Укол ценою в жизнь

В Москве осужден врач, убивший пациентку на косметической операции

8 июня 2008 в 18:23, просмотров: 901

Дела по так называемым врачебным ошибкам редко доходят до суда. Однако родители москвички Екатерины Ацеховской смогли добиться, чтобы врач частной клиники Андрей Колечкин, виновный в смерти их дочери, оказался на скамье подсудимых.

Он ввел пациентке анестетик, не удостоверившись, что у нее на препарат сильнейшая аллергия. Лишь в эту субботу, спустя четыре года после гибели Екатерины, суд поставил точку в этом деле. Скандальные подробности выяснил репортер “МК”.

Сгорбившись, 62-летняя подполковник милиции в отставке Ольга Дубинская сидит на скамейке у кабинета суда. По щекам струятся слезы, в дрожащих руках — фотография улыбающейся красивой молодой женщины. Это дочь Ольги — Екатерина Ацеховская, жертва ошибки врача. Один укол перед простой косметической операцией стоил ей жизни и покалечил судьбы ее близких…

33-летняя москвичка Екатерина Ацеховская была счастливой женщиной: престижная работа помощником председателя совета директоров крупной компании, любящий муж, замечательные родители… В 1994 году у нее родилась долгожданная дочка Юля — до этого медики разводили руками и утверждали, что у Екатерины устойчивое бесплодие... Весной 2004 года Катя закончила заочное обучение на юридическом факультете Российского государственного торгово-экономического университета. До получения красного диплома ей оставалось сдать два госэкзамена. А тут еще и лето скоро, и Катя решила подготовиться к отдыху. Дело в том, что у нее на левом бедре была сосудистая “звездочка”, и она хотела избавиться от косметического дефекта с помощью медиков. В Интернете она нашла адрес Клиники лазерной медицины и солнечным апрельским днем поехала туда.

Несложную операцию предстояло провести лазерному хирургу клиники Андрею Колечкину. Доктор ввел пациентке в бедро анестетик — немецкий препарат “Убистезин форте”. Однако дальше произошло то, чего врач никак не ожидал, — препарат вызвал побочную реакцию. Ацеховская потеряла сознание, у нее начались судороги конечностей, артериальное давление упало до 40/0. Екатерина умерла в кабинете врача еще до приезда “скорой помощи”. Причиной смерти стал анафилактический шок. Оказалось, у Ацеховской сильнейшая аллергия на этот препарат.

— Вместо того чтобы сразу же вызвать бригаду реаниматологов, Колечкин принялся делать пациентке искусственное дыхание и непрямой массаж сердца, — возмущается Катина мама. — “Скорую” врач поручил вызвать медсестре, она передала просьбу администратору клиники… А та, в свою очередь, не зная подробностей происходящего, сообщила на подстанцию скорой помощи вызов: “Потеря сознания в общественном месте”! В итоге было потеряно ценное время. Бригада “скорой” приехала примерно через 30—40 минут.

Прокуратура начала проверку по факту смерти Ацеховской. По словам Ольги Дубинской, за это время пришли в негодность биологические материалы, взятые на экспертизу. Матери несколько раз было отказано в возбуждении уголовного дела.

Родители Ацеховской дошли до заместителя генерального прокурора, и в итоге в 2005 году все же началось следствие по факту причинения смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей.

Сам Колечкин свою вину не признал. В Тушинском суде, где слушалось дело, он вел себя так спокойно и уверенно, будто бы ничего и не произошло.

— После того как все это случилось, зять сказал мне: Катю уже не вернешь, а у него же могут быть семья, дети, — говорит Ольга Дубинская. — Я решила тогда позвонить Колечкину, чтобы просто поговорить с ним. Единственное, что я хотела, — узнать правду: отчего умерла моя дочь. Однако он заявил: “Значит, у вас против меня ничего нет, раз вы мне первая звоните!” — и кинул трубку... Но врачи же должны нести хоть какую-то ответственность за пренебрежительное отношение к пациенту!

Наконец, 7 июня суд огласил приговор: два года условно c испытательным сроком на два года. Кроме того, его лишили права один год заниматься врачебной деятельностью...

Сразу же после окончания судебного процесса родители Кати поехали на кладбище — на могилу любимой дочери.



Партнеры