушивал своего собеседника.

— Не нужно меня уговаривать! Предложения никакие не принимаются, кроме одного — должны появиться стороны исполнительного производства, подтвердить свои полномочия, и только с ними мы будем вести диалог.
На этом связь прервалась. Больше приставов никто не беспокоил.

Несмотря на уговоры журналистов, Анатолий Федорович отказался озвучить названные во время разговора фамилии. Но упомянул, что речь шла об очень влиятельных людях, некогда стоящих у власти.



Партнеры