Костя Цзю подрядился на стройку

академий бокса по всей России

15 июня 2008 в 17:32, просмотров: 1264

В 2006 году Костя Цзю приехал в Южно-Сахалинск, чтобы заключить соглашение с местными властями о строительстве “Академии бокса Кости Цзю”. На месте, выделенном под спортивный центр, прошел многолюдный митинг. Губернатор Сахалина и мэр областного центра много раз пожали руку знаменитого боксера. В местных СМИ раструбили о грядущем “проекте века”.

И вот спустя два года никакой академии нет и в помине. Стройки тоже нет. Даже выделенный было земельный участок отобран и уже частично застроен. Костя Цзю решил снова приехать на Сахалин, чтобы разобраться, что же происходит. С собой он прихватил журналиста “МК”.

Бизнес нам поможет

Сахалин и Цзю свел счастливый случай. Впрочем, у этого “случая” есть имя и фамилия — Владимир Трофимов. Преуспевающий бизнесмен и председатель областной федерации бокса. В 2005 году Трофимов отдыхал в Австралии. В Сиднее познакомился с бывшим соотечественником, а тот неожиданно предложил познакомить с Цзю. Набрал домашний номер, Костя и Наташа оказались дома и тут же ответили: приезжайте.

— Я с детства занимался боксом, — говорит Трофимов. — Для меня увидеть великого Цзю вживую — уже счастье. А оказаться у него дома!.. Я не верил в реальность происходящего.

Костя к тому времени загорелся идеей открыть в России сеть боксерских школ. По аналогии с сиднейской “Академией Кости Цзю”. “Почему бы один из таких центров не организовать на Сахалине?” — рассудил Трофимов. Дома он переговорил на эту тему с тогдашним губернатором Малаховым. Благо жили в соседних подъездах. Тому идея понравилась. Так летом 2006 года Цзю впервые оказался в Южно-Сахалинске на презентации своей будущей школы.

— Мы обсуждали разные варианты строительства, — вспоминает Владимир Трофимов. — За счет бюджета — пожалуйста. Но если денег в бюджете нет, давайте привлечем инвесторов. Поскольку бизнесмены просто так деньги вкладывать не будут, им надо предложить что-то взамен. Поэтому весь проект разбивался как бы на две части. Сама школа, в которой бесплатно занимаются дети. И бизнес-составляющая — офисы, фитнес-центр, магазины, кафе. За счет этого финансируется школа. Обычная для подобных проектов схема.

Трофимову выдали акт выбора земельного участка на 3,2 га, и он занялся сбором согласований.

Неожиданности начались, как только Цзю улетел с Сахалина. Оказалось, что половина из 3,2 га раньше уже была кому-то отдана. Обидно, но не смертельно: проект, слегка ужав, можно было вписать и на оставшуюся территорию. Архитекторы сделали эскиз — получилось красиво. Место это вообще для дворца спорта удачное. Почти центр города, рядом футбольное поле, невдалеке городской парк, на дальнем плане — горнолыжная трасса на склоне сопки.

Но еще через год участок у Трофимова отобрали полностью. Сегодня на огромном пустыре цветут одуванчики.

— Официальное объяснение — мы якобы не уложились в сроки, отведенные для сбора согласований, — говорит Трофимов. — Но каждый, кто занимался строительством, знает, что уложиться в эти сроки — 3 месяца — невозможно. Поэтому мы всякий раз их продлевали, на что получали письменное согласие городских властей.

Владимир Трофимов — вполне успешный предприниматель. В 1999 году, когда он начинал, в его бизнесе было занято 5 человек, сегодня — 400. И вот уважаемый человек оказался в откровенно дурацком положении: привез в город знаменитого боксера и… Словом, как в пьесе Островского — без вины виноватый. Самому Косте Цзю эта ситуация тоже сильно не нравится. Чиновники наобещали золотые горы, попиарились перед телекамерами — а результата ноль.

— Мое имя — главное богатство, которое я заработал за 30 лет в боксе, — говорит Костя. — И я не хочу, чтобы у сахалинцев оно ассоциировалось с пустыми обещаниями.

