И Билан не Витя, и Чебурашка не Жасмин

— Вы только не расходитесь! Мы все к матчу закончим! — умоляли светскую публику не разбегаться по домам организаторы очередной премии за сомнительные достижения в российском шоу-бизнесе

27 июня 2008 в 17:34, просмотров: 219

— Вы только не расходитесь! Мы все к матчу закончим! — умоляли светскую публику не разбегаться по домам организаторы очередной премии за сомнительные достижения в российском шоу-бизнесе. Премия в этом году совпала с игрой Россия—Испания. Чтобы удержать гостей, им скармливали водку и пошлые шутки.

Стоит заметить, что в вечер футбольной игры в столице планировалось больше десятка светских вечеринок. Однако их организаторы просчитались — почти все они были проигнорированы азартной богемой.

Посетить премию в этом году было выгодно. Пока во всей Москве ограничили продажу алкоголя перед нервным матчем, на премии «Серебряная калоша» можно было зарядиться к первому тайму бесплатной выпивкой, которая лилась рекой: водка, виски, вино белое, вино красное, коктейли на любой вкус. Чем, собственно, и не преминула воспользоваться жадная до халявы богема.

На входе звездную толпу встречали плакатами с надписями: “Жигунову — няню новую!” или “Дайте Киркорову точку опоры, он и ее на “Евровидение” потащит!”. На крыше Театра Моссовета отплясывали полуобнаженные танцовщицы, а каждому гостю выдавались деревянные свистки.

Премией звезды воспользовались еще и для того, чтобы вывести в свет своих родственников — редких светских гостей. Так, например, бывшая пассия Ильи Лагутенко — Надя Сказка — привела лапочку-дочку. Чадо, к слову, оказалась достойно своей мамы — как две капли воды похожа на нее и внешностью, и гламурными повадками, несмотря на юный возраст. Все рвалась позировать фотографам на фоне роскошных авто.
Компанию расставшейся недавно с мужем Дмитрием Мирошниченко Алене Свиридовой составил Андрей Макаревич, чем, само собой, вызвал немалый ажиотаж. Ведь еще несколько лет назад по тусовке упорно ходили слухи об их романе. Правда, тогда они так и не подтвердились. Теперь же, когда Алена стала свободной дамой, за ее спиной вновь зашептались. Однако сами артисты уверяют, что ничего между ними нет и они просто очень хорошие друзья, именно поэтому пришли на вечеринку вместе.

Светские сплетни сплетнями, а думали все только о предстоящем матче. Когда еще на вечеринке увидишь Бориса Немцова, размахивающего огромным российским флагом, прихваченным по случаю из дома, или Екатерину Стриженову в платье с бело-сине-красной расцветкой. “Нам сказали, что все закончится до матча. Только на этих условиях мы сюда и пришли! Я и наряд специально подбирала”, — обнимая мужа, заявляла актриса. Во всей этой триколоровской толпе затерялся лишь Вилли Хаапасало с крошечным флажком родной Финляндии, который, от греха подальше, тихо сел в зале в ожидании начала церемонии.

— Давай только все по-быстрому сделаем! А то мне кажется, они сейчас просто уйдут все! — заявила со сцены ведущая премии Татьяна Лазарева Андрею Фомину. Как позже оказалось, так они и сделали — уложились точь-в-точь к десяти вечера.

Под звонкое “Где-то на белом свете” на фоне снежных сугробов и лыжников на сцену вышли ведущие и торжественно объявили открытыми Олимпийские игры по шоу-бизнесу. Парад сборных представляли команда дизайнеров и стилистов, продюсеров, олигархов, “Фабрик звезд”. Пародия на Олимпиаду в Сочи вышла смешной, жесткой и совсем не патриотичной.

Для начала на сцену вывели символ игр — Чебурашку. Мультяшный персонаж нашел себе родную душу — певицу Жасмин: “Меня ведь тоже крокодил-продюсер бьет!” А в довершение ко всему ведущие дали торжественные обещания: “Клянемся не ложить экстази на язык! Потому что правильно будет “класть”!

Проехались и по гимну грядущей Олимпиады. Фразу: “Игры, которые мы заслужили вместе с тобой!” переиначили на “Бабки, которые мы раздербаним вместе с тобой!”

Народ смеялся, но нервничал, матч был не за горами. Наконец перешли к номинациям. Они оказались забавными. Например, в “Лучшем удалении года” номинировались Рамзан Кадыров — за быстрое включение и выбывание из списков членов Союза журналистов России — и сгоревший клуб “Дягилев”, ликвидации которого “пытались помешать несколько пожарных расчетов, но, к счастью, так и не смогли”.

Приз в номинации “Рекламный звездец” (награждали за съемки в рекламных роликах) достался Анфисе Чеховой. Средство от сифилиса и гонореи, которое она рекламирует, не прошло для нее даром. Добавила масла в огонь ведущая Татьяна Лазарева. Когда пышногрудая Чехова уходила с наградой со сцены, та кинула ей вслед: “Главное, чтобы ты сейчас с лестницы соскользнула и немного попрыгала!”

В номинации “До и после мандата” (спортсмены в политике) приз достался Антону Сихарулидзе.

— Я так рада, что Олимпиада пройдет в моем родном городе Сочи! — восклицала Яна Рудковская, получая очередную статуэтку за себя и Диму Билана.

— Ой, Яна, у вас же есть там имущество? — поинтересовались ведущие.

— Есть. Надеюсь, после развода его еще больше будет!

Однако главную фразу вечера Яна произнесла чуть позже:

— Поздравьте лучше Диму! Он теперь не Виктор Николаевич, а то меня уже от этого имени тошнит (так зовут и бывшего супруга Рудковской. — Авт.). Он теперь по паспорту Дима Николаевич. Не Дмитрий! А Дима!

— С этим надо еще и поздравлять? — опешила Лазарева. — Боже, человеку ж теперь с этим именем жить...

В номинации “Майонез года” — за рекламу в кинофильме — победила вторая “Ирония судьбы”. В этой картине чего только не нашли — рекламу и майонеза, и такси, и косметики, и марки телефона. Кстати, еще были два претендента на приз — Кончаловский за фильм “Глянец” (“полуторачасовой рекламный ролик собственной жены Юлии Высоцкой”) и фильм “Тиски” (“за рекламу ягодиц Бондарчука, которые, кстати, переиграли самого хозяина и начинают сольную карьеру”).

Футбольную тему на сцене поддержал, конечно же, Михаил Боярский. Он неожиданно спел “Констанцию” на новый лад, воспевая футбольную команду России и победу Хорватии над Англией, которая, собственно, и вывела нас на чемпионат Европы: “Мы были в попе-е-е, но вдруг из попы нас кто-то вынул! Хорватия! Хорватия! Хорватия-я-я!”

Ну, собственно, напевая эту песню, бомонд и отправился домой, к экранам. Где их и ждала, как назвал проигрыш России тот же самый Боярский, “оптимистичная трагедия”.



Партнеры