Столица тратит на "социалку" вдвое больше, чем декларирует

Депутат Мосгордумы Игорь Антонов: “В городе серьезно займутся модернизацией водопроводно-канализационного хозяйства”

8 июня 2008 в 15:38, просмотров: 629

Игорь Антонов зовет себя “старейшим депутатом Мосгордумы”. Кому, как не ему, возглавлять одну из самых серьезных в парламенте комиссий — бюджетно-финансовую? В бюджетных процессах Игорь Евгеньевич ориентируется как рыба в воде. Впрочем, в воде он разбирается ничуть не хуже — недаром “Единая Россия” назначила его координатором общероссийской партийной программы “Чистая вода” в столице. Г-н Антонов с удовольствием посвятил читателей “МК” в тайны бюджетного процесса и обрисовал перспективы реализации в городе программы “Чистая вода”.

— Игорь Евгеньевич, на днях Мосгордума вносила поправки в бюджет 2008 года, увеличив его доходы и расходы. С чем это связано?

— Так уж сложилось исторически, что минимум раз в год мы вносим изменения в закон о бюджете текущего года. Прежде всего нужно распределить свободный остаток средств, сложившийся на 1 января. Туда входят и средства федерального бюджета по субвенциям Москве, которые приходят в последний день. И… нераспорядительность и безалаберность комитетов, департаментов и управлений, которые не смогли вовремя освоить выделенные им в предыдущем году деньги. Кроме того, появляются дополнительные доходы, которые “падают” в бюджет города в последних числах декабря (как правило, они поступают из налоговых источников). Свободный остаток средств по прошлому году составил 152 миллиарда рублей. И эти деньги должны работать на город в 2008 году.

— Почему процесс подсчета дополнительных поступлений идет так долго?

— Изменения в бюджет вносят, как правило, после сдачи отчета в Министерство финансов России (это происходит в первом квартале года). После же мы 3—4 месяца проводим анализ, как идет накопление бюджета. И чаще всего выясняем, что доходную часть можно увеличить, — все-таки экономика не стоит на месте. С учетом внесенных изменений доходная часть бюджета 2008 года составит 1 триллион 191 миллиард рублей. Приличные доппоступления нам обеспечены за счет увеличения по налогам на прибыль, на доходы с физических лиц и на имущество. И примерно 8—9 миллиардов мы получили за счет временного размещения свободных средств в коммерческих банках.

— Как известно, изначально принятый бюджет Москвы на 2008 год был дефицитным — обычная практика последних лет. Сохранится ли он таким с учетом последних поступлений?

— Да, бюджет останется дефицитным, и его расходная часть составит 1 триллион 345 миллиардов рублей. Мы приняли решение направить 30 миллиардов рублей из дополнительных поступлений на погашение заимствований города. Ведь, согласно городской программе, мы должны в этом году привлечь на рынке заимствований более 100 миллиардов рублей. Но ситуация для заимствований в настоящее время как на внутреннем, так и на внешнем рынке сложилась неблагоприятная. Вследствие так называемого кризиса ликвидности у финансовых структур, банков и кредитных учреждений просто нет свободных денег, и Москве сложно было бы привлечь 100 миллиардов — эти облигации обошлись бы нам очень дорого (под 8—9% годовых). Поэтому мы и направили 30 миллиардов на погашение заимствований.

— Остальными средствами Мосгордума распорядилась столь же мудро?

— Более 18 миллиардов рублей мы направили на адресную инвестиционную программу — прежде всего на строительство социального жилья, развитие водопроводно-канализационного хозяйства, чтобы обеспечить москвичам качественную и доступную питьевую воду в любой точке города и снизить аварийность в канализационных системах. Еще 4 миллиарда рублей разошлись в соответствии с поправками депутатов. В основном — на укрепление здравоохранения: капремонт больниц, закупку ультрасовременного медицинского оборудования, мероприятия по противопожарной безопасности… В прошлом году мы все школы обеспечили противопожарными датчиками, а вот больницы в этом смысле отстают. Наша задача — полностью закрыть эту проблему, чтобы мы не видели тех ЧП, которые происходили в России, когда горели дома престарелых и интернаты. Еще часть допсредств была направлена на укрепление материально-технической базы спортивных объектов и проведение физкультурно-оздоровительных мероприятий. Кстати, финансированию спорта мы уделяем очень большое внимание последние пять лет, и уже видны результаты. Я считаю, что Россия должна восстановить свои позиции спортивной державы. А 450 миллионов рублей мы заложили на компенсации ОАО РЖД по перевозке столичных льготников в поездах пригородного направления — летом ведь пенсионеры устремляются на дачи.

