Назад в будущее

Кто выигрывает от забастовок на железной дороге

23 июня 2008 в 17:35, просмотров: 294

Работники прачечного комбината №4 Северо-Кавказской железной дороги объявляют бессрочную забастовку.

Наши требования:

повышение заработной платы в два раза;

возвращение надбавки за трудовой стаж при исчислении заработной платы;

отмена итогов аттестации профпригодности, что послужило причиной увольнения трех страдающих алкоголизмом сотрудниц.

Мы заранее приносим извинения пассажирам поездов за вызванные неудобства из-за отсутствия постельного белья и полотенец. В случае невыполнения наших требований руководством ОАО “РЖД” забастовка прачек СВЖД будет поддержана нашими коллегами на других железных дорогах.

Российский Независимый Профсоюз Работников Прачечных на Железных Дорогах”.

Все, что вы прочли выше, конечно, фикция. Хотя и сильно смахивающая на ряд реальных заявлений, звучавших со страниц газет в последние два месяца. Сотни тысяч людей прочувствовали силу этих заявлений на собственной шкуре.

Пассажиры подмосковных электричек до сих пор вздрагивают, вспоминая 28 апреля. Штурм редких — одна за несколько часов — электричек, километровые очереди на маршрутки, пробки на въезде в Москву — вот результаты акции Российского профсоюза локомотивных бригад железнодорожников (РПЛБЖ), которую тот убедительно продемонстрировал руководству ОАО “РЖД”, а попутно и полумиллиону жителей московского региона. Для этого потребовалось “всего-навсего” организовать незаконную (так признано комиссией по трудовым спорам Государственной думы и Госкомтрудом) забастовку — по сути, массовый невыход на работу (прогул) полутора сотен машинистов электропоездов. РПЛБЖ как раз и выдвинул требования, которые, в принципе, мало чем отличаются от требований выдуманного “Российского Независимого Профсоюза Работников Прачечных на Железных дорогах“.

Правда, прачкам никогда не приходило в голову бастовать, несмотря на то что их заработная плата отличается от существующей сегодня средней заработной платы машинистов в десять раз. В меньшую сторону, разумеется: труд прачки на железной дороге не самый высокооплачиваемый.

Тяжела и неказиста  жизнь простого машиниста?

Железнодорожные прачки, вообще, никогда не бастуют, как и путевые обходчики вместе со смотрителями железнодорожных переездов. Последние, кстати, имеют полное моральное право бастовать — работа нервная. И дня не проходит, чтобы незадачливые автолюбители не попытались поставить своего “железного коня” перед мчащимcя поездом, “заглохнув” или просто устроив ДТП на железнодорожном переезде. Почему бы смотрителям переездов при столь стрессовой работе да не забастовать? Но забастовка любого из более чем миллиона двухсот тысяч “обычных” железнодорожников не может сделать то, что может сотворить “забастовка” РПЛБЖ — фактически парализовать тот или иной регион страны (в зависимости от охваченной забастовкой территории).

Конечно, работа машиниста несравнима с трудом прачки. Это очень тяжелый хлеб. Огромная ответственность за безопасность людей. Повышенное внимание. Тяжелый график — смена по 12 часов.

На все это сетовали протестующие железнодорожники. А еще на то ( и это была их главная жалоба), что зарплаты у них небольшие, уровню затрат не соответствуют, а если и были повышены руководством, то лишь выборочно.

Кстати, требования машинистов о повышении зарплаты не вызвали особого сочувствия в народе. Ведь их зарплата колеблется от 37 000 до 60 000 рублей. А для большинства россиян — рабочих, врачей, фермеров — такие суммы, увы, пока остаются заоблачными. Но главное, сама забастовка не была понята. Слишком много абсолютно неповинных людей от этого страдает. И как не крути — нынешний российский закон не на стороне протестующих машинистов.

Запрещены забастовки на железных дорогах, которые необходимы для нормальной жизнедеятельности страны и общества. Иначе коллапс: транспортный, экономический, социальный. Даже по недолгой по времени и небольшой по числу участников акции 28 апреля это видно. А что же будет, если забастовки на железных дорогах пройдут в общероссийских масштабах?

Забастовщики, кстати, степень своего влияния прекрасно понимают. И продолжают говорить о будущих акциях — гораздо более массовых. Делать они это будут до тех пор, пока их время от времени меняющиеся требования не удовлетворят.

Кто выиграл в “рельсовой войне“?

Компромиссы нужны. Но добиваться своего следует, не прибегая к крайним мерам.

Это большая законодательная проблема. На Западе, например, уже существуют механизмы досудебного урегулирования производственных споров, когда государство выступает в качестве посредника. Нашим законодателям эти системы еще предстоит разрабатывать. Но и сейчас никто не говорит о силовых методах решения проблемы. Времена нынче не те: на дворе просвещенный капитализм. И компания-работадатель пытается вести диалог со своими работниками. Но вот беда: трудно вести диалог с тем, кто в процессе переговоров непрерывно меняет свои условия. Консенсус, таким образом, все время отодвигается на неопределенное расстояние.

А пока цивилизованные капиталисты ищут пути решения вопроса, в дело втягиваются и новые персонажи. Число забастовщиков на железной дороге внезапно начало расширяться за счет тех, кто к самой дороге не имеет никакого отношения.

