Милиционер — всем папашам пример!

Около трех тысяч московских стражей порядка являются многодетными отцами

15 июня 2008 в 17:14, просмотров: 539

Как бы ни стимулировало россиян государство на деторождение, завести больше двух детей мало кто решается.

А как насчет семерых или даже десятерых? Таких семей в Москве — раз-два и обчелся.

И вдвойне удивительно, когда решение устроить в собственной квартире детский садик принимает милиционер.

Как живется многодетным стражам порядка и что заставляет людей, жизнь которых ежедневно подвергается опасности, становиться отцами-героями?

Многодетные родители не раз сетовали мне, что их в нашем обществе часто воспринимают негативно. Почему-то принято считать, что раз уж у тебя семеро по лавкам, значит, неблагополучная семья. И им — благополучным, интеллигентным, серьезным родителям — это очень обидно.

* * *

В семье милиционера-водителя ППСМ Михаила Кручилина семеро детей: самые старшие — 20-летняя Ольга, 17-летняя Татьяна и 13-летний Алексей — дети жены Ирины от первого брака, но к Михаилу относятся как к родному отцу. Далее в порядке убывания идут Саша (7), Катя (4), Артем (3) и Егор (два годика). Здесь нужно поставить многоточие, потому что Ирина и Михаил подумывают еще об одной девочке (воплотить идею в жизнь, по словам главы семейства, пока не было времени из-за ремонта).

Младший Егорка среди детей — самый спокойный.

— Это я его так воспитала, — гордо заявляет сестра Татьяна. — Мама с малышами мягко себя ведет, а я их держу в строгости.

На вопрос, хочет ли она взять родительскую эстафету и стать многодетной мамой, Татьяна решительно заявляет: “Нет, я детей вообще не хочу!” Самая старшая, Ольга, недавно вышла замуж и теперь живет с супругом. О детях пока тоже не думает.

Ну а многодетная мать Ирина рассказывает мне, как они с супругом познакомились:

— У моей подруги муж работал в милиции, а Михаил был его сослуживцем. Я как-то пришла к ним в отделение и спросила: “А где Михаил?” — имея в виду супруга моей подруги, которого зовут так же. А человек подумал, что спрашиваю про Кручилина, и ему потом передали, что я им интересуюсь...

Когда Михаил впервые пришел к Ирине в гости, ее сестра, дама боевая, вошла в комнату и спросила напрямик: “А вы знаете, что у нее трое детей?” “Конечно”, — спокойно ответил тот.

— У моей мамы нас было только двое, а я всегда малышей любила, — признается Ирина. — Еще в детстве постоянно к соседям бегала их детей нянчить. Хотела пойти работать воспитателем, да взрослые отговорили. Вот и пришлось заводить садик на дому…

Около восьми вечера Михаил собирается на службу. Каждое такое дежурство может быть очень опасным, потому что у милиционера-водителя патрульно-постовой службы те же обязанности, что и у милиционера. Просто помимо всего прочего он еще и машину ведет.

— Всякое у нас бывало, — вспоминает Кручилин, — однажды, например, ездили освобождать директора магазина. Уволенный сотрудник решил, что ему выплатили не все, что причитается, явился на бывшую работу и стал угрожать оружием. Поножовщина, пьяные разборки — это вообще дело обычное.

Каково с семерыми детьми на руках каждый день ждать мужа, который имеет дело с вооруженными отморозками? Ирина говорит, что привыкла. А о плохом старается просто не думать — иначе можно с ума сойти.

— Как помогает нам государство? Ну, вот продукты от соцзащиты получаем, — бодро говорит она. — Недавно нас огорошили, что для тех, у кого меньше десяти детей, такой паек отменен, но теперь его опять стали выдавать. Подсолнечное масло, немного сахара (хватает дня на четыре) и крупу. Вам, кстати, гречка не нужна? Я вполне серьезно: можем поделиться…

* * *

На самом деле Михаил Кручилин — отец не cемерых, а девяти детей. Как так? Дело в том, что у милиционера есть еще двое родных сыновей и раньше они тоже жили с ним и Ириной. Но это очень грустная история.

— Это же мой второй брак, — поясняет Михаил, — а в первом у меня родились два мальчика. Мы с первой женой развелись, когда они были совсем маленькими. Жена постоянно оставляла детей и пропадала. Сначала на день-два, а потом стала отлучаться и на более длительный срок. Ее даже в федеральный розыск объявляли. А несколько лет назад она уехала в Дубай на заработки и исчезла. И не было ее полтора года...

Когда экс-супруга исчезла, Михаил забрал мальчиков в свою новую большую семью. Ирина стала воспитывать их как родных. Отец хотел оставить малышей у себя и даже записал ребят в детский садик недалеко от дома. Но в итоге блудная дама все-таки объявилась и потребовала, чтобы ей отдали детей. Хотя бы на выходные.

— Я подозревал, что она их не вернет, — вздыхает Михаил, — так и вышло.

Кручилин уже не первый год судится с бывшей — хочет забрать мальчиков. Но каждый раз женщина не является на заседание, а без ее присутствия, как объяснил ему судья, решение вынести невозможно…

* * *

Игорь Хвенько — командир полка ППСМ УВД Западного округа. На первый взгляд он суровый и немногословный. Как-никак в ОМОНе и СОБРе служил, в Чечне не раз побывал. Но едва речь заходит о его пятерых детях, командир сразу расплывается в улыбке. О Кате, Александре, Анастасии, Косте и Арсении он может рассказывать часами! Практически все они — погодки. Старшей Кате 23 года, а потом уже подряд — 21, 20, 19, 18. Как-то в детстве спешили они с папой на концерт и поймали машину. Так водитель подумал, что везет на выступление детский ансамбль.