— Разве такие компенсации не закладывались до этого?

— Конечно, закладывались. Однако спрогнозировать, сколько конкретно льготников воспользуются услугами РЖД в текущем году, невозможно — а счет нам предъявляют постфактум. Поэтому мы подстраховались. Кроме того, часть дополнительных средств мы направили на выпуск на столичном канале телепрограмм по молодежной тематике.

— И еще — на финансирование фильма про патриарха, не так ли? С чем это связано?

— Эти поправки внес мэр, когда изменения в бюджет только готовились. Но нужно понимать, что это будет фильм не конкретно о патриархе Алексии II. Это будет исторический художественный фильм. В XIV веке русскую православную церковь возглавлял тоже Алексий, и теперь считается, что он является небесным покровителем нашего патриарха.

— Почему думское единороссовское большинство не поддержало поправку демократов, которые предлагали направить часть дополнительных средств на доплаты к пенсиям и на компенсации труженикам тыла и ветеранам, вместо того чтобы инвестировать коммерческие предприятия?

— Объясню, почему лично я выступил против этих поправок. Источник дополнительного финансирования на пенсии и компенсации предлагали только один: снижение бюджетных инвестиций в уставной капитал ряда акционерных обществ. Речь идет о предприятиях промышленности и транспортной инфраструктуры. Но такой способ “перераспределения средств” не совпадает со стратегической задачей государства, озвученной еще в феврале президентом Путиным, — переводом экономики на новый, инновационный путь развития. Нужно признать, что сегодня мы полностью зависим от экономики сырьевых компаний. Так, “Газпром” и нефтяные компании приносят около 45% доходов в городскую казну. А в федеральный бюджет этот сектор экономики обеспечивает основную массу поступлений. Цена барреля нефти сегодня высокая — 120 долларов и выше, но завтра она может упасть до 10 долларов. Вы знаете, как “уронили” СССР в экономическом плане?

— Как?

— В конце 70-х — начале 80-х годов мы были нефтяной державой. И основным источником валютных поступлений была продажа нефти и газа за рубеж. Американцы, у которых стояла задача ликвидировать СССР, предприняли следующее. Генри Киссинджер ездил по Ближнему Востоку и уговаривал страны ОПЕК увеличить добычу нефти и снизить цену за баррель до 10 долларов. За это им обещали всяческие преференции в борьбе с Израилем, обеспечении вооружением и пр. В результате падения цен на нефть в Советском Союзе резко упала выручка от продажи сырьевых ресурсов и начались тяжелые экономические времена. Мы можем столкнуться с такой же ситуацией, поэтому сейчас просто необходимо развивать инновационную экономику, осуществлять проекты развития транспортных структур, аэропортов. Для этого нашим предприятиям необходимы госдотации. За счет бюджетных инвестиций они смогут модернизировать парк оборудования и техническое оснащение. И именно эти деньги демократы предлагали направить пенсионерам. Но ведь у нас есть городская программа, согласно которой с 1 февраля этого года пенсии дошли до 1,25 прожиточного минимума, к 1 декабря они дорастут до 1,5 прожиточного минимума, а в 2009 году — до 2-х. Ссылки на то, что инфляция якобы съест эти деньги, беспочвенны: прожиточный минимум формируется из реальных цен с учетом инфляционных процессов. Что же касается субсидий на оплату ЖКХ, то мы снизили их сумму по вполне разумным причинам. В прошлом году мы выделили на них 7 млрд. рублей, однако эти деньги не были полностью израсходованы — остались нереализованными 1,3 млрд. В этом году мы заложили на субсидии 9 млрд., но, проанализировав заявки, кто будет пользоваться этими субсидиями, сократили их на 3 млрд., потому что эти деньги останутся невостребованными. 103 тысячи человек в этом году не подтвердили, что они будут пользоваться субсидиями. Так что 6 миллиардов нам хватит с гаком. Но даже если возникнут какие-то проблемы, мы всегда в состоянии решить их оперативно. В процессе исполнения бюджета по комитетам и департаментам всегда есть экономия примерно до 10%. Поэтому мы не поддерживаем популистские, экономически необоснованные, предложения.

