Суд запретил разыскивать телефоны

Звонки с украденных мобильников объявлены “охраняемой законом тайной”

29 июня 2008 в 17:55, просмотров: 823

История, описанная в статье “Метро обвиняют в кражах мобильников” (“МК” от 21.04.08 г.), получила продолжение. Москвичка Марина Веригина, ставшая в подземке жертвой телефонного вора, решила взыскать ущерб с метрополитена. Но мировой суд района Бабушкинский его вины не признал. А милиция хочет потихоньку спустить дело Веригиной на тормозах.
Зато благодаря нашей статье у Марины появилась целая куча “сообщниц” — таких же, как она, ограбленных средь бела дня в метро. И теперь они собираются выступить против подземного воровства единым фронтом.

После нашей статьи дознаватели из 7-го о.м. УВД на Московском метрополитене сообщили Марине, что обратились ко всем операторам сотовой связи с требованием вычислить ее телефон по т.н. имей-номеру (индивидуальному для каждого аппарата, позволяющему обнаружить “трубку” независимо от того, какая в ней “симка”). Но сотовые операторы якобы потребовали от милиции разрешения суда. Кстати, требование неправомерно: по закону об оперативно-розыскной деятельности снимать информацию с технического канала связи можно безо всяких судов. Да и занимает это от силы 10 минут. Это такое же оперативно-розыскное мероприятие, как опрос свидетелей: никто же не требует решения суда, чтобы поговорить с очевидцами происшествия! При этом операторы связи обязаны были оказать следствию содействие.

Но милиция все же зачем-то обратилась в суд и получила от него… запрет искать телефон Веригиной. Основание такое: информация о входящих и исходящих соединениях по закону о связи составляет “охраняемую законом тайну”!

— Какое такое важное лицо пользуется моим телефоном, что суд запрещает его розыск? Почему сигналы отнятого у меня телефона составляют тайну? Это же не государственный телефон, а мой личный, — поражается Марина. — Может, суд знает, что его у меня похитили в рамках проведения секретной операции и теперь мой бывший телефон на службе государства выполняет особую миссию? Смех смехом, но других объяснений у меня нет.

Впрочем, потом Марине открылась полная правда: письменно милиция к сотовым операторам не обращалась, а зачем-то просила разрешений у судов да прокуратур. Хотя по закону, если бы письменный запрос был направлен и на него не поступило бы ответа, милиция имела бы все основания лишить сотовую компанию лицензии — за нарушение закона о связи.

Но, видимо, милиции совершенно не хочется браться за такие бесперспективные дела. Сотрудники в устных беседах признавались Марине, что, мол, сотовые компании — “ведомство ФСБ, с ними лучше не связываться”. И в начале июня предварительное следствие по делу приостановили. Марина написала жалобу в прокуратуру и требует вновь дать делу ход, но надежд на это немного. Вот что написал Марине по Интернету один “подземный” милиционер: “На месте милиционера мне было бы неприятно искать телефон какой-то лохушки, стоящий больше его месячной зарплаты. Милиции в метро мало, чаще всего один постовой на станцию. Сам пользуюсь телефоном за 600 руб. и не переживаю за его сохранность”.

Однако, если на каждой из 170 станций метро работает всего по одному постовому, где скрываются все остальные? На сайте метрополитена написано, что его охраняют 5 тысяч милиционеров плюс чоповцы (более 30 человек на станцию). А на безопасность подземке ежегодно только из федерального бюджета выделяется несколько миллиардов рублей.

Тем временем 4 мая мировой суд участка 332 района Бабушкинский принял решение по гражданскому иску Веригиной в пользу подземки. Он признал, что во всем виноват вор: пусть это “неустановленное лицо” за причиненный гражданке Веригиной вред и отвечает. Что касается требования Марины обязать метрополитен предупреждать граждан о повышенной криминальной опасности на его территории, тут все решилось просто. Мол, в столичном сабвее и так постоянно говорят, что это “транспортное предприятие, связанное с повышенной опасностью”. Значит, опасно там все: пользоваться мобильником, носить с собой мобильник или, например, кошелек. Как говорится, слушайте между строк. Кстати, по статистике, ежегодно в метро похищается более миллиона телефонов.

— Теперь что получается? Решение мирового судьи, разрешающее ограбления в метро, грабители смогут носить с собой в качестве индульгенции, на случай, если их поймают? Что, впрочем, вряд ли, — говорит Марина.

Веригина подала апелляцию на решение мирового судьи в Бабушкинский районный суд. По ее мнению, мировой суд ошибочно решил, что на ее взаимоотношения с метрополитеном не распространяется Закон “О защите прав потребителей”. По нему исполнитель услуги обязан полностью возместить вред, причиненный имуществу вследствие необеспечения безопасности этой услуги. Даже в том случае, если сам не виноват (об этом написано в ГК РФ).

Кроме того, Марину возмутило то, что мировой суд признал ее телефон… “багажом”. Что же это за багаж весом в 71 грамм?! “Мобильный телефон, очки, серьги, браслеты не являются даже ручной кладью — это личное имущество”, — возмущается истица.

Скоро состоится рассмотрение ее апелляции. На суд к Веригиной придут такие же пострадавшие. Они нашли друг друга после статьи “МК” через Интернет. Причем, что интересно, обокрали их всех на Калужско-Рижской линии. Эти дамы, как и Марина, собираются обратиться в суды с исками. Армия недовольных пострадавших растет.

Но Веригина почти уверена, что и районный суд в удовлетворении иска ей откажет. Не случайно заседание назначили за час до окончания рабочего дня. Тем не менее сдаваться она не собирается. Следующим шагом будет иск против милиции, которая не хочет искать сотовые телефоны…

…Недавно Марина посетила город Лондон и провела там свое журналистское расследование. Как заправский папарацци, ходила по лондонской подземке с фотоаппаратом. И нашла немало доказательств тому, как власти туманного Альбиона заботятся о безопасности пассажиров. Там в метро практически нет грабежей.

Вагоны напичканы видеокамерами. На каждом эскалаторе Веригина насчитала не менее 5 камер (а есть еще и скрытые). У каждой двери в вагоне есть кнопки “стоп”, кнопки открывания двери (чтобы догнать грабителя). Неудивительно — там ведь метрополитеном пользуются все, начиная от уборщиц и заканчивая важными госчиновниками. На метро ездил бывший мэр Лондона (нынешний добирается на работу на велосипеде). Нашим чиновникам такое и не снилось. И до разгула воровства мобильников в подземке им нет никакого дела.



Партнеры