Автостоп в стране самоваров

На "Иранщине" любят русских

6 июня 2008 в 15:27, просмотров: 883

Друзья и знакомые, узнав о его планах очередного заграничного путешествия, не скрывали удивления и тревоги: тебе что, жить надоело? Но Андрей Тарчевский подобный скептицизм оставил без внимания и с легким рюкзачком за спиной отправился автостопом изучать незнакомую ему доселе страну под названием Иран.

О своих впечатлениях Андрей поведал “Турклубу”.

— А не было опасения, что тебя — “белого человека” — иранцы… ну, мягко говоря, “станут обижать”?

— Самые частые фразы, которые мне доводилось слышать от местных, когда они узнавали, откуда я приехал, “Путин — хубе (хорошо)!” и “Русия — Иран — дуст (друзья)!”

Иранцы очень общительные люди. Но притом еще и очень деликатные. Если даже поставишь палатку в городском парке (это разрешено практически в любом городе, кроме Тегерана) — никто из прохожих не подойдет, не будет пытаться заглянуть, что ты там делаешь… Кстати, я таким вариантом ночлега неоднократно пользовался — вполне комфортно: общественные туалеты в парке обязательно чистые, в них есть краны с хорошей водой, мыло по трубочке подается... Да еще кабинки снабжены, извините за пикантную подробность, шлангами — так что при случае непритязательному путешественнику можно прямо там, в туалете, даже нормально вымыться.

“Волшебное слово”

По словам Андрея, “автостопщику” в Иране раздолье.

— Буквально через секунду после того, как я в первый раз занял позицию на обочине, притормозила машина.

Объясняться удавалось по шпаргалке, где у меня была выписана сотня самых нужных слов на фарси, или при помощи международного языка жестов. Лишь редкие “водилы” могли произнести несколько фраз по-английски, а особо “продвинутые” пытались демонстрировать знание нескольких слов на русском типа “давай-давай!”. Кроме “правильных”, с точки зрения “автостопщика”, водителей на иранских дорогах встречается много таксистов-“бомбил”. Поэтому очень важным оказалось сразу же задавать вопрос: “Маджони?” То есть: “Бесплатно?” Услышав это волшебное слово, приблизительно половина водителей, которых я останавливал, предпочитали уехать.

А вот поездку в иранском междугородном автобусе с непривычки выдержать трудно. Главный эксклюзив здесь — несколько телевизоров, включенных в салоне на полную громкость (наличие TV — первейший признак крутости автобуса). Дикие вопли героев фильма оглушают во время всего путешествия. Причем сам водитель, выжимая на спидометре под сотню, тоже с увлечением поглядывает на свой персональный мини-телевизор!

Несколько раз возникали проблемы, когда я пытался сойти не посреди населенного пункта, а где-нибудь в безлюдном месте, чтобы устроиться там на полевой ночлег. У иранца подобная “причуда” его пассажира просто не укладывается в голове. Однажды я тормознул мотоциклиста и, когда мы выехали за город, попросил его остановиться. Поняв мое намерение провести здесь ночь в палатке, парень пришел в ужас. Он начал что-то горячо объяснять, потом остановил другого мотоциклиста, проезжавшего мимо. Они стали куда-то звонить по телефону и в итоге не только предложили мне ночлег в какой-то подсобке, но даже организовали доставку туда и бесплатную попутную машину на завтра.

— Получается, что получить “цивильный” ночлег на халяву у иранцев — пара пустяков?

— Не всегда. У меня поначалу случилось несколько проколов. Представьте себе: случайный попутчик, с которым разговорился, сам предлагает заглянуть к нему в гости, расположиться там на ночлег… Но некоторое время спустя, когда уже подъезжаем к месту, тот же иранец в ответ на мои намеки о ночлеге вдруг начинает выкручиваться, бормотать какие-то отговорки… Лишь позднее знающие люди мне объяснили, что это особенности местного этикета. Приглашение зайти в гости — лишь проявление вежливости, формальная фраза, в ответ на которую следует выразить благодарность и отказаться. Один раз, другой… Только если человек и после этого будет зазывать в дом — он действительно хочет тебя видеть своим гостем.

Агрегат на керосине


— Что скажешь об иранских ценах?

— В основном они очень и очень умеренные. Например, 1000-километровая поездка из Машхада до Тегерана в купе-люкс с кондиционером, с телевизором, с питанием обойдется приблизительно в 500—600 рублей на наши деньги. За номер в простенькой гостинице с удобствами на этаже я платил 3—5 евро (перед заселением нужно обязательно торговаться, тогда цену сбросят в 2, а то и в 3 раза). Правда, эти “апартаменты” иногда отапливаются специальными агрегатами, работающими на керосине, так что никуда не денешься от соответствующего амбре.

