Богатые умеют люБИТЬ

Как дети и мать оказались по разные стороны миллионов

4 июня 2008 в 17:32, просмотров: 1522

Она, как и сотни тысяч других “простых девчонок”, месяцами копила деньги на тряпки модных марок. А у него — сотни магазинов с этими самыми тряпками… И среди тысяч других девчонок он заметил именно ее, да не просто заметил, а взял в жены. Это ли не вершина счастья и удачи?

История любви совладельца многих модных бутиков и конноспортивного комплекса в Завидове Джамиля Амина Фуада и его жены Натальи Богуцкой в очередной раз подтверждает — нет, отнюдь не вершина. Не счастье и не удача.

Брак с “одежно-лошадиным королем” обернулся для Натальи страданиями, разлукой с детьми и болью. Болью в самом прямом, физическом смысле слова. Сейчас она через суд требует возбуждения уголовного дела по факту ее избиения бывшим мужем.

— Папа, не надо! Не бей маму! — маленькие Ясмин и Кадри, рыдая, повисли на руках разъяренного Амина. Его жена Наталья, размазывая по лицу слезы и кровь, выскочила из дома. Три часа она, словно в тумане, бродила по осенним холодным улицам, надеясь, что муж успокоится. Когда женщина наконец-то решилась вернуться домой, дверь в квартиру не открывалась. Оказалось, супруг уже поменял замок.

— Езжай к себе, ты мне надоела! — матом послал ее из-за двери русско-сирийский миллионер.

— Как уезжай! А дети? — не поняла Наталья.

— Ты для них умерла, — отрезал супруг. — Не смей сюда больше приходить!

Первый удар

А как красиво все начиналось! Они познакомились еще во время учебы в текстильном институте. Тогда Наташа, финалистка конкурса “Красавицы Подмосковья”, эффектная и общительная девушка, страстные взгляды сирийского поклонника воспринимала с юмором. Но через несколько лет, в 1995-м, они встретились и полюбили друг друга.

— Я знала, что у него есть жена и две дочери в Сирии, — вспоминает она. — Но я его очень любила. Он тоже клялся, что любит. Говорил, что скоро расторгнет брак.

Наталья вспоминает романтические поездки по Востоку, знакомство с многочисленными родственниками, которым Амин с гордостью представлял свою возлюбленную.

— Первый раз он ударил меня, еще когда мы не были женаты, из-за какой-то ерунды, — признается Наташа. — Я, естественно, была в шоке. Он заплакал, стал вымаливать прощение, клялся, что это больше никогда не повторится.

Она допустила распространенную ошибку добросердечных русских женщин — поверила и простила. К тому же так не хотелось расставаться с красивой жизнью и своим принцем…
Через три года, в 1998-м, Наталья родила дочь. А еще через два года Джамиль наконец решил оформить отношения с русской женой.

Казалось, вот она, награда за годы терпеливого ожидания! Но не тут-то было…

Бывшая жена вспоминает, что генеральный директор фирмы с годовым оборотом в полмиллиарда долларов отличался необыкновенной экономией. Он вел дневник расходов. Туда записывал все до последнего рубля. С жены требовал чековый отчет после любого ее похода за продуктами и только тогда думал, возмещать ей деньги или нет.

— Из этого дневника я узнала, что у него есть любовницы и сколько он на них тратит, — говорит Наталья. — Было обидно, что на семью и детей он выделял крохи. Например, мне в месяц положил тысячу долларов, на каждого ребенка прибавил по 500 долларов, из которых нужно было оплачивать еще услуги няни и домработницы, которые должны были быть у семьи по статусу. Потом как-то глумливо предложил: “Я тебе буду платить три тысячи, а ты разрешишь мне заниматься сексом с кем хочу”. Я знала его любовниц, он не скрывал их от меня. Любил говорить: “Женщин после 30 надо, как лошадей, сдавать на мясо”.

Со временем жизнь ее превратилась в настоящий кошмар. Амин стал бить жену, не стесняясь ни детей, ни прислуги.

