Боксер работает нянькой

Актер Игорь Ливанов: “Пираний у нас в доме больше не будет!”

18 июня 2008 в 17:36, просмотров: 417

Красавчик, крутой супермен, выполняющий сложные трюки, как заправский каскадер, за кадром нежный и ласковый человек. Его ближний круг: любимая жена Ольга, семимесячный сын Тимофей и две собаки, живущие на правах членов семьи. А еще Игорь Ливанов мечтает о прелестях фермерской жизни. Для него природа — не зеленая абстракция за окружной дорогой, а естественная среда. Увлечения хозяина разделяют все домашние от мала до велика.

— У нас сейчас осталось всего два “человека”: боксер Пьер и жесткошерстная такса Элис. Пьеру уже 13 лет, он пожилой собак, мой большой друг. В этом году ушла наша кошка, — вздыхает Игорь Ливанов. — Она была очень мудрой, просто философом по натуре. У многих наших друзей — кошки. Я заметил странную вещь: как только в доме появляются малыши, кошки умирают.

— С чем это связано? Может быть, кошки ревнуют, что с рождением ребенка перестают быть в центре внимания?

— Наша кошка не ревновала. Она первая приняла малыша и трогательно к нему относилась. Говорят, кошки отводят нехорошие вещи. Она прожила всего семь лет. К концу жизни стала очень нежной и привязчивой. Мы взяли ее с Птичьего рынка за 50 рублей, перенесли с ней все болезни, которые только были возможны: и лишай, и энтерит. Чего только не случалось! Она была членом семьи, и ее уход мы переживали очень серьезно.

— А как у вас появился Пьер?

— Подарили. Он по молодости был очень драчливым. Сейчас остепенился, конечно. Но все равно продолжает сражаться за первенство в доме, а дом у нас большой. Каждый раз выходишь с ним на прогулку и оглядываешься, как бы он не столкнулся нос к носу с каким-нибудь псом. Когда Пьер был щенком, его гонял какой-то Тобик — воспитывал. А после лета наш пес вырос, окреп и возмужал. Он вернулся во двор, и Тобик попытался продолжить свои воспитательные опыты. Но не тут-то было. Пьер так его трепал, что сделал из него шапку и поставил себя одним из главных. Потом соперничество, конечно, продолжилось.

— Тринадцать лет — почтенный возраст…

— Возраст, конечно, повлиял на характер Пьера. Сейчас пес стал вредным и брюзжавым, к тому же глухим, но при этом он очень активный и умный. У него сложились нежные отношения с маленьким Тимофеем. Малыш всегда радуется, когда Пьер к нему подходит и облизывает с головы до ног. Он вообще трепетно любит детей. Видит маленького ребенка — и превращается в няньку: глаза в кучку, на морде умиление. Забрать его в этот момент от ребенка — проблема: пес сразу начинал плакать. А сейчас я немного опасаюсь, что наши собаки между собой начнут ссориться из-за Тимофея.

— А как они уживаются между собой?

— Все-таки такса — больше собака, а Пьер — переходный момент к человеку. Он не ведет себя как собака. Но все, конечно, бывает. Вот сейчас они мирно лежат на одном коврике. Но случаются и конфликты, порой и в наше отсутствие. На днях приходим: у Элис боевая рана. Подрались с Пьером за помойку.

— Силы-то неравные?

— Неравные?! Такса диктует боксеру свои условия. У нее мозгов меньше, чем она сама. Когда выходит на прогулку, бросается на крупных собак. Ее детеныш, которого мы отдали в охотничью семью, пошел на волка. Естественно, волк его разорвал и съел. У этих собак воинственный характер, поскольку в их жилах течет горючая смесь таксы с терьером. Они плохо управляемые, особенно когда вспыхивает охотничий инстинкт. Когда мы на рыбалку выезжаем и спим в палатках, наши собаки спят с нами. Ночи, как правило, очень тревожные и почти бессонные, потому что животные реагируют на всякий шорох и движение. Для них это, конечно, стресс.

— Элис умеет плавать?

— Не только плавать, но и нырять. Она ныряет и достает камни из-под воды. Когда еще юной собакой упала с мостков, она почему-то не пыталась плыть. Я видел, как Элис в черную воду уходит вверх лапами, ее удивленные глаза и пузырьки изо рта. Но она не перестала любить воду.

— Игорь, у вас еще и рыбы какие-то необыкновенные?

— Да, у нас дома большой аквариум, в котором живут рыбы и откладывают икру. Имеется пара тростниковых рыб из Западной Африки. Они напоминают угрей или змей. Эти рыбы вообще ни на кого не похожи, они настоящие интеллектуалы. За ними интересно наблюдать. Есть еще мешкожаберные сомы, которые считаются ядовитыми. Много лет у нас обитают астронотусы. Мы пытались в этом году вырастить потомство, но, к сожалению, не вышло. Пришлось отказаться от этой идеи. Еще в аквариуме живут лягушки, квакают себе помаленьку.

— Одно время в моде были кровожадные рыбы — пираньи. Вы эту экзотику не заводили?

— Я купил штук пять пираний, тем более мне сказали, что это не те хищницы, которые поедают друг друга. Пока они были маленькими, их загоняла в угол крупная рыба, а когда они подросли, начались взрослые забавы. Одна пиранья подплывала и вгрызалась в живот другой рыбе, а после того как появлялись первые капли крови, все остальные сворой набрасывались на жертву и съедали ее. Когда я поместил их в отсадной аквариум, где была лягушка, ей моментально откусили лапу. Так что больше пираний у нас в доме не будет.

— А в вашем загородном доме какая-нибудь живая невидаль планируется?

— Сейчас строим на участке курятник, и будут куры. Хотелось бы, чтобы по утрам пели петухи и кудахтали куры. В этом есть своя прелесть, какой-то элемент настоящей фермерской жизни. Я все никак не могу доехать к Володьке Стеклову, у которого на даче и цесарки, и козы. Мы об этом с ним на спектаклях говорим, мне тоже хотелось бы развести сельскую живность. Когда приезжаешь, чувствуешь себя хозяином.



Партнеры