Как целуется президент?

Город текстиля и невест Иваново встретил вчера Дмитрия Медведева грохотом ткацких станков на мануфактуре

20 июня 2008 в 17:00, просмотров: 993

Зато президент сразу смог оценить, насколько трудны будни отечественной легкой промышленности, — перед соответствующим заседанием президиума Госсовета.

В том, что будни у нее тяжкие, сомневаться не приходилось. На предприятии “Новая ивановская мануфактура” (которая на самом деле старая — существует с 1840 года), куда первым делом приехал Медведев, на каждую ткачиху приходится по 18 станков, за которыми надо следить. Правда, барышни признались, что для того, чтобы заработать побольше, многие берут “сверхстаночные”, то есть до 22—24 станков на работницу. И все равно зарплата на предприятии — порядка 10 тысяч рублей.

По словам гендиректора предприятия Валерия Ермилова, 8 лет назад здесь побывал Владимир Путин. Места, где прошел ВВП, с тех пор называют “путинский маршрут” — по следам Путина водят всех высоких гостей. Интересно, можно ли считать ивановскую мануфактуру отправной точкой для президентской карьеры?

В печатном цеху, по которому провели Медведева, напротив станков, через которые прокатывали ткани с развеселым рисуночком, были наклеены таблички “Нимфа” и “Нимфа-2”. Еще в одном цехе, где ткань проходит заключительную обработку, перед приездом президента на станок был натянут еще один ситчик с фиолетовыми цветочками на зеленом фоне. “А эту, покрасивей, поставим для президента”, — кивнул на другую кучу ткани сотрудник предприятия. На “президентском” ситчике были изображены милый медведевскому сердцу Санкт-Петербург и отчего-то Куала-Лумпур. С соответствующими подписями на английском — чтобы не перепутать.

Финальный этап в производстве — цех контроля качества. Сотрудницы отсматривают по 10—12 тысяч метров ткани за смену, выискивая брак, а после ставят штамп. Причем матерые ткачихи, отработавшие по 25—30 лет на предприятии, имеют право ставить на проверенную ткань личное клеймо. Дамы помоложе — только клеймо смены. Посмотреть на президента в этот цех выбежали едва ли не все ткачихи. Разумеется, обмануть ожидания дам ДАМ не мог и подошел пообщаться о судьбах текстильной отрасли. Для более живописной картинки фотографы попросили президента пожать ткачихам руки. “Женщинам руки обычно не жмут, а целуют”, — приподнял бровь Медведев, но руки все-таки пожал. “Можно и поцеловаться!” — кокетливо заметила одна из ткачих, удостоившаяся президентского рукопожатия. Медведев отреагировал мгновенно: “Хотите поцеловаться? Давайте поцелуемся!” И чмокнул пару барышень постбальзаковского возраста в щечки.

С чувством выполненного долга президент покинул предприятие, отправившись на выставку “Экономический потенциал Ивановской области”, где кроме тканей были представлены пиво, водка, помидоры с огурцами и детское питание “Умница”. Кстати, в октябре прошлого года в области был объявлен конкурс на лучший скульптурный символ текстиля. Выбранная скульптура будет установлена на внебюджетные средства при въезде в город Иваново. А на выставке было представлено несколько проектов, участвовавших в конкурсе. Фигурировали такие названия, как “Несущая ткань”, “Рожденная в текстиле”, “Текстильный вихрь”, и скульптура, изображающая бронзовое платье на подставке, отчего-то носящее название “Текстильная Венера”.

На выставке Медведев, наловчившийся пожимать руки ткачихам, кинулся к фигурам в железнодорожной форме. Которые, правда, оказались манекенами. На всякий случай, дабы скрыть неловкость, ДАМ пожал руки едва ли не всем находившимся поблизости людям. Один из “текстильных” директоров показал главе государства еще один эксклюзивный продукт — постельное белье в виде футбольного поля, выпущенное специально к чемпионату Европы. Единственное, что удерживало директора от того, чтобы подарить его нашей сборной сразу, — боязнь, что оно настолько громоздкое, что футболисты не смогут развернуть ткань. “Когда с голландцами будем играть, в случае победы развернут”, — уверенно заявил Медведев.

Непосредственно на заседании президиума Госсовета, который на момент подписания этого номера “МК” еще не начался, предполагалось обсудить как проблемы модернизации отрасли и повышения уровня жизни работников в ней, так и проблему контрабанды импортных тканей. По словам Ермилова, импортные ткани в России продают на 15—20% ниже, чем они должны стоить, что и говорит о контрабандном ввозе. В целом теневой сектор производства товаров легкой промышленности на российском рынке составляет 49,7%. А те же китайские ткани, по словам директора предприятия, на 80% — синтетика. “Если ваши дети поспят на этом (китайском белье. — Авт.), будет аллергия”, — подчеркнул специалист.

Иваново.



Партнеры