Сначала в ряды забастовщиков встал, заслонив РПЛБЖ, независимый профсоюз “Соцпроф“. Руководитель этой организации Сергей Вострецов, дипломированный выпускник Военного института Внутренних войск МВД (Санкт-Петербург), даже добился встречи с главой ОАО “РЖД” Владимиром Якуниным. Диалог не получился. Да и вряд ли стороннего человека интересовали конкретные нужды работников ОАО. Зато собственная социально-политическая реализация получила существенную подпитку: какие люди принимали и прислушивались…

Стремление “посторонних” влезть в процесс вполне объяснимо: “поле” забастовочного движения — одна из наиболее выгодных площадок для политиков, всерьез озабоченных собственным будущим. Не за горами парламентские выборам 2011 года, и тот же г-н Вострецов это прекрасно понимает. Также, как и то, что в “Единой России” ему, спешно вступившему в “партию власти” три года назад, ничего не светит: там уже есть свой “профсоюзный лидер” — глава ФНПР Шмаков.

Вслед за “Соцпрофом” в число защитников интересов РПЛЖБ вошли “нацболы“: сначала они устроили пикет на перроне железнодорожного вокзала в Воронеже, а затем, воодушевившись региональным успехом, “штурманули” офис ОАО “РЖД“. Как заметил глава ОАО “РЖД” Владимир Якунин: “Молодые люди и девушки тщедушного телосложения, воспользовавшись деликатностью нашей охраны, перескочили через турникеты на проходной и с выпученными глазами попытались проникнуть в несколько кабинетов, двери в которые были не закрыты. Их быстро удалось снять с подоконников, прежде всего, из-за боязни их падения вниз и передать в руки милиции”. Якунин добавил, что факты перепрыгивания через турникеты хорошо известны железнодорожникам по безбилетным пассажирам.

Что возбудило в “лимоновцах” приступ солидарности с высокооплачиваемыми трудящимися? Возможно, денежные средства. Заняв нишу, принадлежавшую в 90-х годах “Трудовой России” Виктора Анпилова, “нацболы” стали этаким “летучим отрядом по вызову”. Предположим, вам потребовалось устроить громкую акцию для привлечения общественного внимания к интересующему вопросу, скажем так, нетрадиционными пиаровскими методами — удовлетворить собственные политические требования или оказать давление на некую конкурирующую коммерческую структуру. Нет ничего лучшего, как “вызвать нацболов“, готовых в любой момент закидать оппонента тухлыми яйцами, приковать себя наручниками в офисе оппонента к батарее, лечь на рельсы, разбить витрину, устроить драку (нужное — подчеркнуть). Само собой, у каждого такого действия есть издержки: закупка яиц и наручников, оплата адвокатов — вот их-то вам и необходимо покрыть. А политические дивиденды, само собой, зачисляются “на счет” Национал-большевистской партии. Запрещенной, к слову, также, как и забастовки на железнодорожном транспорте.

Кто следующий встанет “на защиту” машинистов? Пока не очень понятно. Очевидно только, что следующие непременно найдутся: всегда есть желающие заработать политический капитал на такой выгодной теме, как солидарность с требованиями машинистов РПЛЖБ. При этом можно не обращать внимания ни на справедливость, ни на уместность этих требований также, как и на социально-экономические последствия забастовок на железной дороге.

Игры “патриотов“

Транслировать слухи — дело неблагородное и неблагодарное. Однако, когда слухам находится видимое подтверждение в происходящих событиях, приходится задумываться, насколько крупной может быть доля истины в самой несуразной сплетне.

Злые языка утверждают, что некие российские олигархи на некоей лекции о перспективах российской экономики в некоем иностранном государстве поведали в приватной беседе (и уж, конечно, не для печати), что через год ныне действующий президент вернет пост предшественнику.

Трудно представить, чтобы инициатором подобного плана мог быть кто-то из руководства государства: их-то позиция предельно ясна, все точки над “i” расставлены, работа идет, как задумано. Казалось бы, ни одного варианта, при котором случилось бы то, о чем говорит озвученная выше сплетня.

…Ну, кроме разве что чрезвычайной ситуации, от которых мы так отвыкли за последние 10 лет. Ситуации организованного хаоса, когда только национальный лидер сможет навести порядок.

…Теория заговора — не наш жанр. Но все же, если представить себе, что заинтересованные в подобном развитии событий есть: как добиться хаоса, как вселить в граждан страх, возмущение и крайнюю степень недовольства? А вот как.

Можно “вбросить денег” в пожар терроризма, так что сообщения с Кавказа будут вновь напоминать сводки с фронта непрекращающейся войны.

Можно раскрутить маховик инфляции, задрав цены на продовольствие и бензин (что не так трудно, имея в руках определенные ресурсы).

Можно, наконец, объявить бессрочную забастовку “локомотивных бригад железнодорожников” (машинистов), вот так запросто устроив коллапс транспортной системы России.

Все это, вместе взятое, можно было бы назвать политической игрой, если бы вышеупомянутые события не происходили в настоящей России в реальное время и не могли привести к полномасштабному социально-политическому кризису вполне благополучно развивающейся страны. Вот только у нее, в отличие от “неизвестных заговорщиков“, совершенно иные цели и задачи. Понимают ли лидеры и активисты РПЛЖБ, пешками в какой и в чьей игре они стали и сделали поневоле почти тысячу простых машинистов? Вряд ли. Вопрос в другом: понимают ли, к чему могут привести пока “безобидные” забастовки на железной дороге, все остальные участники политических процессов в России?



Партнеры