Дача без удачи

Земельная реформа не видит разницы между рейдерами и дачниками

10 июня 2008 в 16:10, просмотров: 401

В редакцию “МК-Московии” приходит немало писем, авторы которых с негодованием пишут о том, что так называемая дачная амнистия вместо обещанного облегчения в приватизации земли обернулась, по сути, мытарствами и многомесячными хождениями по многочисленным инстанциям. Почему так произошло? Неужели опять хотели как лучше, а вышло как всегда? И где именно, на каком рубеже застопорилась такая важная земельная реформа?

Искать ответы спецкор “Московии” решил в Истринском районе области. Ведь это помимо прочего 23 крупных промышленных и 19 сельскохозяйственных предприятий, около 900 частных фирм, 604 садоводческих товарищества, 7 оздоровительных лагерей, 43 базы отдыха, 5 действующих пансионатов. И за каждой из этих цифр вольно или невольно стоят и земельные вопросы. Так что именно это муниципальное образование оказалось, образно говоря, на острие реформы. И, судя по всему, выдерживает экзамен: ведь именно Истринский район — один из тех, где в последние годы энергично наводится порядок в земельных отношениях, а неразбериха и злоупотребления в этих самых отношениях сведены к минимуму.

К тому же с недавних пор земельными вопросами в районе занимается замглавы администрации Игорь Владимирович Павлович. Надо полагать, его, что называется, свежий взгляд быстрее и увереннее замечает слабые звенья в весьма непростом процессе современного земельного передела.

Так и вышло. Только Павлович предложил посмотреть на проблему нынешних земельных отношений несколько шире.

— Почему-то многие воспринимают земельную реформу как исключительно “дачную амнистию”, — говорит он.

— А ведь приватизация дачных участков — это только макушка айсберга, часть той социально-политической и экономической глыбы, которая приведена в движение на российских просторах.

А ведь прав Павлович. Земля — это основа собственности. Кто владеет землей — владеет страной. И сегодня мы все стали свидетелями масштабного процесса — радикальной смены собственника на землю.

Стала ли нынешняя земельная реформа возвратом к “старым добрым временам”? Вовсе нет. Потому что император со Столыпиным отдали землю производителю, а сегодня землю захватывает спекулянт. Разница, согласитесь, существенная. Земельные перекупщики активно ищут различные лазейки в законодательстве, ищут подходы к чиновникам, чтобы отхватить кусок земли побольше да пожирнее. Не случайно тот же Павлович вынужден был повесить перед входом в свой кабинет две цитаты из Уголовного кодекса — о наказании за предложение взятки и за дачу взятки. Приезжайте, посмотрите — висят в рамочках. И Павловича, как говорится, никак не обойдешь. Но ведь в России полно и куда менее принципиальных чиновников, администраторов.

Размах “освоения” бывших государственных земель таков, что этим процессом озаботилась даже Госдума. Еще бы! Ведь, по данным депутатов, только в минувшем году рейдеры захватили наделы более чем у 7 тысяч российских крестьян. И вы хотите, чтобы в этих условиях коренного переустройства российской жизни какая-нибудь бабка из подмосковной деревни без проблем оформила свои несчастные шесть соток? Это вряд ли…

Какие же перекосы в реализации земельной реформы видятся, как говорится, с земли? По-моему, главная беда заключается в том, что государство в очередной раз заняло нечеткую, двойственную позицию. То есть драконовские меры и целая система перестраховочных мер применяются как к крупным приватизаторам земли, так и к бедолагам-дачникам. К тому же, проявляя известную жесткость, государство кокетливо играет в либеральные игры, что в земельных вопросах недопустимо.

Вот важный пример. Еще лет десять назад проведение топографической съемки участка и составление его кадастрового плана государство доверяло двум-трем действительно подготовленным, профессиональным коллективам геодезистов и землеустроителей. Однако с началом земельной реформы лицензия на такую серьезную в общем-то работу выдается практически всем желающим. Был бы в этой ватаге маломальский специалист да специальная аппаратура. Впрочем, последнюю даже разрешается брать в аренду. Теперь только в Истринском районе только официально землеустроительными делами занимается чуть не полсотни фирм и фирмочек.