В своих домах и в заведениях общепита местные жители пользуются самыми настоящими самоварами. Помимо традиционных — дровяных — часто можно встретить и самовары керосиновые. Ведь нефтепродукты в стране раз в 10 дешевле наших.

Меню “автостопщика” во время всего путешествия складывалось из трех наиболее доступных в Иране составляющих: мясные продукты, хлебные изделия и сладости.

— Для перекуса прямо на ходу очень подходит “сендвич” (с ударением на последнем слоге) — булочка с мясной начинкой. Такие продают в городах на каждом углу. Понравилась мне и местная газировка “Зам-зам”, бутылка которой стоит всего-то 3 рубля. А вот с овощами — напряженка. Я специально нашел это слово в разговорнике, но, когда попробовал использовать его, делая заказ официанту, тот принес мне какую-то страшноватого вида вареную траву! 

— Других иностранцев доводилось встречать во время путешествия?

— В традиционных туристских местах Ирана их довольно много. В древней столице страны Персеполисе увидел даже американцев. Конечно, поинтересовался у них: “Не обижают вас тут?” — “О, нет! Отлично относятся!” Вот так: политика — политикой, а туризм — туризмом!.. К иностранцам у местных — искренний интерес. Иранцам хочется узнать, как живут в других странах, какие там обычаи. Общаться пытаются жестами, показывают фотографии жены, детей… В крупных городах можно встретить и тех, кто освоил английский, но, правда, в основном для перевода технических текстов и инструкций, а не для разговора. (Поездка за границу самим гражданам бывшей Персии не запрещена, но для большинства такой тур — слишком дорогое удовольствие.)

Чаще других иностранцев я видел японских туристов. С одним из таких путешественников пришлось даже делить номер в гостинице, когда приехал в город Исфахан. Сын Страны восходящего солнца пожаловался мне, что у него плохо получается ездить по Ирану автостопом. Пришлось устроить импровизированную лекцию: объяснял японцу на английском, как стопить иранские машины, используя фразы на фарси!..

Имам под запретом

— Иран — страна неторопливой, спокойной жизни. Даже несмотря на обострение отношений с Америкой, никаких военных настроений среди простого народа совершенно не замечается. Уровень криминала очень низкий, и местные женщины без всякой опаски носят на себе практически весь запас золотых украшений, не боясь, что их ограбят на улице. За нарушение некоторых правил поведения полагается публичная порка плетьми на площади — этот старый закон до сих пор не отменен, однако используют его, по признанию самих иранцев, очень редко.

Есть и более суровые наказания за серьезные проступки. Например, отрубание мечом головы. Мне рассказали, что несколько лет назад суд приговорил одного из преступников к этой казни. Однако солдат, которому поручили привести приговор в исполнение, неожиданно забастовал: не умею, мол, орудовать мечом, но, если желаете, могу его расстрелять! Пришлось судье самому браться за меч и выполнять роль палача.

Иностранцу расслабляться в Иране не следует. Здесь существует немало строгостей и запретов, обусловленных местным “исламским колоритом”. Скажем, “табу” на спиртное. Во время проверки на границе “огненную воду” из обнаруженных в багаже туриста бутылок могут попросту вылить на землю. А в самом Иране разжиться “веселящими напитками” можно лишь нелегально. Баночка пива, проданная из-под полы, обойдется не дешевле 4 долларов.

Много проблем с использованием фотоаппарата. Например, нельзя, не спросив предварительно разрешения, фотографировать женщин. (Поскольку чаще всего в ответ на подобную просьбу раздается решительное “нет!”, я приспособился во время прогулок по улицам “щелкать” кадры с опущенной руки, вслепую.)

В некоторые наиболее почитаемые мечети и гробницы имамов немусульманам вход запрещен. Одно из таких мест — захоронение главного иранского святого имама Резы в городе Машхад. При входе всех тщательно проверяют и заставляют сдавать на хранение обнаруженные фотоаппараты. Но мобильники при этом никто не догадывается отбирать, и туристы этим пользуются, снимая ими вид запретной гробницы.

За месяц своего иранского путешествия Андрей исколесил полстраны с севера на юг — от городка Астара на азербайджанской границе до Кешма в Персидском заливе. Увидел множество памятников мусульманской архитектуры, прокатился по самой красивой в мире  железной дороге, соединяющей Кум и Андимешк…

— Довелось увидеть и один из тех самых пресловутых “иранских ядерных объектов”, которые так раздражают американцев. Ехал на попутке через пустыню, вдруг в стороне от дороги показались какие-то  ангары, а вокруг них зенитки понатыканы. Водитель мне говорит: “Вон наш ядерный комплекс. Делай фото, пока никто не видит!” Но я судьбу искушать не стал.



Партнеры