Сейчас они уже совсем взрослые, но пока живут с родителями. “А чем им дома-то плохо?” — гордится этим фактом многодетный отец.

А началась эта история с обычного советского обеда. В 82-м году вернувшийся после армии Игорь служил в полку ППС ГУВД, потом в ОМОНе. Как-то днем он зашел с товарищами покушать в столовую при кафе “Весна” на Волоколамке. Студентка Анна подрабатывала там кассиром. Увидев, что один из посетителей не снял куртку, она возмутилась: “В верхней одежде в столовую нельзя!” Провинившийся скинул куртку: “Вы такая строгая! А можно я провожу вас после работы?”

— Повстречались несколько месяцев и расстались, — вспоминает командир полка. — Потом я собрался жениться на другой девушке, Анна тоже должна была выйти замуж. Но ни у меня, ни у нее свадьбы так и не получилось — видимо, судьба все за нас решила. Год спустя я случайно встретил ее в студенческой столовой. У Анны болел зуб, я вызвался съездить в дежурную аптеку за таблетками. А заодно и цветы купил. А чуть позже и предложение сделал.

— Вы с женой сразу хотели столько детей или так само собой получилось? — спрашиваю я.
— Ну, если бы не хотели, не было бы. На пятом остановились — посчитали, уже достаточно.

Пока Анна воспитывала малышей, муж-милиционер сутками пропадал на службе. Его послужной список впечатляет: сначала работал в ОВД “Беговой”, потом — СОБР и ОМОН. И командировки в Чечню.

— Отправляясь в “горячие точки”, вы не думали о том, что, случись худшее, пятеро детей останутся без отца?

— Когда туда едешь, о таком не думаешь. Ведь мы в Чечню ехали не погибать, а побеждать, — отвечает Хвенько. — Тем более что в девяностых, когда начался разгул преступности, в Москве было тоже опасно. Не раз приходилось освобождать заложников. А чего стоили октябрьские события 93-го!

Бабушки были далеко, и пятерых малышей Анна растила без их помощи. А отцу, чтобы прокормить семью, приходилось подрабатывать. Например, контролером в автобусе...
Хвенько растил детей в строгости. Категорически запрещал курить — появившуюся в какой-то момент “сигаретную” проблему искоренил не угрозами, а убеждением.

— Я объяснял детям, что на предложение закурить нужно уметь ответить уверенным “нет”, — говорит многодетный отец. — Мол, почему ты должен идти за толпой и брать сигарету? Пусть лучше они поступят, как ты, и бросят. Я сам, кстати, не курю и очень не люблю, когда в компании кого-то начинают уговаривать закурить или выпить.

* * *

Его дочери выбрали разные профессии, а два сына — одну и ту же. Отцовскую. Оба скоро закончат милицейский колледж.

— Старший поначалу не очень хотел идти в милиционеры, а поступил туда просто чтобы получить качественное образование, — вспоминает отец. — Но теперь так увлекся, что решил стать участковым. Я-то знаю, какая это работа трудная, но его не переубедить.

Есть один день в неделе, когда семейство Хвенько собирается в полном составе. Это суббота — время генеральной уборки. У каждого, кстати, в доме есть свои обязанности. Взять хотя бы приготовление пищи, в котором существует строгий график дежурств: в пятницу на кухне кашеварит Настя, в выходные — Катя и Саша, в остальные дни — мальчики. Дело в том, что, вырастив детей, супруга милиционера не захотела оставаться домохозяйкой и тоже пошла работать. Теперь она инженер-экономист на ТЭЦ-16.

Короче, еще одна счастливая многодетная семья. Единственное, о чем жалеет командир полка, так это о том, что никак не удается вдоволь пообщаться с детьми. В молодости постоянно работал и поэтому приходил домой, когда малыши уже спят, а уходил, когда еще спят. Однажды кто-то из детей сказал приехавшей в гости родственнице: у нас, мол, в доме все есть, кроме папы. Теперь же все наоборот: времени на общение у главы семейства появилось больше, да молодежи недосуг — учеба, работа, друзья...

* * *

По идее многодетным отцам — а уж тем более многодетным милиционерам — неплохо было бы держаться вместе. Встречаться, обмениваться опытом.

— По нашим данным, в Москве примерно 3 тысячи многодетных милиционеров. Точнее сказать не можем, потому что какой-то подробной статистики по таким семьям не ведется, — пояснили в столичном ГУВД. — Специального фонда или объединения многодетных в нашей структуре, увы, нет. На сегодняшний день их опекают только несколько некоммерческих благотворительных фондов (например, “Петровка-38” и “Щит и лира”), основная деятельность которых по сути другая — помогать семьям милиционеров, погибших в “горячих точках”, и инвалидам.

Комментарий семейного психолога Сергея Михайлова:

— Мнение, что многодетность у представителей “опасных” профессий — редкость, на самом деле ошибочно. Отцы, работа которых связана с риском, как раз наиболее психологически нацелены на продолжение рода. Ведь они подсознательно опасаются за свою жизнь и так же подсознательно стремятся компенсировать возможную потерю одного члена семьи (то есть себя). Еще один момент, тоже связанный с подсознанием: на службе перед глазами милиционеров постоянно проходит множество неблагополучных семей, а также детей, брошенных родителями или лишившихся матерей и отцов по разным причинам. Поэтому, вернувшись домой, милиционер хочет видеть большую, счастливую семью. Как правило, милицейские многодетные семьи очень дружны, родители — люди с ровным характером и очень устойчивой психикой.



Партнеры