Волчий билет для журналиста

Что делать с жалобами на прессу?

25 июня 2008 в 18:27, просмотров: 918

Жалобы на журналистов должны рассматриваться соответствующей общественной организацией, которая бы пользовалась авторитетом среди представителей СМИ. О том, как создать подобный механизм в России, вчера говорили на заседании комиссии Общественной палаты по коммуникациям, информполитике и свободе слова в СМИ.

“Государство пытается регулировать наши с вами отношения путем законодательных и иных решений”, — констатировал председатель комиссии, главный редактор “МК” Павел Гусев. Журналистское сообщество “не может доказать власти, что свои отношения мы в состоянии регулировать сами”. На Западе же для СМИ создали условия, при которых большинство конфликтов решается в рамках соответствующих организаций...  У нас в стране ситуация кардинально противоположная. В России с 2005 года работает Общественная коллегия по жалобам на прессу. В ее состав входят как журналисты, так и нежурналисты, но уважаемые и известные в обществе люди. Проблема в том — и об этом говорили как члены ОП, так и персоны, приглашенные на заседание в качестве гостей, — что СМИ в России разобщены и многие из них не признают авторитет коллегии. Михаил Федотов привел в пример ситуацию, когда в коллегию обратился с жалобой телеведущий Андрей Караулов. Он жаловался на “МК”. “Принятое по жалобе решение Караулова не устроило (оно было в пользу нашей газеты. — Н.Г.), и он сказал, что пойдет в суд”. Между тем по правилам коллегии подписывается моральное обязательство, что сторона, подавшая жалобу — вне зависимости от того, каким будет решение, — не обращается в суд. Правда, Караулов проиграл и суд…

Адвокат Павел Астахов задался вопросом: что толку от решения коллегии “некой олигархине”, которая недовольна публикацией в свой адрес и жаждет не просто наказать, а разорить издание? Ну признает коллегия, что издание виновато, а дальше-то что? Журналист Николай Сванидзе видит проблему в том, что для проштрафившихся журналистов или СМИ “нет ни статусных, ни репутационных последствий. Человек просто обтерся и пошел дальше”. Сванидзе напомнил об истории про Сергея Доренко. В свое время в Большое жюри СЖР на телеведущего пожаловались Примаков и Лужков. Жюри вынесло вердикт, что человек, использующий такие методы, не может считаться журналистом. Но всерьез навредить это решение Доренко не могло. Его даже не могли исключить из Союза журналистов. Потому что он там не состоял. “Самое главное, когда есть механизмы наказания, ответственности человека, который проиграл спор по жалобе, — заявил вице-президент Всемирной газетной ассоциации Евгений Абов. — В каких-то странах это может привести к лишению лицензии на издательскую деятельность. А у нас даже нет обязательств публиковать решения (коллегии. — Н.Г.), чтобы издательское сообщество о них хотя бы узнало”. Обозреватель “МК” Александр Минкин посчитал, что наиболее нечистоплотные журналисты должны получать самое суровое наказание: “Им должно выноситься не общественное порицание, а выдаваться волчий билет. Человек должен изгоняться (из медийного сообщества. — Н.Г.)”.

Мнений о том, как должно развиваться саморегулирование в сфере СМИ, звучало много. Но все присутствующие согласились, что авторитет Общественной коллегии по жалобам на прессу действительно надо повышать. Однако для этого необходимо, чтобы сама пресса признала авторитет коллегии. А пока что комиссия ОП предлагает внести поправки в закон “О СМИ”. Одна из них гласит, что органы саморегулирования в сфере средств массовой информации “вырабатывают правила поведения журналистов и редакторов” — и соблюдать эти правила должны все. А решения органов саморегулирования “в добровольном порядке исполняются сторонами информационных споров”.



    Партнеры