Кулак — железный аргумент

Про унижения и побои Натальи говорят все, кто так или иначе принимал участие в жизни этой семьи. Горничная Вера Конькова вспоминает:

— Однажды Амин решил покатать детей на катере, при этом Наташу с собой не взял. Нас испугало то, что он не надел на детей спасжилеты. Трехлетнего Кадри он посадил в задней части катера. Подвижный малыш мог в любой момент вывалиться за борт. Наташа кричала с берега, умоляя Амина надеть на детей жилеты, но он грубо послал ее. На следующее утро после этого Амин приказал Наташе собрать Кадри для прогулки на катере по Волге. Наташа сказала, что не пустит сына одного, схватила его на руки, выбежала из дома. Амин помчался за ней, орал, чтоб она убиралась из дома вместе со своими детьми. Потом догнал ее и с криком “Убью суку!” схватил за волосы, запрокинул ее голову назад, несколько раз кулаком ударил по голове. Кадри и Ясмин плакали, Ясмин просила отпустить маму. Наташа рванулась вперед, в руках мужа остался клок ее волос... У нее были разбиты губы и нос. Амин развернулся, сел в машину и уехал.

Примечательный факт: незадолго до этого “парадный портрет” счастливой пары опубликовали на обложке глянцевого журнала…

Еще картинка из жизни семьи “с обложки”:

— Несколько лет назад под Новый год Амин при детях ударил Наташу по лицу, — вспоминает няня сына Кадри Татьяна Трофимова. — От полученного удара у Наташи в области левого глаза образовалась большая гематома. Новогодние праздники семья планировала провести в Финляндии, но Амин провел их там со своей любовницей.

Алименты для нувориша

Думаете, Наташе в конце концов надоела такая “райская” жизнь? Ничуть нет, она надоела Амину. Наташа же готова была терпеть и дальше… Ради чего?

— Ради семьи, конечно, — она недоуменно вскидывает глаза. — Ради детей, их благополучия…

Но в результате дети тоже стали жертвами ее долготерпения. Хамовнический суд, где рассматривался вопрос дальнейшей судьбы этой семьи после того, как Амин выгнал жену из дома и она подала иск о разводе, во всем принял сторону отца. Дети остались с ним, а безработную на тот момент маму обязали выплачивать алименты.

— Мне для детей, конечно, ничего не жалко, тем более денег, — говорит Наталья. — Но самое ужасное, что Амин всячески настраивает их против меня, а в те редкие часы, которые по решению суда дети должны проводить со мной, он придумывает всяческие препоны. Своих детей мне теперь приходится навещать после нескольких юридически заверенных телеграмм, в компании адвоката и судебного пристава.

Но еще хуже, что старшая дочь Ясмин стараниями отца уже невзлюбила свою маму.

Слушаю диктофонные записи последних встреч Натальи с детьми. Перед Новым годом мама приходит на свидание с пирожными. Но 9-летняя Ясмин с матерью общаться отказывается. “Ясь, скажи, пожалуйста, что случилось? — спрашивает растерянная мать. — Раньше ты ждала, что я приеду. Мы сидели, обнявшись, разговаривали… А через 7 дней каникул ты не захотела идти к маме. Что, Ясик, произошло?”

“Это не за каникулы. Это я за весь учебный год все вспоминала, вспоминала, — отвечает дочь. — Папа деньги зарабатывал, чтобы тебе одежду покупать… А ты пила все время это”.
“Яся, кто тебя этому учит? Когда это я пила!? Я никак не могу понять!”

“Пойми, — упрямо твердит дочка. — Ты недостойна”.

— В 2007 году, — говорит адвокат Натальи, — когда состоялось решение суда об оставлении детей с папой, было дано заключение детского психолога, в котором говорится, что дочь “Ясмин любит мать, считает ее самой доброй, очень ею гордится и изъявляет желание видеться”. Через год жизни с папой любовь дочки к матери куда-то исчезла. Фразы 9-летней девочки меня просто шокировали. Не верится, что ребенок сочинил их сам, перестав употреблять слово “мама”: “Наташа приезжает только нас помучить и нервы потрепать”, “за год жизни с папой я получила больше, чем за 8 лет с тобой”, “папа все время работал, чтобы заработать деньги тебе на шмотки”.

— Я не знаю, почему Ясмин врет, — вздыхает Наташа. — Наверное, ребенку легко заморочить голову. Тот, кто рядом, всегда имеет преимущество перед тем, кто далеко…

Последний раз, в начале апреля, когда Наталья пыталась навестить своих детей, дело закончилось кровоподтеками и травмопунктом. Амин вытолкал ее из квартиры, дверью повредив руку Натальи.

Только после этого она подала иск в суд по поводу нанесения побоев.

— Мне очень стыдно рассказывать обо всем этом посторонним людям, но другой возможности вернуть детей я не вижу…

* * *

Они встретились в зале суда. Красивая пара! Она — изящная, светловолосая, с глазами цвета утреннего неба. Он — холеный, широкоплечий, похожий на кинозвезду. Готовые персонажи для экранизации какого-нибудь любовного романа со счастливым концом...

