Любовь за $10 миллионов

“Кристис” поразил Питер неожиданным “Сюрпризом” Ватто

4 июня 2008 в 19:02, просмотров: 436

Какие только “подарки” не подбрасывает нам антикварный мир! Вот и в среду в Питере — аккурат в дни работы Экономического форума — в роскошном Белом зале Мраморного дворца Русского музея “Кристис” открыл первую предаукционную выставку топовых шедевров под названием “От Ватто до Моне”. Общая стоимость 17 полотен — около $50 млн., что ощутимо выше недавней выставки “Кристис” в Третьяковке.

В зале — весь цвет бизнеса и арта, ожидают Валентину Матвиенко… Йохан Пулканен (президент “Кристис Европа”) неожиданно вскакивает из-за стола, срывает со стены не очень приметную, но крайне интригующую миниатюру Ватто “Сюрприз” и всем направо-налево показывает, эдак приветливо улыбаясь.

— А разве не положено белые перчатки надеть? — спросили его.

— У нас самые демократичные порядки. Под присмотром сотрудника вы всегда можете поближе рассмотреть картину…

Однако позже, когда мы вплотную подошли к полотну и стали тянуть к ней пальчики, словно из-под земли вырос представитель Русского музея и на чистом русском заскрежетал: “Еще один такой жест — и вы на улице!” А что еще ожидать, если верхняя граница эстимейта на “Сюрприз” — 10 млн. долларов, а по экспертным оценкам, уйдет он и того дороже. Ватто — редкий гость на мировых торгах. У известного аукциониста Джеймса Брюса Гардайна (с легкой руки которого ушли те самые яйца Фаберже) мы спросили: откуда взялась предварительная оценка в $6—10 млн.?

— Вы правы: давая оценку, “Сюрприз” нам не с чем было сравнить. Однако две продажи Ватто мы обнаружили. Так, 10 лет назад на частных торгах в Калифорнии примерно за 8 млн. ушла “парная” картина к этому самому “Сюрпризу”.

Итак, “Сюрприз”: его судьба прелюбопытнейшая, последние 200 лет картина считалась утерянной. И лишь в 2007 году была обнаружена в одной из частных английских коллекций — к чему приложили руку спецы из “Кристис”: обычная практика — анализировать все очень и не очень известные коллекции.

Знали о картине (написанной по дереву, а не по холсту) благодаря практике делать гравюры с работ и помещать их в особое собрание. Композиция уникальна: парочку влюбленных, сидящих на скамейке, Ватто срисовал с танцующей пары своего любимого Рубенса и его полотна “Сельский праздник”. После смерти Ватто картина гуляла по рукам, пока не оказалась в Англии и не была приобретена леди Мюррей; она же завещала “Сюрприз” другу, в семье которого он хранится по сей день.

Работы такого уровня “всплывают” крайне редко — это к вопросу о том, беднеет ли со временем антикварный рынок. Ведь можно легко предположить, что самые шедевральные вещи будут быстро раскуплены, оставив в “рыночном хождении” лишь “третий ряд кордебалета”. Но аналитики “Кристис” не склонны к пессимизму. Да, есть азиатский рынок, когда дорогая вещь попадает в руки к тому или иному арабскому шейху. Они склонны завещать шедевры своим многочисленным детям, нежели снова пускать их в оборот, перепродавая дороже: так вещь “ложится на дно” надолго. В остальном же — топ-арт возвращается на рынок благодаря наследникам.



    Партнеры