Как Хиддинк разозлил сборную России

Создав себе трудности, наши футболисты начали их преодолевать

15 июня 2008 в 18:26, просмотров: 345

Ждать и догонять всегда нелегко. А в таком турнире, как чемпионат Европы, где цена одной осечки возрастает многократно, особенно трудно. Разбитая испанцами российская сборная обрекла нас на четыре дня томительного ожидания, когда таблицу группы D хотелось убрать с глаз долой, а игру обороны в первом матче — из сердца вон…

Получилось. Сорвав злобу (в разумных, впрочем, рамках), выстрадав, побрюзжав, тысячи прибывших в Австрию россиян великодушно сменили гнев на милость. К назначенному часу поединка с греками на трибунах “Вальс-Зиценхайм” наших соотечественников собралось ничуть не меньше, чем четырьмя днями раньше, хотя результаты первого тура могли показаться кому-то крушением всех надежд. Но нет, тем и славится наша история, что, сначала создав себе трудности, затем их героически преодолеваем!

Возможно, по этой причине Россия особенно интересна стороннему наблюдателю в дни неудач. В отличие от первого поединка в Инсбруке здесь, в Зальцбурге, ложа VIP была битком набита самыми почетными гостями. Руководство УЕФА во главе с Мишелем Платини прибыло в полном составе, да и для иных символов футбольного мира место нашлось с трудом. Что уж говорить о российской бизнес- и политэлите, если даже Леониду Федуну отвели место едва ли не в фанатском секторе, да и депутат Госдумы Константин Затулин оказался на почтительном расстоянии от привычной виповской ложи. На самых почетных местах восседали Виталий Мутко (бок о бок с Платини), Александр Жуков, Юрий Лужков с супругой и, конечно, Вячеслав Колосков, которому было дозволено разместиться в красных креслах со всей своей семьей.

Впрочем, если распределение мест и волновало кого-то в преддверии матча, то лишь до первого свистка итальянца Роберто Розетти. Это был один из тех моментов, когда титулы и положение в обществе уже не имеют никакого значения, а наши люди всех рангов и мастей олицетворяют в кои-то веки единое целое. Поэтому, едва начался матч, как с трибун понеслось громогласное “Россия, мы с тобой!” и “Мы приехали, чтобы победить!”.

А победа в этот вечер была нужна, как глоток альпийского воздуха, дабы, во-первых, возродить уверенность в собственных силах, во-вторых, догнать (хотя бы по очкам) шведов, и в-третьих, окончательно отцепить действующих еще на тот момент чемпионов греков. Ради осуществления каждой из этих затей Гус Хиддинк пошел на определенные перестановки в составе. Место провалившего первый матч Романа Широкова занял Сергей Игнашевич. Под единственным нападающим Романом Павлюченко обосновался Дмитрий Торбинский, а Александр Анюков получил на правой бровке полную свободу действий. Асимметричность нашей стартовой расстановки подразумевала дополнительную активность на левом фланге, где, по тренерскому замыслу, должны были хозяйничать Юрий Жирков с Динияром Билялетдиновым.

Так, собственно говоря, и вышло. Если не брать нескольких неизбежных, видимо, просчетов в обороне, план нашего генштаба сработал. Давление России греки ощущали на протяжении всей встречи, лишь изредка переводя игру в более спокойное русло…

После матча впору было сожалеть о том, что наша сборная не добилась перевеса с разницей в четыре мяча, который давал право на ничью в заключительной встрече со шведами. Ведь один только Павлюченко нанес в этот вечер 9 ударов по воротам противника, не использовал три явных голевых момента, но при этом вполне справедливо был признан лучшим игроком. Трижды мог, да порой просто обязан был забивать и Билялетдинов, а еще пару раз — Жирков. И пенальти в конце встречи арбитр за снос Торбинского откровенно проморгал. А забил Константин Зырянов, не раз выручавший и “Зенит” в самые ответственные моменты. Впрочем, без изумительной передачи Сергея Семака, помчавшегося за уходящим мячом, голу бы не бывать. Поэтому не будем делить эпизоды на персоналии, как и всю нашу победу, важность которой трудно переоценить.

Буря страстей на последних минутах, когда греки попытались насесть на наши ворота, а в ответ получали опаснейшие контратаки, еще больше добавили вкуса этой скромной, как может показаться, по счету победе. Но здесь, в финальных турнирах, таких не бывает. Поэтому неистово бил кулаками по скамейке Александр Бородюк, пытался, срывая голос, докричаться до кого-то Игорь Корнеев. И только Гус Хиддинк сохранял видимое спокойствие, даже когда злобно страдающие на трибунах греки посылали в его адрес непереводимые проклятия. Но в самый ответственный момент все силы наших болельщиков на помощь призвал Игорь Акинфеев

— Болельщики сборной Греции начали поддерживать свою команду, и мне не хотелось, чтобы соперник получил хоть какой-то перевес на последних минутах, — объяснил Игорь свой порыв. — Времени оставалось мало, и нужно было сохранить победный счет. Для этого требовалось лишить соперников последних иллюзий.

— Как Хиддинку удалось настроить команду на эту игру? На поле в матче с Грецией была по-хорошему злая сборная России!

— Наш тренер разозлил нас с самого утра, подняв на завтрак в 9.45.

Министр спорта и президент РФС, едва приняв первые поздравления, мыслями был уже на игре со шведами.

— Я смотрел игру Швеция — Испания. Наш будущий соперник силен, но не непобедим. В следующей игре сможет сыграть отбывший дисквалификацию Аршавин, что добавит атаке еще больше мощи и скорости, — поделился своими соображениями Виталий Мутко. — Но сейчас давайте просто порадуемся за нашу команду!

Что ж, в среду нас вновь ждет бессонная ночь. Победа над шведами впервые выведет Россию в европейский четвертьфинал. Пока же будем довольны тем, что наша судьба вновь в наших руках…



Партнеры