Мировой судья интересуется, возможно ли примирение. Богуцкая на примирение согласна, если Джамиль извинится и даст ей видеться со своими детьми. Господин Амин от примирения гордо отказывается.

Справка “МК”

Компания “Джамилько” была создана семейством Джамиль в 1992 году. Сейчас она представляет в России бренды люксового сегмента, таких, например, как  Burberry, Chaumet, Hermes — и является крупнейшим дилером марки Escada. Дочерняя компания группы “Джамилько” занимается развитием в России марок повседневной одежды, среди которых Levi’s, Naf Naf. Оборот группы компаний “Джамилько”, по экспертным оценкам, равен $450 млн.

Комментарий семейного психолога, работающего в области защиты от домашнего насилия  Ольги БУЛАХ:

— Семьи, где существует насилие, — особые семьи, все члены которых втянуты в мучительное взаимодействие. Каждый из них — мужчина, женщина, а затем и дети — в силу личностных особенностей и сформированных стереотипов продолжают закреплять такое жертвенно-насильственное взаимодействие.

Почему в подобных ситуациях страдают дети? Сердце ребенка поделено на две части, его наполняет любовь к матери и любовь к отцу. Даже крайне жестокое отношение к себе они готовы простить, чтобы иметь возможность находиться рядом с отцом и матерью и надеяться на любовь каждого. Если ребенок признается себе, что любит отца, то в случае конфликта между родителями он должен отказаться от любви к матери. Если любит мать, то, значит, не любит отца. И то, и другое — мучительно. Иногда ребенок решает проблему путем защитного механизма — выбирает позицию одного из родителей и старается думать, чувствовать, как он.

“Домашнее насилие — проблема всего мира”, — считает директор отдела госдепартамента США по правам женщин в мире Андреа Ботнер. Недавно она посетила Москву и дала эксклюзивное интервью “МК”.

— Во всем мире женщины, независимо от национальности, социального положения, сталкиваются с проблемой психологического и физического насилия. В США и России схожие проблемы, только мы находимся на разных стадиях ее решения. Мы начали работать над нею еще 30 лет назад, а в 1994 году приняли закон “Против насилия над женщинами”. Поэтому у нас проработаны многие механизмы защиты женщины, из частной эта проблема становится общественной.

— Предположим, жительница США обратилась в полицию потому, что ее избил муж. Что дальше?

— Многое зависит от того, в каком штате проживает нарушитель. У нас эти вопросы решаются на уровне штатов, а не федерального правительства. В целом, после того как женщина зарегистрировала свою жалобу официально, прокурор обязан защищать ее и довести это дело до суда. Избиение жены — это тяжелое обвинение, за которое мужу грозит тюрьма. На время, пока идет разбирательство, жене предоставляется охрана или тайное убежище, возможность “исчезнуть”. С нею работают психотерапевты, специалисты, помогающие получить работу, если это домохозяйка.

— Каков у вас процент семейных дел, связанных с домашним насилием?

— Количество подобных случаев у нас падает, и все-таки сейчас это примерно 25—30% от всех семейных проблем, дошедших до суда. А если учесть, что примерно столько же ситуаций замалчивается, то понятно, насколько это серьезная проблема.

— Наша милиция очень не любит дела, связанные с домашним насилием, — сегодня женщина подает заявление, завтра его забирает, послезавтра снова вызывает милицию…

— …и цикл повторяется снова. Знакомая ситуация. И у нас полиция порой теряет терпение. Думаю, это неправильно, мы должны на правоохранительном уровне делать все, чтобы защитить женщину, даже если зачастую она ведет себя непоследовательно. Думаю, хорошей альтернативой были бы центры семейного правосудия, где бы рассматривалось каждое подобное обращение.

— Как вы думаете, почему мужчины унижают, бьют женщин?

— Думаю, тут проблема контроля и власти. Типично, что такие мужчины хотят изолировать свою семью от окружающих, хотят, чтобы внимание жены концентрировалось на нем. Иногда это желание тотального контроля маскируется под заботу о женщине. Потом семейная ситуация выходит из равновесия (зачастую из-за действия алкоголя или наркотиков), и наступает кульминация — избиение. Потом он клянется, что это никогда не повторится. Она верит и… ошибается. Потому что в подавляющем большинстве случаев ударивший однажды поднимает руку и другой, и третий, и так до бесконечности. Поэтому женщинам могу порекомендовать: прощать здесь не стоит.





Партнеры