Почему же власти вдруг охладели к проекту, который казался для острова счастливым случаем? Может, здесь и без того хватает спортсооружений?

Да нет, в городе ни одного дворца спорта, ни одного приличного стадиона или спортзала. Лет 30 вообще ничего такого не строилось. Боксерские секции, скажем, ютятся в Доме офицеров, в ДК железнодорожников, в Доме детского творчества.

Может, цель Кости Цзю — увести детей с улицы — для Южно-Сахалинска не актуальна? Может, никакой подростковой преступности здесь нет, все юноши и девушки ходят в филармонии и играют на роялях? Я отправился искать ответы на эти вопросы.

Дети выбирают жестокость

В областной прокуратуре готовились к визиту американской делегации по теме как раз ювенальной юстиции. Поэтому им было не до журналистов из Москвы. После настоятельных просьб сотрудница с двумя звездами на каждом погоне все-таки выделила 10 минут.

— Ситуация с преступностью среди несовершеннолетних у нас улучшается, — сообщила она. — В 2006 году было зафиксировано 918 преступлений, в прошлом — 845, это на 8% меньше.
Для сравнения: в Москве несовершеннолетними в 2006 году было совершено примерно 3500 преступлений. При этом общая численность населения Сахалина — 500 тыс. человек, а Москвы — 10 миллионов.

— Основную долю составляют преступления против собственности — кражи (491), грабежи (68), разбои (13), — продолжает зачитывать справку сотрудница прокуратуры. — Кроме того, несовершеннолетними совершено 6 убийств, 7 изнасилований (было 10). Случаев нанесения тяжкого вреда здоровью было 21, стало 11.

— За счет чего происходит снижение?

— Реализуются мероприятия, направленные на предупреждение подростковой преступности.

— Например?

— За школами закреплены школьные инспектора — сотрудники милиции. Принята программа “Спорт против подворотни”.

— В чем она заключается?

— Площадку при какой-то школе построили. Вам лучше в комиссии по делам несовершеннолетних уточнить.

Единственный вид подростковых преступлений, по которому отмечается рост, — преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков. В 2006 году было одно такое, в 2007-м — 12.

…Неказистое здание на окраине Южно-Сахалинска с решетками на всех окнах. Это Центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей. Здесь о подростковой преступности судят не по цифрам, а по конкретным судьбам. В ЦВСНП по решению суда направляют на 30—40 суток детей, совершивших преступления, но не достигших еще 14-летнего возраста.

— Наш центр для таких ребят — как последняя остановка, — поясняет психолог Светлана Миронова. — Они либо одумаются и выберут нормальную жизнь, либо пойдут по той же дорожке, и тогда впереди их ждет колония для несовершеннолетних, потом взрослая зона и т.д.

Миронова работает в ЦВСНП 3 года, но даже за это время заметны качественные изменения в подростковой преступности. Если раньше пацаны попадались в основном на кражах, то теперь преступления становятся более жестокими.

Когда-то Сахалин называли всероссийской каторгой. И до сих пор на острове очень много колоний. Зэки освобождаются и несут свою “культуру” в массы. Первыми ее впитывают дети.

Чемпионский прыг-скок

На следующий день отправляемся в ДК железнодорожников. По одной лестнице — на три этажа вверх, по другой — на один вниз. Попадаем в спортзал. На стене — большой постер: Костя Цзю сразу с тремя поясами чемпиона мира в руках. Надпись гласит: “Верю в успех сахалинских боксеров”. Сами сахалинские боксеры тоже тут, выстроились по периметру. Их человек 70 разного возраста — от школьников начальных классов до парней лет по 20—25. Зрители жмутся по углам и свешиваются с балкона.

Костя берет в руки микрофон и начинает тренировку:

— Взяли скакалки. Надеюсь, скакалки есть у всех? — обращается он к спортсменам. — В сборной СССР, если боксер приходил на тренировку без скакалки, его сразу отправляли со сборов домой.

Три-четыре пацаненка, оказавшихся без столь важного инвентаря, стараются затесаться за спины товарищей.