“Качество” их работы видно хотя бы из случая, который приключился с Анной Федоровной Роговой из садового некоммерческого товарищества “Надежда”. Ловкачи из самопальной фирмы выдали ей “примерные” координаты. В результате по бумагам ее участок “наехал” на соседский. Землеустроительное дело завернули. А деньги уже уплачены, и как теперь быть?

О том, что такие случаи далеко не единичны, рассказала и директор муниципального геодезического предприятия Татьяна Барсукова.

— Кто-то просто не хочет тщательно выполнять все необходимые землеустроительные операции, — говорит она. — А кто-то просто не имеет возможности получить точные данные. Ведь допуск ко многим документам из государственного кадастра недвижимости имеют далеко не все фирмы. Вот и подбрасывают дачникам очень приблизительные данные.

Но даже если вы поручили оформление своего участка надежному предприятию, не стоит рассчитывать на быстрый и благополучный исход дела. Хождение по мукам вам обеспечено.

* * *

Итак, если вы решили приватизировать свой дачный участок, для начала надо заиметь постановление администрации местного поселения о предоставлении вам земли. Выписку можно взять у председателя, скажем, дачного товарищества. Если земля на территории деревни, села — у главы администрации. Или в районном архиве. Там вам выдадут так называемую архивную копию с обязательной архивной визой. Одним словом, начало большому хождению положено.

Второй шаг — межевание. Этим занимаются землеустроительные фирмы. Тамошние специалисты обмеряют ваш участок, что называется, по факту землепользования, и устанавливают межевые знаки. После этого проводится согласование. Сначала с соседями — то есть они фиксируют на бумаге свое согласие с тем, что ничьи границы не нарушены. Но не забудьте и о согласовании границ с землей общего пользования. И здесь — первый подвох. Законодательство требует, чтобы о грядущем согласовании вы не менее чем за месяц известили общественность. Для этого надо дать объявление в газету. Причем, если до 1 марта для этого подходила обычная “районка”, то теперь подавай СМИ не ниже областного уровня. Легкая это задача для пенсионера из дальнего села? Вам решать. Интернета у него наверняка нет. А тащиться в областной центр ради нескольких строчек в газете — испытание не для слабонервных. К тому же за объявление придется выложить до 2 тысяч рублей. Не знаю, как и где, но для наших стариков такая сумма способна пробить брешь в бюджете. И это упрощение приватизации? И потом — для чего нужно это объявление? Роснедвижимость объясняет: а вдруг кто-то имеет претензию к владельцу участка? Тогда, мол, такой человек будет иметь возможность препятствовать “неправильной” приватизации.

Возможно, при оформлении земли под какое-либо промышленное строительство такая мера предосторожности уместна. Но в процессе заурядной дачной амнистии наверняка необходима упрощенная схема.

Но пока что вы лишь провели необходимые согласования. Теперь начинается оформление землеустроительного дела. Для начала надо получить сведения из государственного кадастра недвижимости. Цена вопроса — 300 рублей. А по времени примеривайся к многочасовым стояниям в очередях. А главное — для чего? Чтобы подтвердить сам факт существования этого участка. Но зачем тогда справки из архива, те же согласования? Непонятно.

Тем не менее сведения, справки получены, и землеустроительное дело вы несете в районный земельный комитет на техническую и юридическую проверку. А вас там так и ждут! Желающих десятки тысяч, а в земкоме всего-то с десяток специалистов. Так что и здесь одним днем не обойдешься.

Однако выстояли. Но это еще не конец. Потому что теперь у вас на руках имеется дело с описанием вашего участка, а также дискета с тем же самым описанием. И все это добро надо доставить в кадастровую палату. Вроде просто, но дискета имеет обыкновение размагничиваться и теряться. И если это случилось — вам придется все начинать заново.