— Москва всегда славилась тем, что больше 40% бюджетных средств тратит на социальную сферу…

— Я считаю, что реальные траты бюджета на решение соцзадач превышают 80%! Потому что нужно учитывать и капремонт жилфонда, и строительство социального жилья.

— Можно ли назвать московский бюджет прозрачным? Выявляют ли случаи нецелевого использования казенных средств?

— Нецелевого использования в принципе не может быть — я не согласен с этим определением, которым частенько пользуются аудиторы Контрольно-счетной палаты. У нас казначейское исполнение бюджета. И такой ситуации, когда деньги выделены на закупку оборудования, а их тратят на повышение зарплат, быть не может в принципе.

— Но случаи воровства-то есть?

— Да, есть. Своровать бюджетные средства так же легко, как и своровать все то, что можно своровать. Бывают случаи, когда частные компании, которым предоставлен горзаказ, не выполняют своих обещаний — возьмут аванс и бросают работу. Бывает, когда объем работ завышают. Но в таких случаях очень внимательно работают наши контрольные органы.

— И что же бывает этим компаниям?

— Все вопросы решаются через суд. Наше казначейство в лице Департамента финансов может заблокировать бюджетные счета компании до устранения ей нарушений.

— То есть их все-таки выводят на чистую воду… Кстати, давайте поговорим о программе “Чистая вода” — почему вдруг “Единая Россия” озаботилась этой проблемой?

— Это — общероссийская программа, направленная на повышение качества питьевой воды и обеспечение ее доступности населению. В Москве, конечно, серьезных проблем с водой нет. Но в стране огромное количество деревень, поселков, маленьких городов, где питьевой воды нет вообще, потому что системы водоснабжения пришли в негодность: сгнили водопроводные трубы, системы канализации. И мы как самая мощная партия не могли не озаботиться этой ситуацией. Россия по запасам воды занимает 3-е место в мире, возможно, скоро вместе с сырьевыми источниками мы будем экспортировать и воду. В Москве мы будем готовить свою региональную программу. Она станет базироваться на том, что каждому горожанину должна быть доступна чистая питьевая вода. Речь идет не о том, чтобы поставить фильтры во все дома, больницы, школы. Мы исходим из принципа: все должны получать чистую воду, независимо от того, есть фильтры или нет. Наша задача — очистить воду после водозабора, то есть модернизировать 4 водопроводные станции в столице. Второй принцип программы — беспрерывность подачи. Чтобы исключить ситуации, когда из-за прорыва трубы во всем доме отключают воду: ни еду приготовить, ни в туалет сходить. А это значит, что нужно модернизировать водопроводно-канализационную систему города. Ну и третий принцип — качество, то есть вода должны быть чистой и соответствующей всем санитарным требованиям в любой точке города, где бы мы ни открыли кран. При обсуждении федеральной программы звучали предложения, что во все объекты соцсферы необходимо поставлять бутилированную питьевую воду. Но! Нет никакой гарантии, что она окажется качественной: проводилось много независимых проверок, и иногда выяснялось, что нам продают в бутылках обычную воду из-под крана… Конечно, на реализацию программы потребуются серьезные финансовые ресурсы. Но уже в этом году Мосводоканал потратит 6 млрд. рублей на модернизацию хозяйства (а у нас свыше 11 тысяч километров водопроводных сетей), плюс еще 16 млрд. рублей ему выделят из бюджета города.

— Интересно, а хлорировать воду будут по-прежнему?

— Конечно, сегодня есть много новых методов очистки — озонирование, ультрафиолет. Но до сих пор идут дискуссии: нужно ли делать воду стерильной, вообще без микроорганизмов и органических элементов? Так что хлорку специалисты пока признают самым лучшим средством. Даже лучшие в Москве бассейны с иностранным оборудованием, очищающиеся по принципу озонирования, раз в год хлорируются. Однако, я думаю, мы выслушаем мнения всех специалистов по этому вопросу и попытаемся найти новые методы и формы обеззараживания воды.





Партнеры