— Пять минут прыгаем, — командует Костя. — Потом 50 отжиманий.

По залу прокатывается ропот, потом начинают свистеть скакалки. Как только последние заканчивают отжиматься, абсолютный чемпион мира объявляет следующую серию. Потом еще одну. Кое-кто из боксеров уже едва стоит на ногах. Но это, оказывается, была только разминка.

— Теперь первый раунд, — продолжает мастер-класс Костя. — Две минуты держим ноги над полом. Ничего, ничего, — подбадривает он пацанов, — в бою ваш живот скажет вам спасибо за эти упражнения.

Следующие две минуты боксеры находятся в упоре лежа на кулаках, потом — серия отжиманий с хлопками. Потом снова упражнения на пресс и снова отжимания. Наконец интенсивный тренинг заканчивается, и Костя приглашает собраться в кружок и пообщаться.

— Когда на тренировке заканчивались силы и я не мог доделать упражнение, я говорил себе: если не сделаешь, ты не станешь первым, — делится секретами чемпионского настроя знаменитый боксер. — И всегда дорабатывал до конца.

Боксеры засыпают Костю вопросами. От детских: “Как закончился самый первый бой?” — до вполне профессиональных: “Как сгонять вес?” Заканчивается встреча раздачей автографов: на Костю наваливается такая куча-мала, что за него становится страшно. Ничего удивительного: Цзю был первым русским боксером, ставшим чемпионом мира среди профессионалов, а первая любовь, говорят, не ржавеет.

На обратном пути он рассказывает, как возникла идея организовать в России сеть академий бокса:

— Мы устраивали в разных городах турниры на Кубок Кости Цзю. И где бы мы их ни проводили — везде был ажиотаж. И тогда подумалось: надо делать не разовые акции, а что-то постоянное. Я живу в Австралии, но я хочу приносить пользу России. Главная цель этих центров — не подготовка профессиональных боксеров, а привлечение детей в спортзал. И не только детей, но и их родителей. Пока ребенок занимается боксом, его мама идет в фитнес-центр. Спорт должен снова стать массовым. Как раньше, когда было ГТО.

Мечты сбываются?

Один из дней был отведен на посещение коридоров власти. Костя встретился с мэром Южно-Сахалинска Лобкиным и вице-губернатором Строгановым. Итог этих встреч можно описать детской считалочкой: “На колу висит мочало — начинаем все сначала”. Но, по крайней мере, прояснилась позиция властей: вариант с привлечением инвесторов не пройдет. Если строить — то только за счет бюджета и в рамках федеральных целевых программ.

— Если под именем Кости Цзю сделают бизнес-центр или развлекательный комплекс, в котором только один зал будет отдан детям, то нам это не нужно, — жестко высказался вице-губернатор.

— Мне тоже это не нужно, — вставил Костя.

— Это должен быть центр, где будут заниматься дети, проходить мастер-классы, организовываться турниры разного уровня. В этом направлении мы готовы сотрудничать.

Что ж, по сравнению с 2006 годом, когда никаких бюджетных денег на спорт не было и не предвиделось, ситуация в стране потихоньку меняется. Самые высокие руководители заговорили о поддержке массового спорта, принимаются целевые программы. Скоро это волна обещает докатиться и до Сахалина. Чиновники говорят, что в 2009—2010 гг. в Южно-Сахалинске построят Ледовый дворец, три спорткомплекса и стадион. В один из этих проектов они и предлагают влиться Косте. Скажем, пристроить академию бокса к Ледовому дворцу. Для этого надо заручиться поддержкой Росспорта.

— Нас вариант строительства академии в партнерстве с государством полностью устраивает, — подвел итог Костя Цзю.

И отправился с Сахалина… прямиком на Камчатку. Камчадалы, узнав о его приезде к соседям, тоже решили заманить звезду к себе. Причем встречали его не только хлебом-солью, но и готовым документом на землю под строительство камчатского филиала академии. На очереди у Кости переговоры с мэром Москвы и губернатором Подмосковья.

г.Южно-Сахалинск.



Партнеры