И это еще не все. Не знаю, чем объяснить, но чиновники Роснедвижимости всяческими малообъяснимыми нововведениями путают их и без того непростую работу земкомов.

Всего лишь один пример. С недавних пор бланк с описанием земельных участков заполняется с рядом новых формулировок. И прежний формуляр был весьма богат на канцелярские перлы, а теперь добавились дублирующие. И из-за этой маловразумительной инициативы приходится чуть ли не все оформление землеустроительного дела начинать заново. Что это такое — объяснять не надо. И тот, кто начал процесс приватизации, скажем, в январе — сегодня вынужден переделывать землеустроительное дело заново. Хороша упрощенная “амнистия”?

Есть и другое новшество. Теперь землеустроительное дело может принимать только кадастровый инженер — придумали такую должность. Но беда в том, что курсы, где бы таких специалистов готовили, начнут работать только с 1 сентября. Пока же — пауза.

Но вот наконец ваше дело утверждено, и оно уходит в государственный фонд данных. И опять проволочки — если в вашем деле нет архивного номера, его попросту завернут. Снова — здорово. Но даже если вы получили кадастровый номер и отправились в регистрационную палату — не факт, что этот поход станет последним испытанием. Потому что там вполне могут вынести вердикт: “Не установлена категория земли”. Когда речь идет о, опять же, крупном проекте, где необходим перевод земель, скажем, из категории сельскохозяйственных земель в промышленные, — это одно. А если перед нами дачник? Ясно ведь, что под садовые товарищества выделялись, как правило, земли, пригодные для ведения сельского хозяйства. Вам ясно, а реформаторам, получается, не очень.

Одним словом, на “упрощенную” приватизацию, как ни крути, придется потратить не менее полугода, кучу нервов и немало денег. Кому говорят дачники “спасибо” за эту круговерть? Разумеется, районным властям. Потому что разработчики реформ далеко, а районный чиновник — вот он, рядом. На него и обида.

Получается, что государство, образно говоря, открыло шлюзы земельной реформы, поприветствовало новых собственников, а всю черновую и неблагодарную работу по соблюдению законности в приобретении земли аккуратно переложило на плечи местных властей. Может быть, пора подумать о действительно упрощенной схеме приватизации дачных участков? Время для такого решения уже пришло.

СПРАВКА "МК"

Всего в России было три земельные реформы. Первую провел император Александр II при непосредственном участии сначала Витте, а затем Столыпина. Петру Аркадьевичу удалось сделать главное — при нем крестьянин, то есть производитель сельскохозяйственной продукции, получил право выкупать землю. Всего за несколько лет значительно увеличились площадь пашни и урожайность. Так, в 1906 году было собрано 900 миллионов пудов зерна. В пересчете на нынешние мерки это около 57 миллионов тонн хлеба. Для сравнения стоит заметить, что в 2006 году — достаточно, кстати, благоприятном для выращивания зерновых — мы получили около 70 миллионов тонн. Это при наличии современной сельхозтехники, специальных технологий, научных разработок.

В 1917 году Ленин подхватил эсеровский лозунг “Земля — крестьянам” и довел его до “логического” совершенства. То есть — до “второй земельной реформы”. “Декрет о земле” отменил частную собственность на землю и наемный труд на сельской ниве. Кстати, право распределения наделов поначалу делегировалось местным органам самоуправления. Со временем государству отошли не только сельскохозяйственные, но все прочие земли в стране.

А третья земельная реформа в России стартовала с принятием ельцинской Конституции 1993 года. Мало кто из обывателей знает, но Основной закон и последовавшие за ним Земельный кодекс и Федеральный закон “Об обороте земель сельскохозяйственного назначения” этот передел собственности оформили вполне юридически, законодательно. Революционная суть реформы заключается в том, что теперь по закону впервые после столетнего перерыва земля и другие природные ресурсы могут находиться не только в государственной, муниципальной, но и частной (!) собственности. А это будет почище “Фауста” Гете.



    Партнеры